Первое книгопечатание в мире: 7.1. НАЧАЛО КНИГОПЕЧАТАНИЯ В ЕВРОПЕ. История книги: Учебник для вузов

Содержание

7.1. НАЧАЛО КНИГОПЕЧАТАНИЯ В ЕВРОПЕ. История книги: Учебник для вузов

7.1. НАЧАЛО КНИГОПЕЧАТАНИЯ В ЕВРОПЕ

Возрождение, великие открытия, научно–техническая революция, капиталистическое промышленное развитие — эти всемирно–исторические процессы требовали разнообразнейших знаний и сведений, распространявшихся убыстряющимися темпами, все полнее и нагляднее.

Решающую роль здесь сыграло появление книгопечатания. Кроме создания материальной базы для закрепления и быстрого распространения наук, новой информации, возникающих ремесел и производств, книгопечатание способствовало развитию грамотности в целом, становлению и совершенствованию национальных и международных литератур, а это в свою очередь привело к формированию системы образования и воспитания человека.

Преимущества книгопечатания по сравнению со всеми существовавшими ранее способами передачи языковой и речевой информации заключаются, во–первых, в значительном облегчении изготовления печатной формы, которая составляется из заранее подготовленных технических элементов и деталей, во–вторых, в возможности неоднократного повторного их использования, в–третьих, в общем упрощении и облегчении всего процесса накопления и передачи информации.

Первое, что содействовало возникновению книгопечатания, была бумага, изобретенная в Китае и попавшая в Европу. В XII?XIII веках первые “бумажные мельницы” появляются в Испании. К началу европейского книгопечатания не менее двух третей рукописных книг изготовлялось уже на бумаге, которая была разного сорта, различного качества.

С появлением бумаги связано и введение такого понятия, как филигрань, то есть “водяной знак”. Это стандартное, видимое на просвет изображение, которое наносилось на лист бумаги. Первая европейская книга с филигранью появилась в 1282 г. в Болонье (Италия).

Самые ранние сведения о технических элементах книгопечатания содержит Фестский диск, найденный археологами на о. Крит (Греция). Он датируется II тысячелетием до н. э. Диск был изготовлен из глины, на нем помещены неизвестные нам знаки (литеры), оттиснутые или проштемпелеванные.

Принцип штемпелевания был известен еще в клинописных культурах Древнего Востока (Шумер, Вавилон). Для получения оттисков печати–ролики прокатывались по сырой глине, затем подвергались обжигу. Принцип печати и оттиска воплощен и в чеканке монет. Первые чеканные монеты появились в VII веке н. э. Большой опыт был накоплен при изготовлении набивных тканей, когда на деревянной доске вырезался рисунок, а с него делался красочный отпечаток.

От более поздних времен до нас доходят сведения, что в разных регионах в разных формах существовал способ книгопечатания. Китайские летописцы повествуют о некоем кузнеце по имени Би Шен (или Пи Шень), который еще в 1041–1048 гг. изготовлял литеры из глины. Он лепил глиняные брусочки, выдавливал на них палочкой иероглифы, затем для закрепления обжигал их на огне. Те же летописи свидетельствуют об изобретении Би Шеном наборной кассы, в которой хранились литеры–брусочки. С их помощью можно было получить несколько тысяч оттисков. Все логично, но книг, отпечатанных Би Шеном, до нас не дошло. Подобные сведения о начале книгопечатания есть в Тибете, Монголии, Корее, Японии. В Корее даже сохранились бронзовые литеры, изготовленные в XV столетии.

Историки, опираясь на музейные и архивные свидетельства, высказывают мнение, что первые опыты книгопечатания могли быть в Византии и Египте. Затруднение составляет отсутствие самих книг.

В Древнем Китае при сложной системе идеографического письма издавна существовал простейший способ передачи информации: иероглифические знаки высекали на каменных стелах, а затем время от времени их намазывали краской, делали оттиски и эти оттиски (императорских указов, различных сообщений, инструкций) рассылали в провинции и города. Когда с течением времени иероглифы стали вырезать на деревянных досках, оттиски стали называть ксилографией (от греч. “ксило” — дерево, “графо” — пишу). Техника ксилографии была проста: на деревянной доске вырезалось изображение (текст) в зеркальном порядке, на рельеф наносилась краска, накладывался лист бумаги, прижимался и приглаживался подушечкой, а затем помещался под пресс. Отпечатанные листки склеивались, сначала в виде ленты (свитка), позднее собирались в книжку. Листы, отпечатанные на одной стороне, называются анопистографическими, а на обеих сторонах опистографическими. Самая древняя в истории ксилографическая книга была изготовлена в Китае, хотя самые ранние опыты изготовления ксилографии известны в Японии. В 770 г. по повелению императрицы Сетоку таким способом был отпечатан миллион заклинаний, вложенных в миниатюрные пагоды.

Первая ксилографическая книга называется “Алмазная сутра”. Она была изготовлена в 868 г., а впервые обнаружена в 1900 г. в “Пещере тысячи будд” в Дунхуане (Западный Китай). Книга содержит сообщение, что вырезал ее мастер Ван Чи и напечатал “ради поминовения усопших родителей своих”.

В Европе ксилографическая книга появилась после Крестовых походов. Ее появлению и расцвету способствовала массовая потребность в бумажных деньгах печатных иконах и папских индульгенциях, а также в игральных картах.

Одним из известных ксилографических изданий в Европе была “Библия бедных”, распространенная в эпоху Средневековья. Она представляла собой широкоформатные листы с изображением библейских сцен и персонажей и пояснительными надписями. Первое время ксилографические книги были распространены широко, однако к середине XVI века они сошли с книжного рынка.

От ксилографии уже один шаг до изобретения наборного книгопечатания, идея которого, как говорится, витала в воздухе более тысячи лет. Еще в IV веке один из христианских писателей — блаженный Иероним — в сочинении “О воспитании отроковицы” советует, обучая грамоте ребенка, сделать рельефные кубики с буквами и комбинировать из них слова. Что это как не идея набора? Многие претендовали на ее авторство. Во французском городе Авиньоне в 1444–1446 гг., как уверяют исторические источники, жил некто Прокоп Вальдфогель, родом чех, владевший “искусством искусственно писать”. У него имелось 48 металлических литер и другие инструменты, но от книг его не осталось ни следа, ни названия.

Среди других претендентов на изобретение книгопечатания мы находим имя Жана Брито из Брюгге (Фландрия) и врача из Фельтре — Памфилио Кастальди. А вот о трудах придворного печатника французского короля Никола Жансона (Иенсона), печатавшего в Париже и Венеции, сообщают сразу несколько источников. Гутенберг будто бы к его изобретению прибавил лишь разнообразные литеры.

Наиболее вероятно в этом смысле имя легендарного печатника из Гарлема (Нидерланды), церковного служки, которого звали Лауренс (Лаврентий) Янсзон Костер. Секрет печатания он узнал предположительно от армян–беженцев с Востока. Затем уже к старости по совету Иеронима вырезал подвижные буквы для своих внуков и, наконец, напечатал несколько книг. Книги эти сохранились, но без какого?либо свидетельства, что их делал Костер.

В каждом из упомянутых городов Европы есть памятник первопечатнику. Но приоритет этих людей в изобретении книгопечатания не доказан. Очевидно, все они лишь современники, работавшие над великой идеей книгопечатания, которую удалось воплотить в середине XV столетия в городах Страсбурге и Майнце.

Ученые сходятся во мнении, что заслуга изобретения книгопечатания должна быть закреплена за Гутенбергом.

Человек по имени Ганс Генсфлейш, или Иоганн Гутенберг (1394/ 1399–1468), родился в последние годы XIV века в крупном немецком городе Майнце. У нас нет сведений о его обучении и образовании. Город состоял в феодальной распре со своим сюзереном, епископом Нассауским, и юный Гутенберг с родителями уехал в соседний Страсбург. Там он занимался ремеслами: изготовлением ювелирных украшений и выделкой зеркал. К 1440 г. относятся его первые типографские опыты. По–видимому, это были: грамматика латинского языка Элия Доната, астрологический календарь, папские индульгенции. Вскоре, однако, он вернулся в родной Майнц и там принялся за подготовку к печати полной Библии на латинском языке.

В 1453–1454 гг., как считают, Гутенберг напечатал свою первую Библию, называемую 42–строчной, потому что в ней на каждой странице набрано и отпечатано 42 строки текста в два столбца. Всего она насчитывает 1282 страницы. Элементы убранства книги выполнялись от руки. Часть тиража отпечатана на бумаге, часть на пергамене. На заведение типографии Гутенберг взял ссуду у ростовщика И. Фуста, который, не дожидаясь окончания работы, подал на него в суд за неуплату денег и отсудил все имущество, в том числе готовый тираж Библии. В этот момент Гутенберг пользовался поддержкой епископа Нассауского, который, одержав победу в феодальной войне, оценил заслуги мастера и дал ему придворный чин и пенсию. Однако дни усталого и больного печатника были сочтены, и 3 февраля 1468 г. Гутенберга не стало.

Ученики и подмастерья Гутенберга разнесли весть о великом изобретении по Германии, а затем и по всей Европе. Что же изобрел Иоганн Гутенберг? Идея набора букв (литер), как мы знаем, была известна уже у античных писателей. Пресс издревле применялся в виноделии и в производстве набивной ткани. Употреблялся он и в изготовлении ксилографии. Технология изготовления матриц и отливки шрифта Гутенбергом весьма напоминает технику зеркального производства той поры. Гутенберг соединил существовавшие до него изобретения, воплотив на практике великую идею печатания книг, и явил миру первые, причем сразу же совершенные образцы изданий.

Он создал первое типографское оборудование, изобрел новый способ изготовления шрифта и сделал словолитную форму. Из твердого металла делались штампы (пунсоны), вырезанные в зеркальном изображении. Затем они вдавливались в мягкую и податливую медную пластину: получалась матрица, которая заливалась сплавом металлов. В состав сплава, разработанного Гутенбергом, входили олово, свинец, сурьма. Сущность этого способа изготовления букв состояла в том, что их можно было отливать в каком угодно количестве. В производстве книги это имеет существенное значение, если учесть, что для одной средней книжной страницы требуется примерно двести букв. Для оборудования типографии требовался уже не просто пресс, а печатный станок и наборная касса (наклонный деревянный ящик с ячейками). В них помещались литеры букв и знаков препинания. Об изобретении Гутенберга метко сказал Г. Х. Лихтенберг: “Более, чем золото, изменил мир свинец, и более тот, что в типографских литерах, нежели тот, что в пулях”.

Где и когда была напечатана первая книга

В 1445 году произошло событие, навсегда изменившее весь мир. Именно тогда Иоганн Гуттенберг создал печатный станок. И тогда же появилась первая типография. Но книга (и даже печатная) появилась намного раньше Гуттенберга и его станка. Просто технологию массового книгопечатания не удалось наладить вплоть до XV века.

На сегодняшний день древнейшим печатным произведением признана сутра — Дхарани. Для его изготовления были использованы клише, вырезанные из дерева. Исследователи нашли этот свиток 14 октября 1966 года. Позже было установлено, что сутра была напечатано до 704 н. э.

В 1973 году специалисты провели исследование 28-страничного печатного манускрипта эпохи Тан. Он датирован примерно 1160 годом н. э. Для этого сборника поэм использовалось металлическое клише. Сейчас книга хранится в Йонсейском университете, что в Южной Корее.

Медицинская литература тоже имеет своего древнейшего представителя. Это глиняная табличка с клинописью, датированная примерно 2100 г до н. э. Табличка с шумерским текстом была обнаружена в Ниппуре. Сейчас это территория Ирака.

Когда ученые расшифровали текст, он оказался рецептами пластырей и мазей. Для их изготовления использовали порошок из панциря черепахи, горчицы, соли и разных растений, пива. Сейчас табличка входит в экспозицию Университетского музея Филадельфии, США.

Еще одна интересная находка — бумага, которая была изготовлена в период с 71 года до н. э. до 21 года н. э. Это значит, что бумага была изобретена как минимум столетием ранее, чем предполагалось до сих пор.

А в области книгопечатания право первопроходца бесспорно принадлежит Иоганну Гуттенбергу. Первой книгой, созданной на его станке, стала Библия Гуттенберга. Эта книга с 42 строчками появилась в немецком городе Майнце и вошла в историю навсегда.

В 1967 году была опубликована статья, в которой описывалось еще одно средневековое печатное издание — латинская грамматика Donatus. Она датирована 1450 годом.

14 августа 1457 года был издан Псалтырь — первая книга с точно установленной датой выхода в свет. Ее создали Петер Шеффер (помощник Гуттенберга) и Иоганн Фруст.

В 1473-1474 году появилась книга «История Трои» Вильяма Кэкстона.

В России первым образцом книгопечатания стал «Апостол». Работа над ней была начата 19 апреля 1563 года. А вышел в свет труд Ивана Федорова и П. Т. Мстиславцева 1 марта 1564 года. Для «Апостола» Иван Федоров создал особый шрифт, в основу которого лег московский полуустав XVI века. Клише вырезали на деревянных досках. До наших дней сохранилось примерно 30 таких книг.

Если у вас есть сборник сказок или сборник стихов, которые вы никак не решитесь издать, сделайте это вместе с нами — мы напечатаем книги от 10 шт. Станьте первым из своей династии, кто напечатал свою книгу в типографии!


Интересное по теме:

Галактика Гутенберга. Часть VII — Гуманитарный портал

Изобретение книгопечатания укрепило и расширило новую визуальность прикладного знания, создав первый однотипный и воспроизводимый товар, первый конвейер и первую отрасль массового производства

Изобретение книгопечатания представляет собой пример применения традиционного ремесленного знания к специфически визуальной проблеме. Аббат Пэйсон Ашер посвятил десятую главу своей «Истории механических изобретений» именно изобретению печатания. Там он пишет (p. 238), что книгопечатание в большей степени, чем любое другое достижение, «является водоразделом между средневековой и современной технологией… Мы видим здесь тот же переход к полю воображения, который ясно обнаруживает себя во всём творчестве Леонардо да Винчи». С этого момента «воображение» всё более и более оказывается связанным со способностью визуализации.

Механизация искусства письма была, по-видимому, первым случаем сведения ручного труда к механическим операциям. Иными словами, это был первый случай перевода движения в ряд статических положений, так сказать, моментальных снимков или кадров. Книгопечатание в этом смысле имеет много общего с кино. При чтении печатного текста читателю как бы отводится роль кинопроектора. Он движется по ряду напечатанных букв со скоростью, позволяющей ему воспринимать движение авторской мысли. Таким образом, читатель печатного текста находится в совершенно ином положении по отношению к писателю, чем читатель рукописи. Печатный текст постепенно сделал чтение вслух бессмысленным и ускорил акт чтения до такой степени, что читатель мог, так сказать, чувствовать «руку» автора. Далее мы увидим, что печатный текст был не только первой массово производимой вещью, но и первым однотипным и воспроизводимым «товаром». Конвейер движущихся литер сделал возможным унифицированный и воспроизводимый (как в научном эксперименте) продукт, о чём в связи с рукописью нельзя было и помыслить. Ещё китайские печатники в восьмом столетии считали воспроизводимый характер оттиска «магическим» и использовали его как форму, альтернативную молитвенному колесу.

Уильям Айвинз проделал тщательнейший анализ эстетического воздействия эстампов и книгопечатания на человеческое восприятие. В книге «Эстампы и визуальная коммуникация» (p. 55, 56) он пишет:

Каждое написанное или напечатанное слово — это ряд конвенциональных инструкций для произведения в специальном линейном порядке мышечных движений, в результате чего при правильном выполнении мы получаем последовательность звуков. Характер этих звуков, как и формы букв, определяются произвольными рецептами, которые указывают по договорённости довольно свободно дефинированные классы мышечных движений. Таким образом, любой напечатанный набор слов может в действительности произноситься бесконечным числом способов. Достаточно вспомнить о диалектах — кокни, нижний истсайдский, северный, георгианский, — не говоря уже о чисто индивидуальных особенностях. Это означает, что каждый слышимый нами произносимый кем-то звук является всего лишь представителем большого класса звуков, которые мы договорились считать символически тождественными, пренебрегая имеющимися между ними различиями.

Здесь Айвинз не только отмечает укоренение линейных, последовательных навыков, но и — что ещё более важно — указывает на визуальную гомогенизацию опыта в печатной культуре и уход в тень слухового и других чувственных комплексов. Сведение опыта к единственному чувству — визуальности — в результате появления книгопечатания наводит его на мысль, что «от того, насколько точно мы можем свести факты, на которых строим наши рассуждения, к кругу данных, получаемых через один и тот же чувственный канал, зависит правильность наших рассуждений» (p. 54). Однако такой тип редукции, или сведения всего опыта к масштабу одного-единственного чувства, есть следствие воздействия книгопечатания на искусство, науку, а также на чувственность человека в целом. Таким образом, навык фиксированного положения, или «точки зрения», столь естественный для читателя печатного текста, есть не что иное, как продолжение авангардного перспективизма пятнадцатого столетия:

Перспектива быстро стала существенной частью техники изображений, создаваемых в целях обучения, а затем и для других целей. Введение перспективы было тесно связано с чисто западноевропейским стремлением к правдоподобию, которое является, по-видимому, характернейшей чертой европейского изобразительного искусства последующих веков. Третьим событием в этом ряду было провозглашение Николаем Кузанским в 1440 году первого радикального учения об относительности знания и континуальности, единстве противоположностей через переход и средние термины. Это было решительным вызовом дефинициям и идеям, тормозившим мышление со времени древних греков.

Эти явления: точно воспроизводимое изобразительное сообщение, логическая грамматика репрезентации пространственных отношений в изобразительных сообщениях и понятия относительности и континуальности — никогда всерьёз не рассматривались в сочетании друг с другом. Однако именно благодаря им совершилась революция как в дескриптивных науках, так и в математике, на которой основывается физика. Наконец, они имеют наиболее важное значение для современной технологии. Об их воздействии на искусство уже говорилось. Таким образом, эти явления были абсолютно новыми, поскольку классическая практика и классическое мышление ничего подобного не знали. (p. 23, 24)

Фиксированная точка зрения, ставшая возможной только с появлением печати, кладёт конец образу как пластическому организму

Айвинз совершенно прав, когда указывает здесь на взаимодействие множества факторов. Однако социальные последствия внедрения печатной технологии удерживают нас от того, чтобы говорить о взаимодействии и, так сказать, «формальной» каузальности применительно к нашей как внутренней, так и внешней жизни. Печать сама возможна в силу статического разделения функций и в свою очередь формирует ментальность, которая постепенно отказывается видеть действительность, кроме как через призму специализации. Как пишет Дьердь Кепеш в книге «Язык видения» (p. 200):

Литературное подражание природе, привязанное к фиксированной точке наблюдения, убило образ как пластический организм… Нерепрезентативное искусство прояснило структурные законы пластического образа. Оно восстановило образ в его первоначальной роли как динамический опыт, основанный на свойствах чувств и их пластической организации. Но оно оставило за бортом смысловые моменты визуальных отношений.

Иными словами, в конце пятнадцатого века роль главной организующей силы художественного мышления стала переходить к эксплицитному визуальному связыванию компонентов как вербального, так и невербального произведения. Кепеш приурочивает это эксплицитное визуальное связывание к «литературе» и усматривает в нём непосредственное проявление распада взаимодействия различных свойств всех чувств. Он добавляет (p. 200):

Образ стал «очищенным». Однако это очищение как бы забыло о том, что искажение и дезинтеграция образа как пластического опыта были обусловлены не репрезентацией смысловых моментов как таковых, а скорее доминирующим понятием репрезентации, понятием статическим, ограниченным и, следовательно, противоречащим динамической пластической природе визуального опыта. Структура значения базировалась на том же представлении, которое породило фиксированную точку зрения в пространственной репрезентации, линейной перспективе и изображении штриховкой.

Непроизвольный и подсознательный характер этой частной, или «фиксированной, точки зрения» зависит от изоляции визуального фактора в опыте. 124 Именно эта «фиксированная точка зрения» лежала в основе триумфального, но в чём-то разрушительного шествия Гутенберговой эпохи. Ценность замечаний Кепеша, приведённых в «Языке видения», заключается в том, что они помогают нам рассеять широко распространённые недоразумения, связанные с плоской, двухмерной, мозаической формой в искусстве и опыте. В действительности двухмерность является противоположностью инертности, как указывал Джордж фон Бекеши в своём исследовании о слухе. Дело в том, что двухмерность порождает динамическую симультанность восприятия, тогда как трёхмерность — инертную и однородную среду. Кепеш поясняет (p. 96):

Художники раннего Средневековья часто по многу раз повторяли главный образ на одной и той же картине. Это делалось с целью представить все возможные отношения, в которые он был включён, а это можно было сделать только посредством одновременного изображения различных действий. Именно эта связность значения, а не механическая логика геометрической оптики и составляет наиболее важную задачу репрезентации.

Мы подходим к величайшему парадоксу Гутенберговой эпохи, который состоит в том, что её кажущийся активизм является в прямом смысле слова кинематографическим. В его основе — последовательный ряд статических снимков, или «фиксированных точек зрения», сделанных в однородной среде. Гомогенизация людей и материалов составит суть программы Гутенберговой эпохи, а также источник благосостояния и силы, неведомой никакой другой эпохе и технологии.

Естественная магия камеры-обскуры предвосхитила Голливуд в превращении зрелища окружающего мира в потребительский товар, упакованный в рамку

Обратимся к такому знаменитому изобретению и виду развлечения эпохи Возрождения, как camera obscura, которое имеет прямое отношение к визуальной переориентации опыта. Эрик Барнув в книге «Массовая коммуникация» (p. 13, 14) даёт замечательное краткое описание этого, так сказать, аттракциона:

В те дни, когда Германия дивилась Библии, отпечатанной Иоганном Гутенбергом, другое изобретение приковало к себе всеобщий интерес в Италии. Оно казалось игрушкой, которая поначалу не имела никакого видимого отношения к распространению информации. Это приспособление было описано в неопубликованных заметках Леонардо да Винчи. Если в солнечный день затемнить комнату, оставив лишь крошечное отверстие с одной стороны, то на противоположной стене или другой поверхности появятся образы внешнего мира: дерево, человек, проезжающая карета.

Принцип действия был подробно описан в книге Джованни Батиста делла Порта «Естественная магия», опубликованной в 1558 году. А ещё через несколько лет обнаружилось, что линза, вставленная в отверстие, делает образ более отчётливым.

Группа людей в затемнённой комнате, наблюдающая за образами на стене, отбрасываемыми благодаря прорезывающему тьму лучику света, была, вероятно, похожа на группу кинозрителей. Правда, существовало одно отличие — образы были перевёрнуты вверх ногами. Вскоре вместо комнаты стали использовать ящик со вставленной с одной стороны линзой, а с помощью зеркал образ отбрасывался на стеклянный экран, вследствие чего изображение снова переворачивалось с головы на ноги.

Этот ящик, который по-прежнему ассоциировался с комнатой, получил название «темная комната», или «саmera obscura». Эту камеру можно было направить на пейзаж, улицу, сад. В этом случае люди, наблюдающие за движущимися в ящике образами, весьма напоминают телезрителей. Приспособление стали использовать разного рода маги для мистификаций, а также для того, чтобы просто вызвать изумление. Оно стало развлечением для состоятельных людей по всей Европе.

К началу семнадцатого века художники во многих странах использовали камеру-обскуру для решения проблем с перспективой. Некоторые даже полагали, что гораздо легче скопировать готовый двухмерный образ камеры-обскуры, чем возиться с трехмерной реальностью. Следующий шаг напрашивался сам собой. Можно ли сохранить образ, чтобы сэкономить, таким образом, даже на работе художника? Эта идея витала в воздухе на протяжении двух столетий, дожидаясь прогресса в химической науке и… спроса.

Томас Мор предлагает проект моста через бурную реку схоластической философии

Поскольку мы дошли до границы между рукописным миром и миром книгопечатания, уместным будет сравнить ряд наиболее важных черт этих двух культур. Наблюдения за эпохой рукописного письма помогут нам глубже разобраться в эпохе Гутенберга. Для начала обратимся к известному месту из книги Томаса Мора «Утопия»:

Он сказал: «Это то самое, что я говорил: у государей нет места для философии». — «Конечно, — говорю я, — это правильно; не для той схоластической философии, которая полагает, что всё, что угодно, подходит, где угодно. Но есть и другая философия, более пригодная для гражданина; она знает своё поприще и, приноравливаясь к нему, искусно и пристойно ведёт свои роли в той пьесе, которая у неё в руках. 125

Мор, который писал эти слова в 1516 году, хорошо понимал, что средневековый схоластический диалог, носивший устный и разговорный характер, был совершенно непригоден для решения новых проблем крупных централизованных государств. На смену ему должен прийти новый способ обработки информации — «искусный и пристойный». Ибо схоластическому методу была присуща симультанность и мозаичность, он был нацелен одновременно на множество аспектов и уровней значения. В новую эпоху линейности он стал бесполезным. Недавно вышедшая книга отца Онга «Рамус: метод и упадок диалога» всецело посвящена довольно тёмной проблеме, получившей теперь блестящее разъяснение. Его исследование трансформации поздней схоластики в визуальный «метод» в дальнейшем окажет нам немалую помощь в понимании конфигурации событий галактики Гутенберга. Во второй книге «Утопии» Мор также демонстрирует ясное понимание процесса гомогенизации, переживаемого поздней схоластикой в его время. Он с удовлетворением отмечает старомодность утопийцев: «Впрочем, насколько они во всем почти равны жившим в старину, настолько далеко они не могут сравниться с изобретениями новых диалектиков. Ибо они не изобрели ни одного-единственного, проницательнейшим образом продуманного правила об ограничениях, расширениях и подстановках, которые повсюду здесь учат дети в Малой логике». 126

Укажем ещё на два обширных исследования, посвящённых переходу от рукописной культуры к печатной: «Появление книги» Февра и Мартена и «Книга пятнадцатого века» Курта Булера. Эти три исследования (вместе с «Раму-сом» Онга) позволяют совершенно по-новому осмыслить события, сформировавшие галактику Гутенберга. Как нетрудно догадаться, потребовалось немалое время для того, чтобы печатная книга стала восприниматься как нечто большее, чем просто машинописный текст, то есть более удобный и доступный вид рукописи. Такого рода переходное сознание запечатлелось в таких словах и фразах нашего времени, как «horseless carriage» («безлошадная карета»), «wireless» (радио; досл.: «беспроволочная (связь)»), «moving-pictures» (кино; досл.: «движущиеся картинки»). Слова «телеграф» и «телевидение», похоже, возникли иным способом, чем слова, связанные с такими механическими формами, как книгопечатание (типография) и кино (движущиеся картинки). Однако человеку шестнадцатого века было так же нелегко объяснить смысл гутенберговского изобретения, как в наше время — принципиальное различие между телевидением и кинофильмом. Сегодня принято считать, что мозаический телеобраз имеет много общего с изобразительным пространством фотографии. В действительности же между ними нет ничего общего. Как ничего общего не было между печатной книгой и рукописью. Тем не менее и производитель, и потребитель печатного текста рассматривали его как прямое продолжение рукописного. Подобным же образом в девятнадцатом столетии появление телеграфа полностью революционизировало газету. Механическая печатная страница скрестилась с новой органической формой, которая изменила макет, а заодно политику и общество.

Сегодня с приходом автоматики, то есть применением электромагнитной формы в организации производства, мы продолжаем относиться к новому органическому производству так, словно имеем дело с тем же механическим массовым производством. В 1500 году ещё никто не знал, как изучать рынок и распространять массово производимую книгу. Её продвижение на рынок осуществлялось по старым каналам распространения манускриптов. А всякий манускрипт как ручное изделие продавался так же, как в наше время продают произведения «старых мастеров». И ными словами, рынок манускриптов — это в основном рынок second-hand.

Рукописная культура не знала авторов и публики в том смысле, в каком они были созданы печатной культурой

Мы уже говорили, когда обращались к исследованию Хайнала, о процессе создания книги в рукописной культуре, однако вопрос об авторах и читателях книг мы не затрагивали. Необходимо хотя бы коротко его рассмотреть, поскольку именно категория авторства претерпела существенные изменения. И здесь нам не обойтись без ссылки на работу И. П. Гольдшмидта «Средневековые тексты и их первое появление в печати». Исследование привычек и процедур, связанных с авторством в условиях рукописной культуры, приводит его к следующим выводам (p. 116):

Я пытался показать, что Средние века по различным причинам и обстоятельствам не имели понятия авторства в том смысле, в котором оно существует сегодня. Тот престиж и блеск славы, которыми обладает это понятие в нашем употреблении и которые заставляют нас смотреть на опубликовавшего книгу автора как на человека, сделавшего шаг к величию, суть довольно недавние приобретения. Не вызывает сомнения то, что средневековых книжников не волновал вопрос о точном установлении авторов книг, которыми они пользовались. С другой стороны, и сами писатели без всякого педантизма относились к вопросу о заимствованиях и, цитируя, далеко не всегда указывали, что они «цитируют», умалчивая об источнике. Они проявляли нерешительность даже в том, чтобы недвусмысленно подписаться под тем, что однозначно принадлежало им.

Изобретение книгопечатания положило конец техническим обстоятельствам, порождавшим анонимность, между тем Ренессансное движение сформировало новые представления о литературной славе и интеллектуальной собственности.

Книгопечатание дало толчок развитию индивидуализма и стремления к самовыражению в обществе. Оно способствовало формированию привычек к частной собственности, уединению и другим формам индивидуальной «замкнутости». Наконец, совершенно очевидно то, что печатная публикация стала средством завоевания славы и увековечения памяти о себе. Ведь до современного кино ни один другой способ распространения образа частного индивида не мог сравниться с печатным изданием. Рукописная культура в этом отношении не могла предложить ничего существенного. Ренессансная мегаломания от Аретино до Тамерлана в значительной степени есть дитя книгопечатания, которое создало физические средства расширения сферы существования частного автора в пространстве и времени. Напротив, для исследователя рукописной культуры, как пишет Гольдшмидт (p. 88): «Совершенно очевидно одно: приблизительно до 1500 года люди не придавали такого значения точному определению авторства книги, которую они читали или цитировали, какое придаём ему мы. Мы находим очень мало мест, где они вообще говорят об этом».

Как ни странно, но именно потребительски ориентированной культуре свойствен интерес к вопросу об авторстве и аутентичности. Рукописная культура как культура «сделай сам» была ориентирована на производителя и потому проявляла заботу скорее о применении произведённого, чем о его источнике.

Практика размножения литературных текстов, сформированная книгопечатанием, произвела столь глубокие изменения в нашем отношении к книге и в нашей оценке различных видов литературной деятельности, что требуется определённое усилие исторического воображения, чтобы отчётливо представить себе те условия, в которых создавались, приобретались и распространялись книги в Средние века. Я должен попросить читателя запастись терпением и внимательно проследить за ходом предлагаемых мной рассуждений, хотя, на первый взгляд, они могут показаться очевидными и само собой разумеющимися. Вряд ли можно отрицать, что при обсуждении проблем средневековой литературы упомянутые материальные условия слишком часто упускались из виду, поскольку инерция мышления побуждает нас применять к средневековым писателям те же критерии ценности и поведения, которые сформировались в культурном сознании в совершенно иных современных условиях. (p. 89)

В Средние века не только не знали понятия частного авторства, свойственного более поздней эпохе книгопечатания, но и не существовало читающей публики в нашем понимании. Этот вопрос часто смешивают с вопросом о «распространении грамотности». Но даже если бы грамотность была всеобщей, в условиях рукописной культуры автор всё равно не имел бы публики. Подобным образом передовой учёный в наши дни также лишён публики. У него есть несколько друзей и коллег, с которыми он обсуждает свою работу. Следует постоянно помнить о том важном моменте, что рукописная книга медленно читалась и медленно обращалась среди читателей. Гольдшмидт предлагает читателю (p. 90)

постараться представить себе средневекового автора за работой. Замыслив создание книги, он прежде всего собирает материал и накапливает заметки. Он ищет книги по родственным предметам, сначала в библиотеке своего монастыря. Если он находит нечто, что может ему пригодиться, он выписывает нужные главы на листах тонкого пергамента, которые затем будут храниться в его келье, дожидаясь своего часа. Если в процессе чтения он находит ссылку на книгу, отсутствующую в его библиотеке, он старается узнать, где он может её достать, что было весьма нелегким делом в те дни. Он списывается с друзьями из других аббатств, известных своими богатыми библиотеками, пытаясь узнать о наличии копий, а затем длительное время ждёт ответа. Значительная часть обширной корреспонденции средневековых учёных состоит из такого рода запросов о местонахождении книг, о копиях книг, которые, по слухам, находятся в месте проживания адресата, о возможности одолжить книги в целях снятия копии…

Труд автора до изобретения книгопечатания в значительной степени напоминает построение мозаики:

В наши дни, когда автор умирает, в его книжном шкафу мы находим его собственные напечатанные произведения, которые он сам считал законченными. Они приобрели ту форму, в которой он намеревался передать их потомкам. Совсем иначе мы смотрим на его рукописи, лежащие в ящиках стола. Нам ясно, что он не считал их законченными и получившими окончательную форму. Однако до изобретения книгопечатания это различие вовсе не было столь явным. И было совсем нелегким делом определить, был ли тот или иной отрывок, написанный рукой автора, его собственным сочинением или копией, сделанной с чужого произведения. Здесь следует искать корень анонимности и неоднозначного авторства множества средневековых текстов. (p. 92)

Коллективным мероприятием был не только, так сказать, монтаж частей книги. Библиотекари и пользователи книг также немало поучаствовали в их составлении, поскольку малые сочинения, занимавшие несколько страниц, могли сохраняться, только будучи вплетёнными в увесистые тома смешанного содержания. «Эти тома, включавшие в себя множество сочинений и, по-видимому, составлявшие большинство книг в библиотеке, создавались не авторами и даже не переписчиками, а библиотекарями или переплетчиками (что часто было одним и тем же)» (p. 94).

Далее Гольдшмидт указывает (p. 96, 97) на ряд других обстоятельств допечатного производства и потребления книг, в силу которых момент авторства оставался на заднем плане:

Том, содержащий двадцать различных сочинений десяти различных авторов, следовало внести в список под одним именем. Проблема, «что делать с девятью другими именами», целиком оставалась на совести библиотекаря. И если первым шёл трактат Августина, то под именем Августина шёл и весь том. Когда читателю нужно было посмотреть этот том, он спрашивал Августина, хотя интересующий его трактат — скажем, какого-нибудь Гуго Сен-Викторского — был пятым по счёту. Если же читатель обращался к знакомому в другом аббатстве с просьбой скопировать нечто, отмеченное им в прошлый визит, то он писал: «Пожалуйста, сделай копию стр. 50–70 в твоём Августине». И это вовсе не означало, что пишущий не знал, что имя автора трактата было не Августин. Но думал он так или нет, он испрашивал нужную книгу «ex Augustino». В другой библиотеке этот же текст, скажем «De duodecim abusivis», стоял третьим в томе, начинавшемся, скажем, Св. Киприаном. Тогда тот же трактат указывался как «ex Cypriano». Это лишь один из наиболее важных источников «авторских» атрибуций, в силу которого один и тот же текст указывался под различными именами.

Упомянем и другое часто забываемое обстоятельство, во многом способствовавшее путанице. Для средневекового учёного вопрос: кто написал эту книгу? — далеко не обязательно и не в первую очередь подразумевал: кто сочинил эту книгу? Он мог относиться к переписчику, а не к автору. Пожалуй, такое встречалось даже чаще, поскольку в любом аббатстве характерный почерк брата, написавшего множество изящных книг, сохранялся в памяти целых поколений.

Средневековая книготорговля была букинистической торговлей и точным подобием сегодняшней торговли произведениями «старых мастеров»

Начиная с двенадцатого века с развитием университетов в процесс создания книг включились студенты и их преподаватели. По окончании студентами учёбы эти книги вновь поступали в монастырские библиотеки: «Вполне естественно, что именно те стандартные общепринятые учебники, которые постоянно находились в пользовании университетов, и попали в печать на ранних этапах развития книгопечатания, поскольку многие из них продолжали пользоваться спросом и в пятнадцатом веке. Эти официальные университетские тексты не ставят перед нами никаких проблем в отношении своего происхождения…» (p. 102). Далее Гольдшмидт добавляет: «Вскоре после 1300 года более дешёвая бумага начала вытеснять дорогой пергамент, и накопление книг стало вопросом не богатства, а промышленного развития». Тем не менее, поскольку студенты продолжали записывать лекции, а «лектор продолжал диктовать книгу, с помощью которой он обучал свою аудиторию», сохранилось большое количество таких reportata, 127 которые ставят довольно сложную проблему перед редакторами.

Описанные Гольдшмидтом обстоятельства помогают уяснить масштаб Гутенберговой революции, сделавшей возможным производство унифицированных и воспроизводимых текстов:

Разумеется, для многих средневековых писателей переход от роли «писца» к роли «автора» прошёл незаметно. Какой размер собственного вклада в «согласование» собранной информации позволял человеку провозгласить себя «автором» нового звена в цепи передаваемого знания? Мы впадаем в анахронизм, если думаем, что средневековый студент смотрел на содержание читаемой им книги как на выражение личности и мнения другого человека. Для него это была толика того огромного и цельного корпуса знания, scientia de omni scibili128 которое некогда было достоянием древних мудрецов. Что бы он с благоговением ни вычитывал в старой книге, он воспринимал это не как чье-то личное утверждение, а как частичку знания, полученного некогда одним человеком от другого, и эта цепь уходила в глубокую древность. (p. 113)

Не только те, кто пользовался манускриптами, пишет Гольдшмидт, относились с совершенным безразличием к хронологии авторства и к «точному определению личности автора читаемой ими книги, но равным образом и автор, записывая определённую информацию, вовсе не намеревался вызвать у будущих читателей интерес к своей персоне» (p. 114). Точно так же мы совершенно не интересуемся автором таблицы умножения или частной жизнью учёных. Подобным же образом обстояло дело, когда студент пытался «подражать» древним писателям.

Пожалуй, уже достаточно было сказано о природе рукописной культуры, для того чтобы осветить разительность перемен в отношениях «автор— автор» и «автор— читатель» после изобретения Гутенберга. Когда высокая критика 129 конца девятнадцатого века пускалась в объяснения рукописной культуры читателям Библии, то представляла дело так, словно Библия носила завершённый характер. Но здесь сказывалась иллюзия, связанная с практикой печатных изданий Библии. В догутенберговские времена «издания» Священного писания отнюдь не имели такого унифицированного и гомогенного характера. Ибо книгопечатание привносит в организацию человеческой чувственности прежде всего представление о гомогенности, которое начиная с шестнадцатого века проникает в искусство, науку, промышленность и политику.

Впрочем, из этого вовсе не следует делать вывод о «вредном» влиянии печатной культуры. Вспомним о том, что гомогенность несовместима с электронной культурой. Наше время — это ранняя стадия эпохи, для которой печатная культура становится такой же чуждой по своему смыслу, какой рукописная культура была чужда восемнадцатому столетию. Как писал в 1911 году скульптор Боччони: «Мы — первобытные люди новой культуры». Я далёк от того, чтобы пытаться принизить значение гутенберговской механической культуры, но мне кажется, что нам предстоит немало потрудиться для того, чтобы сохранить завоеванные ей ценности. Ибо, как утверждал Тейяр де Шарден, век электроники — век не механический, а органический, и потому он без особой симпатии относится к ценностям эпохи книгопечатания, «этого механического способа письма» (ars artificialiter scribendi), как его называли вначале.

Лишь более чем через два столетия после изобретения книгопечатания авторы прозаических сочинений научились выдерживать единый тон или единую позицию на протяжении всего текста

После того как унифицированное пространство гутенберговской культуры прочно утвердилось, сформировавшиеся в нём категории автора и читателя стали некритически переносить и на допечатную литературу. Задача науки во многом и заключается в том, чтобы избавляться от подобных ложных допущений. Так, издания Шекспира девятнадцатого века представляют собой своего рода памятник такому некритическому подходу. Их редакторам было невдомёк, что в 1623 году 130 (и ранее) пунктуация предназначалась для уха, а не для глаза.

Как мы увидим далее, до Джозефа Аддисона автор не испытывал потребности в том, чтобы выдерживать единую установку по отношению к своему предмету или единый тон по отношению к читателю. Иными словами, на протяжении ещё ряда столетий после изобретения книгопечатания проза оставалась скорее устной, чем визуальной. Для неё была естественна Гетерогенность тона и установки: автор вполне мог сменить и то, и другое на полуслове в любом месте. Так же обстояло дело и в поэзии. 131 Не столь давно учёные с недоумением и беспокойством обнаружили, что Чосер далеко не последователен в употреблении личного местоимения, у него отсутствует единство того, что принято называть «поэтическим я» повествователя, или persona132 Дело в том, что «я» в средневековом повествовании служило не столько единству точки зрения, сколько непосредственности воздействия. Так же грамматические времена и синтаксис употреблялись средневековыми писателями не для согласования событий во времени и пространстве, а скорее для целей выразительности. 133

Е. Т. Дональдсон в статье «Чосер-пилигрим» 134 пишет о Чосере-пилигриме, Чосере-поэте и Чосере-человеке: «Факт наличия трёх отдельных ипостасей вовсе не исключает возможности или даже необходимости того, что они тесно связаны друг с другом и довольно часто сходятся в одном теле. Тем не менее мы должны отличать их друг от друга, несмотря на трудность этой задачи».

Дело в том, что на заре эпохи книгопечатания автор или литератор просто не имел перед собой никакого образца. Аретино, Эразм, Мор, как и несколько позже Нэш, Шекспир и Свифт, вынуждены были надевать на себя более или менее явно единственную имевшуюся маску предсказателя, а именно маску средневекового шута. Суть «загадочности», приписываемой Эразму или Макиавелли, связана именно с поиском «точки зрения». Сонет Арнольда, посвящённый Шекспиру, — уместный пример того, как человек письменной культуры попадает в тупик, сталкиваясь с человеком культуры устной.

После появления книгопечатания понадобилось немало времени, прежде чем авторы и читатели открыли «точку зрения». Как было показано выше, первым ввёл визуальную перспективу в поэзию Милтон, но его произведению пришлось ждать признания до восемнадцатого века. Ибо мир визуальной перспективы — это мир единого и однородного пространства. Такой мир чужд резонирующему многообразию звучащих слов. Поэтому искусство слова последним приняло визуальную логику Гутенберговой технологии, и оно же первым перестроилось в век электричества.

Визуальная переориентация позднего Средневековья отрицательно сказалась на литургическом благочестии, тогда как развитие электроники в наши дни оказало на неё стимулирующее влияние

С недавнего времени христианская литургия стала объектом пристального исследования учёных. В статье «Литургия и духовный персонализм» (Worship, October, 1960, р. 494) Томас Мертон пишет:

Литургия в первоначальном и классическом смысле слова есть не что иное, как политическая деятельность. Leitourgeia буквально означала «труд для общества», вклад свободного гражданина в общее дело полиса. Как таковая она отличалась от экономической деятельности или частной заботы о средствах к существованию и управлении хозяйством… Частная жизнь была уделом тех, кто не являлся «свободным человеком» в полном смысле этого слова, — то есть женщин, детей, рабов — и чьё появление в обществе не имело никакого значения, поскольку они не могли участвовать в жизни города.

Автор книги «Литургическое благочестие» Луис Буйе говорит об упадке литургии в период позднего Средневековья и о постепенной визуальной переориентации коллективной молитвы и поклонения, что, безусловно, находится в прямой связи с Гутенберговой технологией. На странице 16 читаем:

Мысли отца Хервегена по этому поводу поначалу привели в негодование большую часть его читателей. Но теперь следует признать, что современные исследования всё больше подтверждают его выводы в той степени, в какой он, по-видимому, и сам не мог на это рассчитывать. В наиболее значительном исследовании нашего времени, посвящённом истории римской мессы, книге Юнгмана «Missarum Sollemnia» 135 приводится большое число свидетельств растущего непонимания её первоначального смысла в Средние века со стороны как духовенства, так и прихожан, а также её разрушения самими служителями культа. Характерной чертой этого процесса, как показано в книге отца Юнгмана, было появление в средневековых Expositiones. Missae 136 тех ложных представлений, о которых мы уже говорили: чрезмерное подчёркивание момента Присутствия в таинстве евхаристии и слишком сентиментальное понимание этого Присутствия, что привело к прямо-таки губительным последствиям в периоды барокко и романтизма.

В наше время литургия переживает бурное возрождение, и многим это кажется необъяснимым. А причина заключается в распространении новой электронной технологии и создании ей «электрического пространства», обладающего устным по своей сущности характером. Сегодня в пресвитерианстве и во многих других сектах мы наблюдаем активизацию движения «высокой церкви». Только индивидуальные и визуальные аспекты поклонения уже не кажутся удовлетворительными. Но вернёмся к цели нашего исследования, которая в данном случае состоит в том, чтобы объяснить сильнейшую тенденцию к визуализации невизуального в период, непосредственно предшествующий появлению книгопечатания. В католическом мире наметилось движение в сторону сегментации и сентиментальности. Буйе пишет (p. 16): «было принято считать, что смысл мессы заключается в том, чтобы воспроизводить страсти [Христовы] миметически, и каждый эпизод мессы должен соотноситься с каким-то эпизодом страстей. Например, переход священника от южной части алтаря к северной соответствует пути Христа от Пилата к Ироду…»

Очевидно, что в отправлении литургии проявилась та же тенденция к кинематографической реконструкции посредством визуальной сегментации, которую мы уже видели в «Осени Средневековья» Хейзинги и в голливудском декорировании Античности итальянскими герцогами. Сегментация же в данном случае означает сентиментальность. Изоляция способности видения быстро привела к изоляции одной эмоции от другой, в чём и заключается суть сентиментальности. «Натянутость» — так сегодня принято называть дурной вид сентиментальности в случаях, где происходит анестезия конвенционально уместных в той или иной ситуации чувств. И напротив, нормальное взаимодействие эмоций связано с синестезией, или взаимодействием, чувств. Поэтому Хейзинга совершенно прав, когда, приступая к истории позднего Средневековья, описывает его как период неистовости и упадка эмоциональной жизни и в равной мере как период интенсивной визуальности. Итак, в связи с разделением чувств следует говорить о чувственности, а в связи с разделением эмоций — о сентиментальности. Хотя Буйе не рассматривает вопрос о влиянии книгопечатания на формирование чувственной организации Ренессанса, его книга — неоценимый помощник исследователя Гутенберговой революции. По его словам (p. 6), это время «было устремлено не к сверхъестественному, а к сверхчеловеческому, как о том свидетельствуют полотна Микеланджело. Оно влеклось не просто к возвышенному, но к чрезмерному. Вспомним статуи Св. Иоанна с их истерической жестикуляцией и гробницу Александра VII в соборе Св. Петра».

Книгопечатание как непосредственное технологическое расширение человека наделило его беспрецедентными силами и возможностями. В визуальном отношении печатный текст означает гораздо более «высокую разрешимость», чем рукописный. Он относится к, так сказать, очень «горячим» средствам коммуникации и появляется в мире, который на протяжении тысячелетий имел дело с «холодными» средствами коммуникации. Подобным же образом наши «грохочущие двадцатые» столкнулись с другими горячими средствами коммуникации, такими как кино и радио. С появлением книгопечатания Европа вступила в первый период эпохи потребления, ибо печатный текст — это не просто товар, он дал человеку принцип систематической линейности, ставший основой для организации всех других видов деятельности. Он показал людям, как создавать рынки и национальные армии. Книгопечатание как горячее средство коммуникации позволило людям впервые увидеть язык, на котором они говорят, и тем самым визуализировать своё национальное единство посредством единства языкового: «Мы — те, кто говорим на языке Шекспира, — должны стать свободными или умереть». С национализмом гомогенных носителей английского или французского языка неразрывно связан и индивидуализм, о чём речь впереди. Визуально однородная масса состоит из индивидов в совершенно новом субъективном смысле. Буйе указывает (p. 17) на средневековый переход от объективного к субъективному благочестию: «Эта тенденция идёт рука об руку с другой: единство с Богом все более начинает мыслиться не в плане всей церкви, а в плане индивидуальной души».

Хотя как исследователя католической литургии Буйе совершенно не интересуют такие сегментарные практики, как, скажем, частная интерпретация Библии. Он ясно видит уже отмечавшуюся тенденцию к фрагментации в «настойчивом стремлении священников к отдельному отправлению богослужения для себя, когда оно не востребовано людьми», что «ведет к затемнению и разрыву церковного единства, ибо последнее отнюдь не является второстепенным моментом в евхаристии, а составляет саму её суть». Как только католическая наука отказалась от представления о средних веках как о «христианской эпохе par excellence 137 и о том, что средневековая цивилизация и культура представляли собой выдающийся образец католического идеала, воплощённого в земной жизни, стало очевидным, что средневековый период фактически проложил путь к отказу от литургии в протестантстве и её последующему упадку после Тридентского собора» (p. 15).

Далее (p. 249) Буйе, рассматривая вопрос о нарастающем отчуждении от литургии в Средние века в силу тяги к визуальным эффектам, демонстрирует явное сочувствие протестантским реформаторам, которые упустили реальную возможность объединительной реформы, пойдя по пути обособления и сегментации:

Это верно не только потому, что Реформация выступила против крайних трансформаций традиционного благочестия в ходе множественных нововведений, но также и потому, что, еесли бы протестантство было последовательной до конца реакцией как на деле, так и в своих принципах, оно стало бы истинной реформацией. В гораздо большей степени протестантизм представляет собой продукт средневекового благочестия, которое уже содержало в зародыше присущие протестантству черты: натуралистический взгляд на религию, систематическое игнорирование таинства, склонность к сентиментальному религиозному «опыту» вместо трезвого мистицизма великой христианской традиции, основанного исключительно на вере.

Наши намерения в этой книге не идут дальше того, чтобы разобраться в конфигурации или галактике событий, связанных с Гутенберговой технологией. Поэтому нас интересует не столько «культурный подъём протестантства» как следствие развития книгопечатания, в котором главную роль начинает играть единый для всех визуальный текст, сколько литургия католической церкви, в которой мы находим свидетельства глубокого воздействия визуальной технологии и распада единства чувств. Визуальность «елизаветинской картины мира» способствовала усилению её иерархичности, хотя последняя реализуется не только в визуальном измерении. Буйе (p. 155) указывает на неадекватность визуальной «иерархии»: «Иерархия есть прежде всего иерархия функций духовенства; по слову же Христа, тот, кто является верховным священником среди братии, должен быть человеком, который, подобно Христу, сам есть первейший слуга Господа». Поскольку же в истории католической литургии отчётливо прослеживается процесс чувственного распада таинств в ходе визуализации функций, логично заключить, что возрождение литургии в настоящее время обусловлено стремлением скорее к объединению, чем к исключению распавшихся элементов (p. 253):

Это означает, что первым и наиболее важным условием для возрождения литургии, которое по своей сути является возрождением благочестия, должны стать личное знание всей Библии и размышления над ней, причём и то, и другое должно руководствоваться указаниями литургии. Такое возрождение предполагает полное принятие Библии как Слова Божьего, как основы и неиссякаемого источника всего подлинного христианства. Средневековые монахи так долго сохраняли живое восприятие литургии только потому, что, несмотря на их личные несовершенства, они последовательно держались Библии как формы приятия христианства, размышляя над её истинами и стараясь жить в соответствии с ними.

Изменения в формах литургического поклонения в двадцатом веке находят свои параллели в мире управления экономикой и в индустриальной организации. Процесс делегирования полномочий и функций короля, отмеченный нами в «Короле Лире», в век электроники переживает фазу отката и движения в обратном направлении. Доктор Б. Дж. Мюллер-Тим, один из ведущих бизнес-аналитиков, утверждает: 138

Прежним многоуровневым и многофункциональным организациям было свойственно отделять мышление от действия: мышление сдвигалось скорее к вершине, чем к основанию пирамиды. Как бы компания ни стремилась к децентрализации полномочий, власть неизбежно стягивалась к верхушке структуры. Благодаря этому сформировался многочисленный средний класс управленцев, расползшийся по необозримому множеству уровней, занятых надзором и контролем, чья действительная роль, как показали исследования, в основном сводилась к тому, чтобы служить звеном, передающим информацию в системе.

В век электроники пирамидальные и высокоспециализированные формы структуры, ставшие популярными в шестнадцатом столетии и позже, утратили практический смысл:

Как обнаружилось, пирамидальные организационные структуры со множеством уровней контроля и со специализированным разделением функций просто неэффективны. Цепочка связи между научной и инженерной верхушкой и исполнительным уровнем была слишком длинной для того, чтобы компетентное или управленческое сообщение могло дойти по назначению. Но в тех исследовательских организациях, где работа действительно выполнялась, как показал анализ, группы исследователей с различными компетенциями работали вместе, независимо от предписаний организационной схемы; они устанавливали собственные критерии организации труда и схемы связи, и эти структурные формы организации коллектива отражали организацию их мышления и профессионального знания.

В наши дни «симультанное поле» электрических информационных структур не стремится к специализации и частной инициативе, а восстанавливает условия и потребность в диалоге и сотрудничестве на всех уровнях социального опыта. Наша сегодняшняя вовлечённость в эти новые формы взаимозависимости приводит к невольному отчуждению от Ренессансного наследия. Однако, я надеюсь, что эта книга поможет её читателям углубить своё понимание обеих технологических революций, и связанной с книгопечатанием, и связанной с электричеством.

«Интерфейс» Ренессанса оказался зоной контакта средневекового плюрализма, с одной стороны, и современной гомогенности и механистичности, с другой, — формула скорости и изменения

Переходная эпоха существует на границе двух культур, в зоне конфликта технологий. Каждый момент развития её сознания — акт перевода реалий одной культуры на язык другой. Сегодня мы живём на границе межу пятью столетиями механики и новой электроникой, между миром однородности и миром одновременности. Это болезненный, но плодотворный опыт. Шестнадцатый век пришёлся на границу между двумя тысячелетиями алфавитной рукописной культуры, с одной стороны, и новым механизмом воспроизводимости и квантификации, с другой. И вполне естественными были попытки осмыслить новое в терминах, унаследованных от прошлого. Это хорошо понимают психологи. Упомянем в этой связи книгу Джона А. Мак-Геока «Психология обучения человека». Он пишет (p. 394): «Влияние ранее усвоенных знаний на изучение нового материала, реакцию на него традиционно называется передачей знания». По большей части эта передача происходит бессознательно, но так или иначе она происходит. В нашей книге мы уже приводили примеры передачи знания обоих типов, когда говорили о реакции африканских туземцев на алфавит и кинофильм. Реакция западного человека на новые средства коммуникации, такие как кино, радио и телевидение, была явно выраженной реакцией книжной культуры на «вызов». Однако действительная передача знания и изменения в ментальности, в сознательных установках совершились почти полностью на бессознательном уровне. Приобретаемая нами вместе с родным языком чувственная система позже влияет на нашу способность изучать другие языки, вербальные или символические. Вероятно, поэтому высокообразованный современный западный человек, усвоивший линейный и гомогенный способы мышления печатной культуры, испытывает значительные затруднения, сталкиваясь с невизуальным миром современной математики и физики. «Отсталые», или аудиотактильные, страны обладают здесь серьёзным преимуществом.

Другой выгодный момент процесса культурного столкновения и перехода заключается в том, что на границе различных форм опыта у людей развивается большая сила обобщения. Мак-Геок пишет (p. 396): «Обобщение также является формой перехода, идёт ли речь о более или менее элементарном уровне непосредственных реакций… или о сложных научных обобщениях, где одно суждение резюмирует множество других».

Мы, в свою очередь, можем обобщить это суждение и заметить, что на этапе зрелости печатной культуры размах процесса сегментации и гомогенизации не способствует взаимодействию между областями и дисциплинами, что было характерным для начала эпохи книгопечатания. На заре своего существования книгопечатание было вызовом прежней рукописной культуре. Но когда рукописная культура сошла на нет, а книгопечатание достигло монопольной власти, умерло также взаимодействие, диалог, несмотря на существование множества различных «точек зрения». Однако следует указать на ещё один наиболее важный аспект «передачи знания», связанный с Гутенберговой технологией, которому уделено значительное внимание в работе Февра и Мартена («Появление книги»). Дело в том, что на протяжении первых двух столетий развития книгопечатания, до конца семнадцатого века, большую часть печатного материала составляли тексты средневекового происхождения. Поэтому шестнадцатое и семнадцатое столетия видели больше средневековых книг, чем сами Средние века. Ибо тогда книги были рассеяны по разным, иногда труднодоступным местам, да и чтение было медленным делом. Теперь же книги стали компактными, доступными частным лицам, а чтение ускорилось. Подобно тому как в наши дни всё возрастающие аппетиты телевидения открыли для зрителей неисчерпаемый резерв старых кинофильмов, так и потребности нового печатного дела можно было удовлетворить только за счёт переиздания старых манускриптов. К тому же привычки читающей публики были воспитаны ещё прежней культурой. Дело не только в том, что новые писатели ещё не успели появиться, — не существовало и публики, которая была бы способна их воспринять. Февр и Мартен замечают по этому поводу (p. 420): «Таким образом, книгопечатание стимулировало работу учёных в определённых областях, но в целом можно сказать, что оно ничуть не ускорило разработку и принятие новых теорий и нового знания».

Впрочем, такой вывод касается лишь «содержания» новых теорий, но упускает из виду роль книгопечатания в развитии новых моделей для таких теорий и в формировании новой аудитории, способной их воспринять. Если смотреть только с точки зрения «содержания», то достижения книгопечатания выглядят довольно скромными: «В пятнадцатом столетии благодаря изящным изданиям классических текстов, вышедшим из-под пресса итальянских, особенно венецианских и миланских, печатников… стали хорошо известны имена многих античных авторов, забытых в Средние века…» (p. 400).

Однако малочисленность аудитории этих первых плодов труда гуманистов не должна омрачать действительный итог раннего периода книгопечатания. Вот как смотрят на это Февр и Мартен (p. 383):

Сделать Библию доступной для большего числа читателей, причём не только на латыни, но и на родных языках, снабдить студентов и преподавателей университетов основными текстами традиционного схоластического арсенала, увеличить число требников, часословов, необходимых для отправления литургии, молитвенников, произведений мистических писателей и текстов для домашнего благочестивого чтения и сделать все эти книги доступными для обширной аудитории — такой была одна из главных задач книгопечатания на заре его существования.

Самой многочисленной была аудитория у таких книг, как средневековые рыцарские романы, альманахи (пастушьи календари) и прежде всего иллюстрированные часословы. Февр и Мартен внимательно исследуют влияние книгопечатания на формирование рынка и организацию капитала. Они подробно описывают усилия, предпринимаемые первопечатниками для того, чтобы достичь «однородности страницы», несмотря на «дефекты шрифтов и неустойчивую линейность». Именно эти новые, ещё не вполне оформившиеся черты несли в себе смысловой заряд новизны. Гомогенность и линейность суть формулы новой науки и искусства Ренессанса. Ибо исчисление бесконечно малых величин как средство количественного измерения силы и пространства в такой же степени зависит от фикции гомогенных частиц, как перспектива зависит от иллюзии третьего измерения на плоской поверхности.

Исследователь произведений Томаса Мора знает, как часто тот сталкивался с новой для его времени тягой к гомогенности у сектантов. Оставляя в стороне теологическую сторону вопроса, мы хотим отметить только психологическую потребность в гомогенности в различных областях. Приведём пример из «Письма сэра Томаса Мора, рыцаря, содержащее опровержение заблуждений Джона Фрита относительно таинства евхаристии». 139

Если бы он сказал, что слова Христа, кроме буквального, могут иметь и аллегорический смысл, я бы с этим согласился. Ведь поскольку каждое слово в Писании может быть понято в аллегорическом смысле, то таким образом мы приходим к постижению духовного смысла слов, помимо того явного, который первично подразумевают буквы. Но, с другой стороны, поскольку некоторые слова Писания могут быть поняты только как аллегория, то на этом основании перетолковывать также как аллегорию истинный буквальный смысл других мест Писания, как это он делает, есть ошибка. Если действовать таким образом, то Писание, с которым связаны все вопросы нашей веры, может утратить силу своего воздействия. Поэтому я весьма удивлён, что он не пытается утверждать, что слова Христа о его теле и крови должно понимать только образно, аллегорически — как слова о вине и хлебе. И если, как он утверждает, некоторые слова Христа, записанные в Писании, должно понимать только как аллегорию, из этого вовсе не следует с необходимостью, что и любое слово Христа в других местах есть не что иное, как аллегория.

Таким образом, Мор говорит о том, что Фрит воспринимает всё Писание как непрерывное, лишённое различий, гомогенное пространство, то есть именно так, как оно представлено в новой живописи. По-видимому, новая гомогенность печатной страницы стимулировала, с одной стороны, бессознательную веру в действенность печатной Библии даже в большей степени, чем авторитет устной церковной традиции, а с другой — потребность в её рациональном критическом изучении. Дело обстояло так, словно печатный текст благодаря свойству точной воспроизводимости обладал гипнотической властью, создававшей впечатление независимости книги от человека. Рукописному слову было не под силу породить такое восприятие текста. Сформированное печатным текстом представление о гомогенной воспроизводимости постепенно распространилось и на остальные сферы жизни и привело к становлению всех тех форм производства и социальной организации, которые составляют сущностный характер западного мира.

Книгопечатание » Детская энциклопедия (первое издание)

Китай. Освободительная и революционная борьба и победа народной революции Коллекционирование на службе историка

С древнейших времен люди изготовляли книги вручную (см. Письменность). Месяцами, а иногда и годами трудился писец, чтобы воспроизвести литературное или научное произведение на прочных листах дорогого писчего материала — пергамента, изготовлявшегося из шкур животных. Удешевить книгу, сделать ее более массовой позволила бумага, изобретателем которой считают китайца Цай Луня, жившего в 1—2 вв. н. э. В Европе первая бумажная мельница заработала в 12 в.

Развитие ремесла и торговли, Великие географические открытия, возникновение университетов — все это способствовало становлению просвещения, росту образованности. Книг требовалось все больше и больше. Рукописные мастерские, расположенные главным образом в монастырях и в замках владетельных особ, не могли удовлетворить увеличивавшуюся из года в год потребность в книгах. Тогда и возникло книгопечатание — целый комплекс производственных процессов, позволявших механическим способом изготовлять книги.

По сути дела это не одно, а несколько изобретений. В основе лежит так называемая печатная форма; она представляет собой рельефное зеркальное изображение текста и иллюстраций, которые нужно воспроизвести в большом количестве экземпляров. Форму накатывают краской, а затем с силой прижимают к ней лист бумаги. При этом краска переходит на бумагу, воспроизводя страницу или группу страниц будущей книги.

Создавая книгопечатание, люди позаботились и о том, чтобы всемерно упростить и облегчить процесс изготовления печатной формы. Ее составляли из металлических брусочков — литер, на торцах которых воспроизведены рельефные зеркальные изображения букв, цифр, знаков препинания… Литеры отливали предварительно с помощью несложной словолитной формы.

Первые опыты книгопечатания проводил еще в 1041—1048 гг. китайский кузнец Би Шэн; литеры он изготовлял из глины. В 12—13 вв. в Корее использовались уже металлические литеры. Создателем европейской системы книгопечатания стал великий немецкий новатор Иоганн Гутенберг (ок. 1399—1468). Именно он сумел найти наилучшие технические формы воплощения идей, которые частично высказывались и до него. Гутенберг печатал учебники латинской грамматики — «Донаты», всевозможные календари, произведения средневековой словесности. Его шедевр — 42-строчная Библия, отпечатанная в 1452—1455 гг.

Возникновение книгопечатания сыграло колоссальную роль в социально-политической и культурной жизни человечества. Книгопечатание содействовало развитию науки и культуры, способствовало тому, что образование потеряло религиозный характер, стало светским, позволило унифицировать грамматические нормы языка, графические формы письма. Книги стали дешевле, доступ к знаниям был облегчен, а они сами стали демократичнее. «Мы можем и должны начинать историю нашего научного мировоззрения с открытия книгопечатания», — говорил великий русский мыслитель академик В. И. Вернадский.

Иоганн Гутенберг воспроизводил механическим способом один лишь текст; всевозможные украшения и иллюстрации рисовали в готовых оттисках от руки. В 1457 г. ученик изобретателя Петер Шеффер (ок. 1425 — ок. 1503) на страницах «Псалтыри» сумел воспроизвести многокрасочные буквицы — инициалы и свой издательский знак. Другой ученик Гутенберга Альбрехт Пфистер (ок. 1410—1466) впервые отпечатал иллюстрации в книге, вышедшей в свет в 1461 г. Орнаментику и иллюстрации воспроизводили на первых порах способом так называемой ксилографии — гравюры на дереве, которая появилась еще раньше, чем книгопечатание. Позднее в книгу вошла гравюра на меди, основанная на другом принципе: подлежащий воспроизведению рисунок здесь гравируют не возвышенным, а углубленным рельефом.

Книгопечатание было удивительно своевременным изобретением; оно очень быстро распространилось по Европе. В 1465 г. типографский станок заработал в Италии, в 1470 г. — во Франции, в 1473 г. — в Бельгии и Венгрии, около 1473 г. — в Польше, в 1474 г. — в Испании, в 1476 г. — в Чехословакии и Англии. Славянским шрифтом — кириллицей начал печатать впервые Швай-польт Фиоль (ум. 1525) в 1491 г. в Кракове.

Ученые подсчитали, что примерно за 50 лет — до 1 января 1501 г. типографии начали работать в 260 городах Европы. Общее число их достигло 1500, а выпустили они примерно 40 тыс. изданий общим тиражом свыше 10 млн. экземпляров. Эти первые книги историки называют инкунабулами; их тщательно собирают и хранят в крупнейших библиотеках мира.

В истории отечественного книгопечатания первым должно быть названо имя великого белорусского просветителя Франциска Скорины (ок. 1486 — ок. 1541). В 1517 г. он основал славянскую типографию в Праге, где печатал отдельными изданиями ветхозаветные книги Библии. В 1522 г. Скорина создал первую типографию в Вильнюсе и напечатал здесь «Малую подорожную книжку» и «Апостол».

Первая типография в Москве была основана около 1553 г. Ее называют анонимной, так как на семи изданиях, выпущенных ею, не указано ни имя печатника, ни время и место печатания. Первую точно датированную русскую печатную книгу «Апостол» выпустили 1 марта 1564 г. великий русский просветитель Иван Федоров (ок. 1510 — 1583) и его соратник Петр Тимофеев Мстиславец. Инициатором возникновения книгопечатания в Москве стала так называемая Избранная рада — правительственный кружок при молодом царе Иване IV. В дальнейшем, однако, под воздействием реакционных религиозных кругов Иван Федоров вынужден был оставить Москву и переехать в Великое княжество Литовское, на восточных землях которого жили украинцы и белорусы, исповедовавшие православие. Первопечатник работает в белорусском городе Заблудове, а затем переезжает во Львов, где в 1574 г. выпускает первые украинские печатные книги — «Азбуку» и «Апостол». В 1581 г. в Остроге Иван Федоров напечатал первую полную восточнославянскую Библию.

В 17 в. на смену типографской ремесленной мастерской приходит полиграфическая мануфактура с широко развитым разделением труда. Таким предприятием был и Московский печатный двор. Реформировал книгопечатание Петр I, который в 1702—1703 гг. начал выпускать первую русскую газету, а в 1708 г. ввел новый гражданский шрифт, бытующий и сегодня.

Иоганн Гутенберг и Иван Федоров печатали свои книги на ручном типографском станке, который целиком изготовляли из дерева, производительность его была небольшой. В начале 19 в. немецкий изобретатель Фридрих Кениг (1774—1833) сконструировал печатную машину. В истории книгопечатания памятен день 29 ноября 1814 г., когда на печатной машине был впервые оттиснут номер лондонской газеты «Таймс». Так началась промышленная революция в книжном деле. Ее результатом стало внедрение машин в полиграфическое производство. Ручного наборщика, например, заменил «линотип», изобретенный в 1886 г. Отмаром Мергенталером (1854—1899). В типографиях появляются высокопроизводительные ротационные печатные машины, агрегаты, брошюрующие и переплетающие книги. Иллюстрации, начиная со 2-й половины 19 в., воспроизводятся с помощью фотомеханических процессов, в основу которых положена изобретенная в 1839 г. Л. Ж. М. Дагером (1787—1851) и Ж. Н. Ньепсом (1765— 1833) фотография. Этот же способ позволил усовершенствовать и наборные процессы; речь идет о фотонаборной машине, созданной в 1895 г. В. А. Гассиевым.

20 век стал в книгопечатании периодом перехода от машин, механизирующих отдельные производственные операции, к автоматическим системам. Изобретатели выдвинули проекты полностью автоматизированных типографий. В последнее время появились портативные типографии, в основе которых лежит микрокомпьютерная и микропроцессорная техника. Такие типографии называют настольными; они дают возможность всем со сравнительно небольшими затратами выпускать книги.

Современное книгопечатание — это высокоразвитая отрасль культуры и промышленности. Вот некоторые данные о тиражах выпускаемых книг. В 1955 г. во всем мире было выпущено 269 тыс. изданий, в 1965 г. — 426 тыс., в 1975 г. — 572 тыс., в 1986 г. — 819,5 тыс. Об общем тираже ежегодно выходящих в мире книг точных сведений нет. В Китае их в 1985 г. было издано почти 6 млрд, экземпляров.

В нашей стране ежегодно выпускалось 80—85 тыс. изданий общим тиражом свыше 2 млрд, экземпляров.

«История ума представляет две главные эпохи, — утверждал русский писатель и историограф Н. М. Карамзин, — изобретение букв и типографии; все другие были их следствием. Чтение и письмо открывают человеку новый мир, — особенно в наше время, при нынешних успехах разума». Эти слова были написаны почти два столетия назад, но они справедливы и сегодня.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Китай. Освободительная и революционная борьба и победа народной революции Коллекционирование на службе историка

Когда и где появилось книгопечатание. Изобретение печатного станка

fartaВ Европе книгопечатание с наборных литер изобрёл Иоганн Гуттенберг. Это означало, что буквы, цифры и знаки препинания отливались из металла, их можно было неоднократно использовать. И хотя подобная система была известна китайцам ещё примерно в 1400 году до н.э., она не прижилась там из-за наличия нескольких сотен письменных знаков. И метод был забыт. Примерно в 1450 году Иоганн Гуттенберг стал печатать в Германии тексты новым способом. Сначала это были календари или словари, а в 1452 году он напечатал первую Библию. Позднее она стала известна во всём мире как Библия Гуттенберга.

Как работал первый печатный станок?

Отдельные печатные знаки, литеры, крепились в твёрдом металле в зеркальном отображении. Наборщик складывал их в слова и предложения до тех пор, пока не была готова страница. На эти символы наносили печатную краску. При помощи рычага страница сильно прижималась к подложенной под неё бумаге. На отпечатанной странице буквы оказывались в правильном порядке. После печати литеры в определенном порядке складывались и хранились в наборной кассе. Таким образом, наборщик мог быстро их снова отыскать. Сегодня книга обычно проектируется на компьютере: текст набирают и непосредственно с компьютера отправляют на печать.

Почему изобретение книгопечатания было очень важным?

Благодаря новым способом печати стало возможно за короткое время отпечатать много текстов, поэтому неожиданно у многих людей появился доступ к книгам. Они смогли учиться читать и духовно развиваться. Главы церкви больше не определяли, кто мог получить доступ к знаниям. Мнения распространялись при помощи книг, газет или листовок. И обсуждались. Эта свобода мысли была для тех времён совершенно новой. Многие правители боялись её и приказывали сжигать книги. Да и сегодня подобное происходит у некоторых диктаторов: они арестовывают писателей и журналистов и запрещают их книги.

Все книги, напечатанные до 1 января 1501 года, называют ИНКУНАБУЛАМИ. Слово это переводиться, как «колыбель», то есть младенческий возраст книгопечатания.

Инкунабул до нашего времени сохранилось немного. Их сберегают в музеях и крупнейших библиотеках мира. Инкунабулы красивы, их шрифты изящны и четки, текст и иллюстрации размещены на страницах очень гармонично.На их примере видно, что книга – это произведение искусства.Одно из крупнейших собраний инкунабул в мире, около 6 тысяч книг, хранится в Российской Национальной библиотеке в городе Санкт – Петербурге. Коллекция находится в специальном помещении, так называемом «кабинете Фауста», воссоздающем обстановку западноевропейской монастырской библиотеки 15 века.

Знаешь ли ты, что…

В древне Руси писали на бересте? Так называется наружная часть коры берёзы, состоящая из тонких полупрозрачных слоёв, легко отделяемых друг от друга.Первая пишущая машинка была сделана в США в 1867 году?Число книг, издаваемых во всём мире, год от года растёт? Правда, это касается только развитых стран.

Проверь себя.

1. В Германии в городе Страсбурге на центральной площади стоит памятник Иоганну Гутенбергу. За какие заслуги благодарные потомки увековечили память этого немецкого мастера?2. Почему печатные книги 15 века называются инкунабулами? 3. Какие новые элементы появились в печатных книгах 15 века?4. Объясни значение следующих понятий с помощью справочных изданий.Тебе поможет Большой Энциклопедический словарь (любое издание) литера наборная печать (набор) шрифт типография гравюра красная строка

Посмотреть мультфильм об Иоганне Гуттенберге:

Http://video.mail.ru/mail/glazunova-l/4260/4336.html

farta.livejournal.com

Кто придумал Книгопечатание – Когда Изобрели?

Согласно данным ЮНЕСКО, на сегодняшний день грамотными, т. е. умеющими читать и писать хотя бы на одном языке, являются около 4 млрд обитателей нашей планеты. В среднем один читатель за день «проглатывает» примерно 20 страниц печатного текста. Представить себе современное общество без книг невозможно, и все же на большем отрезке своей истории человечество обходилось без них.

Однако объем знаний, накопленных людьми, с каждым годом и десятилетием становился все больше и больше. Чтобы передавать информацию следующим поколениям, требовалась ее фиксация на надежном носителе. В качестве такого носителя в разное время использовались разные материалы. Наскальные надписи, обожженные глиняные таблички Вавилона, египетские папирусы, греческие восковые таблички, рукописные книги-кодексы на пергаменте и бумаге все они были предшественниками печатных книг.

Полиграфия (от греч. polys «много» и grapho «пишу») это размножение текста или рисунка путем многократного перенесения краски на бумагу с готовой печатной формы. Современное значение этого термина подразумевает промышленное размножение печатной продукции не только книжной, но и газетно-журнальной, деловой, упаковочной. Однако в Средние века людям нужны были именно книги. Труд переписчика занимал много времени (например, один экземпляр Евангелия на Руси переписывали примерно за полгода). По этой причине книги были очень дороги, приобретали их в основном богатые люди, монастыри и университеты. Поэтому, как и любой другой трудоемкий процесс, создание книг рано или поздно должно было быть механизировано.

Ксилографическая доска. Тибет. XVII-XVIII вв.

Ч. Миллз. Юный Бенджамин Франклин осваивает печатное дело. 1914 г.

Разумеется, книгопечатание возникло не на пустом месте, его изобретатели использовали многие уже существовавшие к тому времени технологические решения. Резные печатки-штампы, позволяющие оттискивать рельефные рисунки на мягком материале (глине, воске и т. п.), использовались людьми с глубокой древности. Например, печатки цивилизации Мохенджо-Даро относятся к III тысячелетию до н. э. В Вавилоне и Ассирии использовались печатки-цилиндры их прокатывали по поверхности.

Другая составляющая книгопечатания процесс переноса краски также издавна известна человечеству. Сначала возникла технология набивки узоров на ткань: вырезанный на гладко обструганной деревянной пластине узор покрывали краской, а затем прижимали к плотно натянутому куску материи. Эта технология применялась еще в Древнем Египте.

Традиционно родиной книгопечатания считается Китай, хотя древнейшие печатные тексты, обнаруженные в Китае, Японии и Корее, относятся примерно к одному времени середине VIII в. Технология их изготовления отличалась от современной и использовала принцип ксилографии (от греч. xylon «дерево»). Оригинал текста или рисунка, изготовленный тушью на бумаге, притирали к гладкой поверхности доски. Вокруг штрихов получившегося зеркального изображения гравер срезал древесину. Затем форму покрывали краской, которая попадала только на выступающие части, плотно прижимали к листу бумаги, и на нем оставалось прямое изображение. Впрочем, этим способом печатали в основном гравюры и небольшие тексты. Первым точно датированным крупным печатным текстом является китайская ксилографическая копия буддийской «Алмазной сутры», изданная в 868 г.

Настоящая печать книг началась в Китае лишь в середине XI в., когда кузнец Би Шэн изобрел и применил на практике наборный подвижный шрифт. Как писал в трактате «Записки о ручье снов» китайский государственный деятель Шэнь Ко, Би Шэн вырезал знаки на мягкой глине и обжигал их на огне, причем каждый иероглиф составлял отдельную печать. Железную доску, покрытую смесью из сосновой смолы, воска и бумажного пепла, с рамкой для разделения строк, заполняли поставленными в ряд печатями. После окончания процесса доску нагревали, и литеры сами выпадали из рамки, готовые к новому употреблению. Глиняный шрифт Би Шэна скоро сменили деревянные, а затем металлические литеры принцип печатания с наборной формы оказался весьма плодотворным.

«Алмазная сутра». 868 г.

В Европе метод ксилографической печати был освоен в XIII в. Как и в Китае, с его помощью сначала печатали в основном гравюры и небольшие тексты, затем освоили и книги, в которых рисунков, правда, было больше, чем текста. Ярким примером такого издания являлись так называемые Biblia pauperum («Библии бедняков») иллюстрированные на манер современных комиксов антологии библейских текстов. Таким образом, в Европе XIII-XV вв. сосуществовали два типа книгопроизводства пергаментные манускрипты для религиозной и университетской литературы и бумажная ксилография для малообразованного простого народа.

В 1450 г. немецкий ювелир Иоганн Гутенберг заключил договор с ростовщиком Фустом о получении кредита для организации типографии. Изобретенный им печатный станок объединил два уже известных принципа: наборного шрифта и печатного оттиска. Гравер изготавливал пуансон (металлический брусок с зеркальным изображением букв на торце), пуансоном в пластине из мягкого металла выдавливалась матрица, а с матриц, вставляемых в специальную форму, отливалось любое необходимое количество литер. Шрифты Гутенберга содержали очень большое количество (до 300) разных литер такое обилие было необходимо для того, чтобы имитировать вид рукописной книги.

Иоганн Гутенберг рассматривает первый типографский оттиск. Гравюра XIX в.

Наборная касса с литерами.

Печатный станок представлял собой ручной пресс, подобный винодельческому, который соединял при помощи нажимного винта две горизонтальные плоскости: на одну устанавливали наборную доску с литерами, к другой прижимали слегка увлажненный лист бумаги. Литеры покрывали типографской краской из смеси сажи и льняного масла. Конструкция станка оказалась настолько удачной, что оставалась практически неизменной в течение трех столетий.

За шесть лет Гутенберг, работая почти без помощников, отлил не менее пяти различных шрифтов, напечатал латинскую грамматику Элия Доната, несколько папских индульгенций и два варианта Библии. Желая отложить платежи по кредиту до того времени, когда предприятие начнет приносить доход, Гутенберг отказался платить Фусту проценты. Ростовщик предъявил иск, по решению суда типография перешла к нему, и Гутенберг был вынужден начать дело с нуля. Однако именно протокол судебного процесса, обнаруженный в конце XIX в., поставил точку в вопросе об авторстве изобретения печатного станка до этого его создание приписывалось немцу Ментелину, итальянцу Кастальди и даже Фусту.

Официальная история книгопечатания на Руси началась в 1553 г., когда в Москве по распоряжению царя Ивана Грозного была открыта первая государственная типография. В течение 1550-х годов в ней был отпечатан ряд «анонимных» (не содержащих выходных данных) книг. Историки предполагают, что в типографии с самого начала работал дьякон Иван Федоров, известный как русский первопечатник. Первой печатной книгой, в которой указано имя Федорова и помогавшего ему Петра Мстиславца, стал Апостол, работа над которым велась, как указано в послесловии, с апреля 15бЗ по март 1564 г. На следующий год в типографии Федорова вышла его вторая книга Часовник.

Печатный станок Гутенберга.

К середине XVIII в. возникла необходимость не только в большем количестве книг, но и в оперативном выпуске газет и журналов большими тиражами. Удовлетворить этим требованиям ручной типографский станок не мог. Коренным образом усовершенствовать печатный процесс помогла печатная машина, изобретенная Фридрихом Кёнигом. Первоначально в конструкции, известной как «зульский пресс», был механизирован только процесс нанесения на печатную форму краски. В 1810г. Кёниг заменил плоскую нажимную плиту вращающимся цилиндром это был решающий шаг на пути создания высокоскоростной печатной машины. Еще через шесть лет была создана машина для двусторонней печати.

Хотя плоскопечатная машина была по-настоящему революционным изобретением, она все же имела серьезные недостатки. Ее печатная форма совершала возвратно-поступательные движения, значительно усложняя механизм, при этом обратный ход был холостым. В 1848 г. Ричард Хоу и Август Эпплгейт с успехом применили для полиграфических нужд ротационный (т. е. основанный на вращении устройства) принцип, который с успехом использовался для набивки рисунков на ткань. Труднее всего оказалось закрепить печатную форму на цилиндрическом барабане так, чтобы литеры не выпадали при его вращении Первая ротационная машина, установленная в типографии газеты Times, могла делать до 10 тыс. оттисков в час.

Совершенствование полиграфического процесса продолжалось на протяжении всего XX в. Уже в первое его десятилетие появились сначала двух красочные, а затем и многокрасочные ротационные машины. В 1914 г. был с освоено производство машин для глубокой печати (их печатающие элементы утоплены по отношению к пробельным), а шесть лет спустя для плоской или офсетной, печати (печатающие и пробельные элементы располагаются в одной плоскости и различаются физико-химическими свойствами, при этом краска задерживается только на печатающих). В наши дни все полиграфические операции являются автоматизированными и управляются при помощи компьютеров. Недостатка в печатных бумажных книгах давно уже нет, но теперь конкуренцию им составляют книги электронные.

С изобретением офсетной печати полиграфический цикл значительно ускорился.

28.01.2018

altpp.ru

Книгопечатание

Первые книги переписывались от руки, что являлось весьма трудоемким процессом и занимало много времени. Впервые печатные книги появились в IX веке в Древнем Китае. Печатание книг производилось с печатных досок. Вначале на прямоугольную доску из дерева твердых пород наносили рисунок или текст. Затем острым ножом вырезали вглубь места, не подлежавшие печатанию. На доске получалось выпуклое изображение, которое покрывали краской. Краску изготавливали из сажи, смешанной с олифой. К покрытой краской доске прижимали лист бумаги, в результате получался оттиск – гравюра. Затем доску вновь покрывали краской и делали новый оттиск. Кстати, согласно дошедшим до нас сведениям, уже в XI веке в Китае кузнец Би-Шэн изобрел способ набора печатного текста глиняными подвижными литерами. Для этой цели он изготавливал из глины буквы или рисунки и обжигал их.

В Корее процесс печатания с наборных литер был значительно усовершенствован и в XIII веке вместо глиняных литер стали использоваться бронзовые. Книги, напечатанные в Корее в XV веке с помощью бронзовых литер, сохранились до наших дней. Позже печатание с наборных литер распространилось в Японии и Средней Азии.

В середине XIV – начале XV веков в Западной Европе быстрыми темпами идет переход от ремесел к мануфактуре, успешно закладываются и развиваются основы мировой торговли. Книгопечатание начинает быстро заменять рукописный способ размножения книг. В Европе, как и в Древнем Китае, первые книги печатались с досок, на которых вырезался текст и рисунки. Напечатанные таким способом книги были небольшими по объему. Первыми печатными книгами, имевшими большую популярность, были: «Библия бедных», «Зеркало человеческого спасения», «Жизнь и страсти Христа». Большим спросом пользовались и небольшие учебники по грамматике, латинской грамматике и другие. Таким способом печатались игральные карты, дешевые картины, календари. Вначале печатали лишь на одной стороне листа, со временем стали печатать с обеих сторон. Недорогие книги приобретали со временем все большую популярность и пользовались большим спросом.

Однако печатание с досок является долгим и трудоемким процессом. Он не может полностью удовлетворить потребности общества, доска используется для печатания одной конкретной книги, такой способ становится невыгодным экономически. На смену приходит способ книгопечатания с помощью подвижных букв, которые можно использовать долгие годы для набора абсолютно разных книг. Книгопечатание с подвижных наборных литер в Европе изобрел немец Иоганн Гутенберг. Выходец из старинного дворянского рода Гонцфлейшей в 1420 году он покинул родной город Майнц и занялся ремеслом, взяв фамилию матери – Гутенберг. Иоганн Гутенберг применил для печати формы, которые собирались из отдельных наборных металлических литер.

Для изготовления литер Гутенберг изобрел специальный сплав из свинца олова и сурьмы. Сплав заливался в матрицу из мягкого металла, в которой были выдавлены углубления в форме букв. После того, как сплав остывал, буквы-литеры извлекались из матрицы и хранились в наборных кассах. Теперь форму для любой страницы можно было собрать в течение нескольких минут из хранившихся в наборных кассах отлитых литер. Гутенбергом были изобретены водостойкие чернила. Но главной заслугой Гутенберга явилось изобретение способа создания изменяющихся, быстро и легко собираемых, универсальных печатных форм. Условной датой книгопечатания в Европе таким способом считается 1440 год. Первыми книгами стали календари и грамматика Доната. В 1455 году Гутенберг издал первую печатную Библию, насчитывавшую 1286 страниц.

Гутенберговская технология книгопечатания оставалась практически неизменной до конца XVIII века. Для печатания был изобретен ручной печатный станок. Это был ручной пресс, в котором соединялись между собой две горизонтальные плоскости. На одной плоскости располагался наборный шрифт, к другой плоскости крепилась бумага. Книгопечатание таким способом стремительно распространилось в Европе, в разных городах появлялись типографии. С 1440 по 1500 годы было издано более 30 тысяч разных названий книг.

mirnovogo.ru

Первое Книгопечатание – Кто придумал? | Изобретения и открытия


Иоганн Генсфлейш. прозванный Гутенберг, занимался, в частности, и копированием книг. В ходе этой деятельности он столкнулся с так называемыми ксилографическими книгами. Изготовлялись они так: на деревянной доске зеркально вырезали рельефный затем на рельеф наносили краску и аккуратно прижимали к нему лист бумаги. Гутенбергу пришло в голову, что намного рациональнее было бы работать с подвижными буквами. Уже в 1447 г. он напечатал первую свою книгу.

Иоганн Гутенберг – одна из наиболее известных личностей в истории. По состоянию на середину 20-го века количество работ по тематике «гутенберговедение» превышало несколько тысяч наименований, после этого появились еще тысячи.

Гутенберг не был изобретателем книгопечатания. Он был новатор, создатель уникального станка с подвижными литерами. В этом качестве он вошел в историю.

Книгопечатание до Гутенберга

Известно, что печать книг изобреталась минимум дважды. В первом тысячелетии его изобрели древние китайцы. По европейским источникам это произошло в 6 веке, по китайским – в десятом. Достоверно известно, что первый печатный текст, точно датированный по времени – это Алмазная сутра, и появилась она в 868 году.

Штучная печать, с помощью которой можно было воспроизвести различные рисунки или тексты, использовалась в Китае в эпоху Хань. В 10 веке печать происходила преимущественно на бумаге. В те годы было напечатано несколько тысяч сутр, выходили сочинения Конфуция и его учеников. Опытный печатник за рабочий день создавал около 2000 двойных страниц.

Второй раз книгопечатание появилось несколько веков спустя в Европе. Здесь также использовался метод ксилографии – получение оттиснутых изображений с деревянных досок. Этот метод известен в Европе с начала 14-го века.

Биография Гутенберга

Несмотря на обилие современных работ, достаточно полной и связной биографии книгопечатника не существует. При жизни он не был известен настолько, чтобы быть занесенным в официальные источники. Неизвестна даже дата рождения – называют разные даты между 1395 и 1400 годом.

По профессии Гутенберг был ювелиром. Он шлифовал полудрагоценные камни, изготавливал зеркала, обучал молодых ювелиров. Чтобы обучать начинающих, он сам должен был получить звание мастера и доказать профессиональные умения, но где учился он сам – неизвестно.

Параллельно с основной деятельностью он экспериментировал в области книгопечатания. Очевидцы утверждали, что некий прообраз печатного пресса стоял в его мастерской уже в 1438-39 годах.

Печатный станок Гутенберга

Большинство исследователей сходится во мнении, что первый печатный станок Гутенберг разработал к 1440 году. Суть изобретения состояла в следующем: он сделал специальные выпуклые металлические буквы. Буквы были «подвижными», что сделало Гутенберга создателем первого европейского наборного шрифта. Они были сделаны в зеркальном виде таким образом, что на бумаге оставался текст в обычном формате.

Печатный станок Гутенберга – это достаточно крупное сооружение, которое с помощью специальных брусьев крепилось к потолку и полу. Основная часть станка – тяжелый пресс с рычагом. Под ним располагался идеально плоский стол, талер, который при необходимости можно было выдвигать из-под пресса.

Многие исследователи считают, что основой для изобретения печатного станка Гутенберга послужил обычный винный пресс, имевший аналогичный механизм.

Литеры для станка делались следующим образом:

  1. На одном из концов металлического прута заданного диаметра гравировалась буква в перевернутом формате.
  2. Прут опускался в размягченную медь, в меди оставался отпечаток буквы.
  3. Этот отпечаток служил в качестве матрицы для шрифта, отливаемого из свинца.

Для оптимизации работы изобретатель создал специальный инструмент, облегчающий литье букв. Этот инструмент представляет собой специальный желоб. С одной стороны в желоб вставляется матрица, с другой стороны заливается расплавленный свинец. После этого желоб открывается, из него извлекается готовая литера. При таком способе изготовления, одна матрица использовалась для создания любого количества литер.

  1. Далее наборщик составляет из отдельных букв макет страницы.
  2. Литеры в нужной последовательности вставлялись в специальную форму, образуя строки.
  3. Результатом являлось зеркальное отображение страницы.
  4. После этого форма смазывалась специальной типографской краской и начиналась печать.
  5. При помощи пресса текст переносился с печатной формы на бумагу либо подобный материал.
  6. На стол ставился набор страниц. Количество печатаемых одновременно страниц зависело от размера каждой, максимум можно было разложить 32 листа.

Видео об изобретении печатного станка Гутенберга

Для организации собственной типографии у Гутенберга не было денег, потому он заключил партнерство с ростовщиком из Майнца, Иоганном Фустом. Фуст дал деньги на открытие типографии и обязался по договору ежегодно выплачивать определенную сумму на текущие расходы. Партнерство оказалось неудачным. Дополнительных сумм Фуст не выдавал, при этом, когда Гутенберг не выплатил процент по договору, обратился в суд и отсудил типографию. Это сделало Фуста одним из первых европейских книгопечатников и породило немецкую легенду о том, что изобретателем и первым печатником был именно он.

Изобретение печатного станка приписывалось еще нескольким первопечатникам из разных стран. Но, сопоставляя известные данные и свидетельства очевидцев, ученые пришли к выводу, что первым был именно Иоганн Гутенберг.

Библия Гутенберга

Одной из первых книг, выпущенных после изобретения печатного станка Гутенберга, является 42-строчный экземпляр Библии, названный в народе Библией Гутенберга.

При создании этой книги на первом печатном станке было сделано несколько сопутствующих доработок и изобретений:

  • Стандартная типографская краска, используемая в ксилографии, не могла использоваться в печати подвижными металлическими литерами. Гутенберг разработал собственный состав краски с добавлением частей серы, меди и свинца. Благодаря этому печать не потеряла своей четкости и блеска даже спустя полтысячелетия.
  • Межстрочный интервал. Изначально Библия Гутенберга имела 40 строк на каждой странице. Потом изобретателю пришлось экономить, и он довел количество строк до 42. Чтобы остаться в заданных рамках и не заходить за поля, пришлось уменьшить межстрочный интервал. В научных кругах книга носит название 42-строчной.
  • Двухцветная печать. Изначально изобретатель пропускал листы через пресс два раза. В первый раз стандартной черной типографской краской печатался основной текст книги, второй раз – красной краской допечатывалась рубрикация. Таким образом было создано несколько томов, после чего Гутенберг отказался от такой практики. В дальнейшем он оставлял свободное место для заголовков, буквиц, колонтитулов, после чего они заполнялись вручную.

Современные ученые подсчитали, что тираж этой книги составил порядка 180 экземпляров, из которых 45 – «элитные», отпечатанные на пергаменте. Остальные изданы на первоклассной итальянской бумаге.

В процессе работы над тиражом работники Гутенберга отлили около ста тысяч литер готическим шрифтом.

Дальнейшая работа со станком

Помимо 42-строчной Библии, которую несколько веков спустя прозвали Библией Мазарини, Иоганн Гутенберг на первом печатном станке напечатал несколько других книг. Среди них еще одна Библия, изданная в 36 строк, различные папские индульгенции и учебник по латинской грамматике.

Через несколько лет ростовщик Фуст отсудил печатный станок Гутенберга, фото которого выставлены в интернете. После этого печатник построил второй станок и издал еще несколько книг.

Значение изобретения Гутенберга

Изобретение печатного станка имело огромный резонанс в мире:

  • В течение нескольких десятилетий после того, как Гутенберг изобрел печатный станок, аналогичные приспособления появились и в других европейских странах. Уже к концу 15 века в одной Германии существовало более 50 типографий, где работало порядка двухсот профессиональных печатников, а во всей Европе было издано более 30 тысяч различных книг.
  • Ученые считают, что именно изобретение подвижных литер и печатного станка дали толчок эпохе Ренессанса: с развитием книгопечатания увеличилась и грамотность. В 16-м веке Мартин Лютер выпустил издание собственного перевода Библии в количестве полумиллиона экземпляров с расчетом на то, чтобы каждый смог прочесть книгу и сделать свои выводы.
  • Изобретение станка и дальнейшее развитие книгопечатания привело к появлению печатных памфлетов, листовок, ежедневных газет и, в конечном счете, к развитию современной прессы.

Видео о работе печатного станка Гутенберга

До 18 века печатный станок оставался практически неизменным. Постепенно тиражи книг увеличивались, их производство удешевлялось, и печатное слово стало доступно каждому желающему.

Как Вы считаете, какую роль в истории сыграл печатный станок Гутенберга? Поделитесь своим мнением в

В пятнадцатом веке нашей эры, в Страсбурге жил был ремесленник по имени Иоганн. Родился Иоганн в Майнце, но его семья была изгнана из этого города по политическим мотивам после 1420 года. По неизвестным причинам ремесленник сменил патрицианскую фамилию отца Генсфляйш на материнскую – Гутенберг.

В 1434 году в Страсбурге Иоганн Гутенберг был удостоен звания мастера.

Вошел в историю он благодаря изобретению книгопечатания с помощью подвижных металлических литер. То есть наборных шрифтов из металлических подвижных брусков, на которых в зеркальном отображении были вырезаны буквы. Из таких брусков на досках набирались строчки, которые впоследствии переносили специальную краску на бумагу. Это изобретение принято считать технической основой полиграфии.


Наборные доски с подвижными литерами (слева деревянные, справа – металлические)

Первая книга, напечатанная с помощью набора литер, дошедшая до наших дней, была выпущена в 1456 году. Это крупноформатная 42-строчная латинская Библия Мазарини, которую так же называют Библией Гутенберга. Причем, сам мастер только подготовил для этой книги набор досок, а выпустили же Библию Иоганн Фуст, совместно с Петером Шеффером. Напечатана книга была на станке, который Гутенберг вынужден был отдать Фусту за долги.

Честь изобретения книгопечатания оспаривали историки почти всех западноевропейских народов. Наиболее аргументировано отстаивали свою позицию итальянцы. Они считают, что подвижные буквы придумал Памфилио Кастальди, и, не предав этому изобретению особого значения, уступил его Иоганну Фусту, который учредил первую типографию. Однако никаких подтверждений этого факта до наших дней не дошли.

Так что в настоящее время изобретателем книгопечатания при помощи подвижных литер и основоположенником полиграфии принято считать Иоганна Гутенберга, хотя первые наборные шрифты появились еще за 400 лет до его рождения. Китаец Би Шэн выдумал делать их из обожженной глины. Однако такое изобретение в Китае не особо прижилось из-за огромного количества сложных иероглифов, составлявших их письменность. Изготовление таких литер выходило весьма трудоемким, и китайцы продолжили пользоваться ксилографией (печатью с деревянных оттисков, в которых вырезались надписи) вплоть до начала 20 века.

Изобретенный Гутенбергом способ печати просуществовал практически в неизменном виде до девятнадцатого века. И, хотя задолго до него были придуманы такие способы, как ксилография и трафаретная печать, именно книгопечатание с помощью подвижных металлических литер принято считать технической основой полиграфии.

В Россию искусство книгопечатания в тридцатых годах шестнадцатого века привез Иван Федоров – дьякон московской церкви Николая Чудотворца Гостунского. Свое образование Иван получил в Краковском университете, который закончил в 1532 году.

Первое точно датированное русское печатное издание было выпущено им и его помощником – Петром Мстиславцем в 1564 году в Москве. Называлась эта работа “Апостол”. Второе издание, “Часовник”, вышло через год. И это оказалась последняя книга, напечатанная в московской типографии Федорова.

Не обрадованные появлением полиграфии переписчики устроили массовые гонения печатников. При одном из мятежей сгорела до тла типография Федерова. После этой стории Иван с Петром Мстиславцем бежали из Москвы в Литовское княжество. В Литве их с большим гостеприимством принял гетман Ходкевич, основавший типографию в своем имении Заблудове. Там, в Заблудове Федоров проработал до семидесятых годов, после чего, уже без Мстиславца переехал во Львов, где продолжил печатное дело в основанной им типографии.

Знаменитую Острожскую библию – первую в истории полиграфии полную библию на славянском языке, первопечатник выпустил в городе Остроге (где прожил три года до возвращения во Львов) по поручению князя Константина Острожского в конце семидесятых готов шестнадцатого века.

Кстати, история помнит Ивана Федорова не только как первого русского печатника. Имея разностороннее образование, он неплохо отливал пушки и стал изобретателем многоствольной мортиры с взаимозаменяемыми частями.



14 марта, в нашей стране празднуется День православной книги. Этот праздник, был учрежден Священным Синодом Русской Православной Церкви по инициативе Святейшего Патриарха Кирилла и отмечается в этом году шестой раз. День православной книги приурочен к дате выпуска книги Ивана Федорова «Апостол», которая считается первой печатной книгой на Руси – ее выход в свет датируется 1 марта (по ст. стилю) 1564 года.

Берестяные грамоты

Сегодня мы бы хотели познакомить вас с историей возникновения книгопечатания на Руси. Первые древнерусские письма и документы (XI-XV вв.) процарапывались на березовой коре – бересте. Отсюда и пошло их название – берестяные грамоты. В 1951 году археологи нашли в Новгороде первые берестяные грамоты. Техника письма на бересте была таковой, что позволяла текстам сохраняться в земле столетиями и мы можем благодаря этим грамотам узнать, чем жили наши предки.

О чем же они писали в своих свитках? Содержание найденных берестяных грамот разнообразно: частные письма, хозяйственные заметки, жалобы, деловые поручения. Есть и особые записи. В 1956 г. археологи нашли там же, в Новгороде сразу, 16 берестяных грамот, датируемых XIII в. Это были ученические тетради новгородского мальчика по имени Онфим. На одной бересте он начал писать буквы алфавита, но это занятие, видимо, быстро ему надоело, и он принялся рисовать. По детски неумело он изобразил себя на коне всадником, поражающим копьем врага, а рядом написал свое имя.

Рукописные книги

Рукописные книги появились немного позже берестяных грамот. Многие века они являлись объектом восхищения, предметом роскоши и собирательства. Стоили такие книги очень дорого. По свидетельству одного из писцов, работавшего на рубеже XIV-XV вв., за кожу для книги было уплачено три рубля. В то время на эти деньги можно было купить три лошади.

Самая древняя русская рукописная книга «Остромирово Евангелие» появилась на свет в середине XI века. Книга эта принадлежит перу диакона Григория, который переписал Евангелие для новгородского посадника Остромира. «Остромирово Евангелие» – истинный шедевр книжного искусства! Книга написана на отличном пергамене и содержит 294 листа! Текст предваряет нарядная заставка в виде орнаментальной рамки – фантастические цветы на золотом фоне. В рамке кириллицей вписано: «Евангелие от Иоанна. Глава А». Также в нем имеются три большие иллюстрации, на которых изображены апостолы Марк, Иоанн и Лука. Диякон Григорий писал «Остромирово Евангелие» шесть месяцев и двадцать дней – по полтора листа в день.

Создание рукописи было тяжёлым и изнурительным трудом. Рабочий день длился летом от восхода и до заката солнца, зимой же захватывали и тёмную половину дня, когда писали при свечах или лучинах, и основными центрами книгописания в средние века служили монастыри.

Изготовление древних рукописных книг было также делом дорогим и трудоёмким. Материалом для них служил пергамен (или пергамент) – кожа особой выделки. Писали книги обычно гусиным пером и чернилами. Привилегию писать лебединым и даже павлиньим пером имел только царь.

Поскольку книга стоила дорого, её берегли. Для защиты от механических повреждений делали переплёт из двух досок, обтянутых кожей и имевших застёжку на боковом срезе. Иногда переплёт оковывали золотом и серебром, украшали драгоценными камнями. Средневековые рукописные книги нарядно оформлялись. Перед текстом обязательно делали заставку – небольшую орнаментальную композицию, часто в форме рамки вокруг названия главы или раздела.

Первую, заглавную букву в тексте – «инициал» – писали крупнее и красивее остальных, украшали орнаментом, иногда в виде человечка, животного, птицы, фантастического существа.

Летописи

Среди рукописных книг было много летописей. Текст летописи состоит из погодных (составленных по годам) записей. Каждая из них начинается словами: «в лето такое-то» и сообщений о событиях, которые произошли в этом году.

Самым знаменитым из летописных сочинений (XII в.), описывающем в основном историю восточных славян (повествование начинается от Всемирного потопа), исторические и полулегендарные события, происходившие в Древней Руси можно назвать «Повесть временных лет» – труд нескольких монахов Киево-Печерской лавры и, прежде всего, Нестора летописца.

Книгопечатание

Книги на Руси ценились, собирались в семьях несколькими поколениями, упоминались почти в каждой духовной грамоте (завещании) среди ценностей и родовых икон. Но всевозрастающая потребность в книгах положила начало новому этапу просвещения на Руси – книгопечатанию.

Первые печатные книги в Русском государстве появились лишь в середине XVI столетия, в пору царствования Ивана Грозного, который в 1553 году устроил в Москве книгопечатню. Для помещения типографии царь велел отстроить особые хоромы недалеко от Кремля на Никольской улице в соседстве с Никольским монастырем. Этот печатный двор был сооружен на средства самого царя Ивана Грозного. В 1563 году его возглавил диакон церкви Николая Гостунского в Московском Кремле – Иван Федоров.

Иван Федоров был человеком образованным, хорошо разбирался в книгах, знал литейное дело, был и столяром, и маляром, и резчиком, и переплетчиком. Он закончил Краковский университет, знал древнегреческий язык, на котором писал и печатал, знал латынь. В народе про него говорили: такой умелец, что и в чужих землях не сыскать.

10 лет работали Иван Федоров и его ученик Петр Мстиславец над устроением печатного двора и только 19 апреля 1563 года приступили к изготовлению первой книги. Иван Федоров сам строил печатные станки, сам отливал формы для букв, сам набирал, сам правил. Много труда ушло на изготовление различных заставок, рисунков большого и малого размеров. Рисунки изображали кедровые шишки и диковинные плоды: ананасы, виноградные листья.

Первую книгу Иван Федоров со своим учеником печатали целый год. Называлась она «Апостол» («Деяния и Послания Апостолов») и выглядела внушительно и красиво, напоминая рукописную книгу: по буквам, по рисункам и по заставкам. Она состояла из 267 листов. Эта первая печатная книга вышла в свет 1 марта 1564 года. Этот год и считается началом русского книгопечатания.

Иван Федоров с Петром Мстиславцем вошли в историю как русские первопечатники, а их первое датированное творение стало образцом для последующих изданий. До наших дней дошел 61 экземпляр этой книги.

После выхода «Апостола» Иван Федоров со своими подручными стали готовить к изданию новую книгу – «Часовник». Если «Апостол» выпускался год, то на «Часовник» ушло всего 2 месяца.

Одновременно с изданием «Апостола» шла работа над составлением и выпуском «Азбуки» – первого славянского учебника. Вышла «Азбука» в 1574 году. Она знакомила с русским алфавитом, учила составлять слоги и слова.

Так и появились на Руси первые православные книги и азбука.

Техника штучной печати для воспроизведения текста, рисунков и изображений широко использовалась по всей Восточной Азии. Она возникла в Древнем Китае как метод печати на текстиле, а затем и на бумаге. Самые ранние сохранившиеся образцы, напечатанные на ткани, являются китайскими и датируются не позднее 220 года н. э. Ближайшие по времени западные образцы относятся к IV веку и принадлежат Древнему Египту эпохи римского правления.

В Восточной Азии

Самые ранние сохранившиеся гравюры происходят из Китая эпохи династии Хань (до 220 года н. э.), они использовались для оттиска на шёлке трёхцветных изображений цветов, а самый ранний пример гравюры на бумаге, также китайский, относится в середине седьмого столетия.

В девятом веке печать на бумаге уже профессионально практиковалась, именно этим периодом датирована первая сохранившаяся полная печатная книга – Алмазная сутра (находящаяся ныне в Британской библиотеке) . В десятом веке были напечатаны 400 тысяч копий некоторых сутр и картин, выходила конфуцианская классика. Опытный печатник за один день мог напечатать до 2000 листов, состоящих из двойных страниц .

Из Китая книгопечатание распространилось в Корею и Японию, которые использовали китайские логограммы ; методы китайской печати также применялись в Турфане и Вьетнаме с использованием других шрифтов. Однако в отличие от другого изобретения – бумаги, техника книгопечатанья так никогда и не была заимствована исламским миром .

На Ближнем Востоке

Штучная печать на ткани появилась в римском Египте к четвёртому столетию. Ксилография , названная по-арабски «тарш», была развита в арабском Египте в IX-X столетиях, применяясь главным образом, для молитв и письменных амулетов. Есть некоторые причины полагать, что эти печатные оттиски (гравюры) были сделаны из недеревянных материалов, возможно из олова , свинца или глины . Используемые методы, кажется, имели очень мало влияния за пределами мусульманского мира. Хотя Европа приняла печать деревянной гравюры от мусульманского мира, первоначально для оттиска на ткани, техника металлической ксилографии в Европе осталась неизвестной. Позже ксилография вышла из употребления в исламской Средней Азии после того, как из Китая была перенята печать подвижного типа .

В Европе

Впервые в христианской Европе методика оттиска на ткани появилась около 1300 года. Изображения, оттиснутые на ткани для религиозных целей, могли быть довольно большими и сложными, и когда бумага стала относительно легко доступной, около 1400 года, тут же получили распространение небольшие гравюры на религиозные темы и игральные карты, напечатанные на бумаге. Массовое производство печатной бумажной продукции началось примерно с 1425 года .

Технология

Печатание производилось следующим образом: на деревянных козлах, на которых вырезались выпуклые буквы , наносили жидкую краску, затем сверху накладывали лист бумаги и тёрли мягкой щёткой. Этот способ печати, употреблявшийся и в Средние века нидерландскими печатниками на деревянных печатных досках, сохранился в Китае до начала XX века ; попытка иезуитов-миссионеров в XVII веке вырезать слова из меди не привилась.

Наборный шрифт

История книгопечатания в современном смысле этого слова начинается с того момента, когда стали изготавливать металлические, подвижные, выпуклые буквы, вырезанные в зеркальном отображении. Из них набирали строки и с помощью пресса оттискивали на бумаге .

В Европе наборный шрифт появился во второй трети XV века , и почти все исследователи приписывают его немцу Иоганну Гутенбергу . Иоганн Ментелин в Страсбурге , имевший типографию уже в 1458 году , и Пфистер в Бамберге, считавшиеся ранее первыми печатниками, должны быть признаны учениками Гутенберга. Почти все западноевропейские народы оспаривали у немцев честь изобретения книгопечатания. Наиболее убедительно отстаивали свои притязания голландцы , ссылающиеся на изобретение книгопечатания Лауренсом Янсзоном Костером .

К свидетельствам современников, говорящих в пользу Гутенберга, нужно отнести указание Петера Шеффера , зятя Фуста и продолжателя его дела: в издании «Институций Юстиниана» 1468 году он указывает на Гутенберга и Фуста как на первых печатников. Движимый родственным чувством, он, вероятно, приписал и Фусту честь изобретения, принадлежащего одному Гуттенбергу. В 1472 году Вильгельм Фише, ректор Парижского университета, в письме к Роберту Гагену говорит: «Передают, что недалеко от города Майнца был некто Иоанн Бонемонтан (Гутенберг), который первый выдумал искусство книгопечатания». Матвей Пальмерий, в продолжении «Хроники» Евсевия, напечатанном в 1483 году в Венеции, указывает, что «искусство печатать книги было изобретено в 1440 г. Гутенбергом в г. Майнце». Наконец, Иоанн Шеффер, сын Петера Шеффера, в посвящении к переводу Тита Ливия 1505 года указывает на Гутенберга как на первого печатника, хотя в других местах приписывает это изобретение Фусту.

Первопечатные книги

Именно в этой книге, имевшей полное название «Lettera Apologetica dell’Esercitato accademico della Crusca contenente la difesa del libro intitolato Lettere di una Peruana per rispetto alla supposizione de” Quipu scritta dalla Duchessa di S*** e dalla medesima fatta pubblicare», использовано 40 «ключевых слов » якобы древней системы записи Инков. Ключевые слова в кипу были раскрашены разными цветами и имели форму круга. Метод цветной печати был неизвестен на то время и изобретён самим Раймондо .

Как видно, именно Мадам де Графиньи (графиня S***) и князя Раймондо де Сангро (являлся академиком де ла Круска) имел в виду Одриосола.

Рекомендуем также

“Чудо, имя которому ‒ книга. Из истории книгопечатания”. 6-й класс

1. Характеристика читательской группы

Занятие проводится с учащимися шестого класса и связано по теме с уроком обществознания «Роль книгопечатания в развитии образования». Эта тема также перекликается с параграфами учебников: «История средних веков» и «История России».

2. Форма проведения занятия: групповая

3. Тип занятия: урок – презентация с практической деятельностью учащихся (класс делится на две команды, в каждой из которых пять  групп).

4. Методы обучения: поисковый и эвристический.

5. Цель: Показать огромную роль в истории государств выдающихся людей, стоявших у истоков книгопечатания в Западной Европе и на Руси в средние века.

6. Задачи:

  • информационные  – познакомить с предпосылками возникновения книгопечатания, с историей появления первых печатных книг;
  • воспитательные –  показать величие гражданского подвига первопечатников, их мастерство, трудолюбие и патриотизм;
  • образовательные –  проверить умение работать со справочной литературой по поиску информации;
  • развивающие –  научить кратко излагать свои мысли.

7. Оборудование:

  • научно-популярная литература, энциклопедии, словари, справочники, статьи из периодики, подобранные библиотекарем по теме;
  • книжная выставка  «Чудо, имя которому – книга», цитаты;
  • электронная презентация «Из истории книгопечатания» (Презентация).

8. Задания для подготовки учащихся:

Повторить соответствующие теме параграфы учебников по истории.
Повторить правило написания синквейна.

9. Ожидаемый результат

В результате освоения темы у учащихся должны закрепиться знания и умения поиска информации в предложенной литературе.

В ходе проведения занятия хотелось бы выявить:

  • отношение учащихся к историческим сведениям о первопечатниках и уровень их подготовки к мероприятию;
  • желание использовать полученные знания в самостоятельной творческой работе;
  • уровень активности и заинтересованности  в предложенной теме; 

10. Связь с уроком обществознания.

Проведение теста по теме: «Чудо, имя которому – книга. Из истории книгопечатания» (Приложение 1).

ХОД УРОКА

Слайды 1, 2. Титульный лист

Мы хорошо удерживаем в памяти:  

10%   из того, что читаем
20%   из того, что слышим
30%   из того, что видим
70%   из того, что обсуждаем 
90%    из того, что делаем сами

Наше занятие посвящено истории книгопечатания. Сегодня мы должны прочитать и обсудить, услышать и увидеть материал по данной теме из разных подобранных источников информации, критически его оценить и  определить критерии отбора найденной информации. 

Вступление: «На пути к новой книге»

Слайд 3. Эпиграф

«История ума представляет две главные эпохи: изобретение букв и типографии; все другие были их следствием. Чтение и письмо открывает человеку новый мир…»

Н.М.Карамзин

Слайды 4, 5, 6

Вспомним предысторию:

VIII век – в буддийских монастырях возникает самый ранний способ механического размножения книги – ксилография  (обрезная гравюра на дереве).
868 г. – в Китае впервые в мире отпечатана книга.
Еще в XI в. наборную форму, составленную из глиняных литер, использо­вал китайский кузнец Би Шэн, печатавший так несложные тексты.
Около 1400 г. – ксилография появляется в Западной Европе.
XIII век – изобретен способ печатания деревянными литерами.
1403 г. – в Корее для печати стали отливать металлические шрифты.

В истории каждого народа есть имена, ставшие гордостью национальной культуры, и среди них Иоганн Гутенберг и Иван Федоров — люди, стоявшие у истоков книгопечатания. Докажите это, выполнив первое практическое задание.

Слайд 7. Вопросы к практическому заданию № 1.

Практическое задание № 1.

Найдите ответы на вопросы в предложенных вам различных источниках.

(Поиск материала по теме в энциклопедиях,  в научно-популярной  и справочной литературе). 

Вопросы группам первой команды: Иоганн Гутенберг

1. Причины возникновения книгопечатания в Европе в середине XV века:
2. Иоганн Гутенберг – первопечатник и …
3. Заслуга Иоганна Гутенберга в том, что …
4. Самые известные книги, изданные Иоганном Гутенбергом:
5. Объясните слово  «ИНКУНАБУЛА» –

Вопросы группам второй команды: Иван Фёдоров

1. Причины возникновения книгопечатания на Руси в середине XVI века:
2. Иван Федоров – первопечатник и …
3. Заслуга Ивана Федорова  в том, что …
4. Самые известные книги, изданные Иваном Федоровым:
5. Объясните слово  «ДРУКАРЬ».
(обсуждение прочитанного: параллельные ответы учащихся).

Практическое задание  № 2:

Запишите алгоритм поиска материала по своему источнику:

  • по научно-популярной литературе;
  • по энциклопедиям;
  • по словарям;
  • по периодике.

(учащиеся комментируют ход поиска по своим записям)

Практическое задание № 3

Из всех предложенных источников выберите те, которые наиболее подходят для подготовки презентации по данной теме и объясните – почему.
(учащиеся определяют критерии отбора найденной информации)

Первые книгопечатники  (продолжение презентации)

Слайды 8-12

Немецкий первопечатник Иоганн Гутенберг

Ничто в мире не происходит случайно. Закономерным было и появление типографского станка в Европе в середине XV столетия. Книгопечатание было детищем того явления культурной и общественной жизни, которое известно под названием Ренессанса, или Возрождения.

Во дворцах и монастырях возникают крупные библио­теки. Для простых людей рукописная книга была слишком дорога. Между тем развитие ремесла и становление промышленности вынуждали человечество заняться систематизацией и распространением знаний, накопленных в предше­ствующие века. Сделать это можно было лишь с помощью массовой книги.

Книгопечатание — детище городской культуры. Для школ и университетов нужны были книги, учебные пособия. Тогда еще никто не задумывался об их «стабильности». Но какое-то единообразие все же требовалось. Дать его могло только механическое воспроизведение текстов. Спрос на учебники рос с каждым годом, и рукописные мастерские не могли удовлетворить его. Этот спрос и стал одной из побудительных причин возник­новения книгопечатания.

Немецкий изобретатель Иоганн Гутенберг облек в реальные технические формы идеи, которые высказывались и ранее, нашел наилучшее конкретное ре­шение проблемы, поставленной перед человечеством всем ходом мировой истории.

Будущий изобретатель, сын богатого горожанина из Майнца появился на свет около 1399 г. Он с юности был знаком с основами химии, знал, что такое чеканка, штамповка, литье и сплавы. Ученые предполагают, что в 1418—1420 гг. Гутенберг учился в Эрфуртском университете, где приобрел основательные познания в области латинского языка. Известно также, что Гутенберг был «золотых дел мастером», то есть владел профессией шлифовщика и гранильщика драгоценных камней.

Первые опыты кни­гопечатания были предприняты Гутенбергом в начале 30-х гг. XV века. Свое великое открытие он обдумывал и осуществлял в течение 10 лет. Отливка литер  в ручном словолитном инструменте и есть, как считают ученые, главное изобретение Гутенберга. Он придумал, как составить из литер и скрепить строку набора. Мастер изобрел инструмент, который до сих пор применяется в типографиях с ручным набором, – верстатку. Он же придумал, как соединять набранные строки в страницу, чтобы она не рассыпалась, когда ее переносят на печатный станок.

Нечто подобное произошло и с печатным станком. Такие станки были известны давно. Применялись они совершенно для другой цели – для отжимки винограда, а также для изготовления бумаги. Гений Гутенберга заставил их служить другой цели. Его станок в отличие от предыдущих громоздких и неуклюжих машин работал быстро и безотказно. Пресс позволял печатать текст на двух сторонах листа.

С воодушевлением Гутенберг печатает краткую латинскую грамматику «О восьми частях речи», издает небольшие листовки-календари, которые зачитывались до дыр. С годами улучшилась техника печати, что позволило мастеру взяться за издание большой книги.

Первым представительным изданием, в котором новое изобретение нашло свое законченное художественное и техническое выражение, была 42-строчная Библия, названная так по количеству строк на полосе.

В полном экземпляре Библии1282 страницы. Это два тома довольно-таки внушительных размеров, примерно 40 X 30 см. Титульного листа в книге нет. Этот элемент книжного убранства появился позднее — на рубеже XV и XVI вв. Полиграфическим способом в Библии воспроизведен лишь текст, набранный в две колонки. Все украшения  сделаны от руки. В каждом экземпляре они разные.

Ученые считают, что Гутенберг отпечатал 165 экземпляров «42-строчной» Библии, из которых сохранилось всего 48. Это самая дорогая книга в мире. В 1458-1460 г.г. Гу­тенбергом была напечатана другая Библия, которую по  числу строк на полосе называют «36-строчной». Это издание еще более редко: известно всего 13 на­печатанных на бумаге экземпляров.

Жизнь Иоганна Гутенберга прошла в неустанных трудах и хлопотах. Лишь под старость он получил возможность жить, не заботясь о хлебе насущном. Гутенбергу был пожалован придворный чин и пожизненная пенсия. Умер Иоганн Гутенберг 3 февраля 1468 года.

Слайды 13-17

Еще при его жизни началось триумфальное шествие печатного станка по странам Европы. Первые печатные книги «разговаривали» на латыни — класси­ческом языке античности, но постепенно они «изучили» все языки Европы.

Примерно за 40 лет многочисленные ти­пографии выпустили в свет около 40000 изданий общим тиражом в 10-12 миллионов экземпляров. Эти первые книги, изданные в Европе по 31 де­кабря 1500 г., называют инкунабулами. В основе термина лежит латинское слово, обозначающее «колыбель». Инкунабулы — это книги колыбельного пе­риода книгопечатания.

Вслед за изобретением печатного станка в Европе начинается невиданный прежде расцвет наук, искусств, ремёсел…

Слайд 7. Вопросы к практическому заданию № 1.

Слайды 18-26

Первопечатник Иван Фёдоров

В XVI веке в России бурно развивались культура и просвещение. Впервые на Руси создавалась система школьного обучения. Появление же сети училищ и школ с неизбежностью ставило вопрос об учебных пособиях, которых должно было потребоваться немало. Решить этот вопрос могло только книгопечатание. Печатная книга должна была стать могучим орудием просвещения, фактором создания единого русского литературного языка и главное – отражением  политики централизации власти, проводимой Иваном Гроз­ным.

У истоков русского и украинского книгопечатания стоял создатель старопечатного стиля орнаментики Иван Федоров. Мы удивляемся его таланту, преклоняемся перед его мужеством. Исследования последних лет открыли новые, ранее неизвестные стороны деятельности Ивана Федо­рова. Сейчас мы видим в  нем писателя, художника, педагога, просветителя, безгра­нично преданного делу.

Датой рождения Ивана Федорова при­нято считать 1510 год. В одной из старых книг Краковского университета найдена запись о том, что в 1532 году здесь был удостоен степени бакалавра «Иван Федоров Москвитин». А затем источники молчат о нем на протяжении 30 с лишним лет. Вновь его имя появляется уже в связи с организацией типографского дела в Москве. Человек одаренный и образованный, он становится во главе первой государственной типографии, устроенной с благословления митрополита Макария в 1563 году.

В 1564 году в этой типографии вышла в свет первая точно датированная русская печатная кни­га «Апостол», в послесловии которой сказано, что печатали ее «Николы чудотворца Гостунского дьякон Иван Федоров да Петр Тимофеев Мстиславец». «Апостол» в Древней Руси использовал­ся для обучения духовенства.

Из послесловия к «Апо­столу» известно, что поли­графические работы велись в течение года. Книга напечатана старо­печатным стилем, который разработал сам Иван Федо­ров. Издание украшает фронтисписная гравюра с изображением апостола евангелиста Луки. Первопечатный «Апо­стол» отличает высочайшая редакторская культура. В нем не обнаружено ни одной орфографической ошибки, подчистки или опечатки. Исследователей продолжают восхищать высокохудоже­ственные гравюры, фили­гранный рисунок шрифта, оригинально выполненные заставки и прекрасное каче­ство двухкрасочной печати. Иван Федоров сам резал и отливал буквы, гравировал рисунки и заставки, редак­тировал и набирал текст и печатал весь «завод» — около 1200 книг. До нашего вре­мени дошли 60 экземпляров этого издания, они хранятся в крупнейших библиотеках и музеях мира.

Высшие круги церковной иерархии выступили против книгопечатания. Иван Федоров и его помощник Петр Мстиславец были вынуждены уехать в великое княжество Литов­ское, а затем в Львов, где в 1574 году Иван Федоров напечатал «Азбуку» — первый восточнославян­ский учебник. Иван Федоров писал, что составил его «ради скорого младенческого научения».

В 1580 году в Остроге Иван Федоров печатает «Новый завет с Псалтырью». Изда­ние сопровождала «Книжка — собрание вещей нужнейших» — первый в истории на­шей словесности алфавитно-предметный указатель и одновременно сборник афоризмов и крылатых выражений. А затем была напечатана Острожская «Библия» — замечательный памятник восточно­славянской культуры.

Иван Фёдоров похоронен во Львове. Здесь на могильной плите изображен книжный знак печатника, а под ним высечено: «Друкарь книг пред тым невиданных».

Слайды 27-29

 Заключение

Только изобретение книгопечатания открыло мир духовных богатств широкому кругу людей и тем самым дало новый толчок развитию науки, техники, общественной мысли. Появление первой печатной книги не только совпало по времени, но и сравнимо с великими географическими открытиями. Изобретение книгопечатания – одно из удивительных творений человеческого ума. Книга есть и будет основой духовной жизни народа.
Черные оттиски букв на белой бумаге, листы, собранные в книгу, – лучшее универсальное хранилище мысли, вдохновляющий источник новых идей.

Практическое задание № 4:

Составьте   синквейн

Первая команда: Иван Федоров  
Вторая команда: Иоганн Гутенберг

Список литературы:

1. Древний мир. Средневековье / Сост. А.М.Цирульников. – М.: ООО Мир книги. Изд. дом Современная педагогика, 2005. – 128 с.
2. Дьяченко, Н.П. Рождение книги: кн. для уч-ся ст. кл. ср. шк. / Н.П. Дьяченко.– М.: Просвещение, 1990.– 112 с.
3. История в лицах и событиях: Исторический лексикон XIV – XVI – В 2-х кн. / РАН. – М.: Академ. Книга / Учебник; Знание, 2006. – 800 с. ил. (Кн. 1.).
4. История в лицах и событиях: Исторический лексикон XIV – XVI – В 2-х кн. / РАН. – М: Академ. Книга / Учебник; Знание, 2006. – 800 с. ил. (Кн. 2.).
5. Книга для чтения по истории средних веков: пособ. для уч-ся 7 кл. ср. шк. – М.: Просвещение, 1991. – 240 с.
6. Львов, С.Л. Книга о книге / С.Л. Львов. – М.: Просвещение, 1980. – 208 с.
7. На заре книгопечатания: пособие для учителей. / В.С. Люблинский. – Л.: ГУП ИЗД., 1959.–160 с.
8. Немировский, Е.Л. Путешествие к истокам русского книгопечатания: книга для учащихся / Е.Л. Немировский. – М.: Просвещение, 1991. – 224 с.
9. Осетров, Е.И. Сказ о Друкаре Иване и его книгах / Е.И. Осетров.– М.: Изд. Малыш, 1981. – 96 с.
10.Слово о книге: Афоризмы. Изречения. Литературные цитаты. – 2-е изд., доп./ Сост. Е.С.Лихтенштейн. – М.: Книга, 1974. – 320 с.
11. Самые знаменитые изобретатели России / Авт.- сост. С.Истомин.– М.: ВЕЧЕ, 2000.– 496 с.
12.Энциклопедия для детей. Всемирная история / Глав. ред. М.Аксёнова. – М.:Аванта +, 2006. – 688 с.
13.Энциклопедия для детей. Русская литература. От былин и летописей до классики XIX века / Глав. ред. М.Аксёнова. – М.: Аванта +, 2006. – 672 с. 14.Энциклопедия для детей. Языкознание. Русский язык / Глав. ред. М.Аксёнова. – М.: Аванта +, 2005. – 704 с.
15. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. – в 4-х Т. / В.И.Даль. – М.: Русский язык Медиа, 2006. – 702 с.
16. Словарь иностранных слов. – 18-е изд., стереотип./Ред. фил. слов. рус. яз. – М.: «Русский Язык», 1989. – 624 с.

Список статей из периодической печати:

1. Бесхлебникова В.А. Изобретатель книгопечатания // Читаем, учимся, играем. – 2005. – Вып.5. – С.36–41.
2. Кузякина Н. Любите книгу и цените библиотеку: Метод, пособие для
школьных библиотекарей. – 2. Ч. – М.: Изд. Первое сентября, 2004. – № 4 (Вып. 122). – 16-31 июля. – 66 с.
3. Мальгин А.С., Мальгин М.А. Литера к литере, строка под строкой…// Читаем, учимся, играем. – 2008. – Вып. 10. – С. 63-72.

Список использованных дисков CD-ROM:

1.   Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2007. [Электронный ресурс]. – М.: CD-ROM, 2007. – 3 электрон, опт. диска (CD – ROM).

Книгопечатание

В марте 1564 года вышла первая печатная датированная книга — «Апостол». С нее началась история книгопечатания в России. Вспоминаем интересные факты об «Апостоле» и его издателях.

Блок: 1/8 | Кол-во символов: 178
Источник: https://www.culture.ru/materials/179077/apostol-pervaya-datirovannaya-pechatnaya-kniga-na-rusi

Книги «От руки»

Книгопечатанию в России предшествовала эра рукописных книг. Переписывали их в монастырях, и при этом не обходилось без «человеческого фактора». Чтобы в книгах не появлялись ошибки и отступления от церковных норм, правила работы «списателей» священных текстов опубликовали в Стоглаве 1551 года. Сборник также содержал церковные правила и наставления, древнерусские нормы права и нравственности.

«Благоверный царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси повелел святые книги на торгах покупать и в святые церкви вкладывать. Но среди них мало нашлось пригодных — все оказались испорчены переписчиками, невежественными и несведущими в науках. Тогда он начал размышлять, как бы наладить печатание книг, чтобы впредь святые книги издавались в исправленном виде».

Блок: 2/8 | Кол-во символов: 774
Источник: https://www.culture.ru/materials/179077/apostol-pervaya-datirovannaya-pechatnaya-kniga-na-rusi

История книгопечатания

Книгопечатание было изобретено дважды: в Китае и в Корее и в средневековой Европе. В Китае книгопечатание изобретено, по одним данным (Julien, «Documents sur l’art d’imprimerie»), в 581 году н. э., а по китайским источникам — между 935 и 993 годами (подробнее см. четыре великих изобретения). Первым точно датированным печатным текстом является китайская ксилографическая копия буддийской Алмазной сутры, изданная в 868 году. Печатный амулет, датированный 704—751 годами, был найден в 1966 году при раскопках храма в Кёнджу, Корея .

Штучная печать

Техника штучной печати для воспроизведения текста, рисунков и изображений широко использовалась по всей Восточной Азии. Она возникла в Древнем Китае как метод печати на текстиле, а затем и на бумаге. Самые ранние сохранившиеся образцы, напечатанные на ткани, являются китайскими и датируются не позднее 220 года н. э. Ближайшие по времени западные образцы относятся к IV веку и принадлежат Древнему Египту эпохи римского правления.

В Восточной Азии

Самые ранние сохранившиеся гравюры происходят из Китая эпохи династии Хань (до 220 года н. э.), они использовались для оттиска на шёлке трёхцветных изображений цветов, а самый ранний пример гравюры на бумаге, также китайский, относится к середине седьмого столетия.

В девятом веке печать на бумаге уже профессионально практиковалась, именно этим периодом датирована первая сохранившаяся полная печатная книга — Алмазная сутра (находящаяся ныне в Британской библиотеке). В десятом веке были напечатаны 400 тысяч копий некоторых сутр и картин, выходила конфуцианская классика. Опытный печатник за один день мог напечатать до 2000 листов, состоящих из двойных страниц.

Из Китая книгопечатание распространилось в Корею и Японию, которые использовали китайские логограммы; методы китайской печати также применялись в Турфане и Вьетнаме с использованием других шрифтов. Однако в отличие от другого изобретения — бумаги, техника книгопечатанья так никогда и не была заимствована исламским миром.

На Ближнем Востоке

Штучная печать на ткани появилась в римском Египте к четвёртому столетию. Ксилография, названная по-арабски «тарш», была развита в арабском Египте в IX—X столетиях, применяясь главным образом, для молитв и письменных амулетов. Есть некоторые причины полагать, что эти печатные оттиски (гравюры) были сделаны из недеревянных материалов, возможно из олова, свинца или глины. Используемые методы, кажется, имели очень мало влияния за пределами мусульманского мира. Хотя Европа приняла печать деревянной гравюры от мусульманского мира, первоначально для оттиска на ткани, техника металлической ксилографии в Европе осталась неизвестной. Позже ксилография вышла из употребления в исламской Средней Азии после того, как из Китая была перенята печать подвижного типа.

В Европе

Впервые в христианской Европе методика оттиска на ткани появилась около 1300 года. Изображения, оттиснутые на ткани для религиозных целей, могли быть довольно большими и сложными, и когда бумага стала относительно легко доступной, около 1400 года, тут же получили распространение небольшие гравюры на религиозные темы и игральные карты, напечатанные на бумаге. Массовое производство печатной бумажной продукции началось примерно с 1425 года.

Годом изобретения книгопечатания считается 1445 г. Суть изобретения состояла в том, что Иоанн Гутенберг предложил использовать для набора текста отдельные металлические буквы — литеры, которые располагали в нужном порядке в специальных ячейках. Литеры вручную покрывали краской, а затем прижимали к листу бумаги в станке. В итоге получается оттиск страницы книги. На станке, созданном Гутенбергом, можно было изготовить 100 оттисков одного листа за час. Первыми печатными книгами стали Библия и Псалтырь, изданные на латинском языке.

Блок: 2/9 | Кол-во символов: 3785
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5

Технология

Печатание производилось следующим образом: на деревянных козлах, на которых вырезались выпуклые буквы, наносили жидкую краску, затем сверху накладывали лист бумаги и тёрли мягкой щёткой. Этот способ печати, употреблявшийся и в Средние века нидерландскими печатниками на деревянных печатных досках, сохранился в Китае до начала XX века; попытка иезуитов-миссионеров в XVII веке вырезать слова из меди не привилась.

Уже в гробницах Фив и Вавилона находили кирпичи с вытиснутыми надписями; у ассирийцев для летописей служили цилиндры из жжёной глины с вырезанными буквами; в Афинах вырезали географические карты на тонких медных досках; Римские горшечники на изготавливаемой ими посуде отпечатывали имя заказчика или обозначение цели, для которой она предназначена. Богатые римляне, чтобы облегчить детям изучение грамоты, давали им буквы, вырезанные из слоновой кости или из металла, из которых дети учились составлять отдельные слова; Цицерон, рассказывая об этом, излагает в ясных выражениях основной принцип набора слов.

В Средние века, после крестовых походов, когда усилилось стремление к образованию, деятельность монахов, занимавшихся переписью книг (манускриптов), перестала удовлетворять возраставшие потребности. С XIII века начали вырезать картинки на досках с текстом, вначале весьма кратким. Впоследствии текст начал занимать больше места, чаще в виде составленной из слов ленты, исходящей из уст действующего лица; следом начали печатать книги, состоявшие из одного текста, без рисунков. Для печати изготавливались тонкие металлические пластины, на которых вырезались значки. Существовало несколько методов:

  • линии очертания букв оставлялись, а всё остальное срезалось;
  • в доске вглубь вырезалось очертание букв — тогда буквы при печатании выходили белыми, а всё остальное оставалось чёрным.

Ксилография

Позднее начали вырезать текст ножом на деревянных досках; это так называемая ксилография. Древнейшее дошедшее до нас произведение этого искусства, имеющее на себе дату печатания, относится к 1423 году (см. «Библия бедных»). Производилось ли печатание с помощью станка или с помощью щёток — неизвестно; во всяком случае дошедшие книги печатались лишь с одной стороны листа. Из книг, напечатанных этим способом, наиболее известны так называемые «Донаты» (сочинение римского грамматика Элия Доната). Не доказано, что «Донаты» были напечатаны много раньше изобретения Гутенберга; с другой стороны, известно, что печатными досками пользовались ещё долго после Гутенберга; ксилография также существовала в 1475, в 1482 и даже в 1504 годах.

Наборный шрифт

История книгопечатания в современном смысле этого слова начинается с того момента, когда стали изготавливать металлические, подвижные, выпуклые буквы, вырезанные в зеркальном отображении. Из них набирали строки и с помощью пресса оттискивали на бумаге.

Между 1041 и 1049 годами китаец Би Шэн придумал изготавливать наборный шрифт из обожжённой глины, но этот способ получил меньшее распространение, чем ксилография, так как в китайской письменности тысячи иероглифов и поэтому изготовление наборного шрифта было слишком трудоемким.

В Корее времён династии Корё в 1377 году с помощью подвижного шрифта из металла была напечатана книга «Антология учения великих монахов об обретении духа Будды с помощью практики Сон Пэгуна Хвасана» (Чикчи).

В Европе наборный шрифт появился во второй трети XV века, и почти все исследователи приписывают его немцу Иоганну Гутенбергу. Иоганн Ментелин в Страсбурге, имевший типографию уже в 1458 году, и Пфистер в Бамберге, считавшиеся ранее первыми печатниками, должны быть признаны учениками Гутенберга. Почти все западноевропейские народы оспаривали у немцев честь изобретения книгопечатания. Наиболее убедительно отстаивали свои притязания голландцы, ссылающиеся на изобретение книгопечатания Лауренсом Янсзоном Костером.

У итальянцев Памфилио Кастальди в Фельтре считался изобретателем подвижных букв: как рассказывают, он не придавал своему изобретению никакого значения, уступил его Фусту, который с товарищами воспользовался им, учредив типографию в Майнце. Однако до нас не дошло ни одной строчки, напечатанной Кастальди, которая могла бы подтвердить достоверность этого рассказа.

К свидетельствам современников, говорящим в пользу Гутенберга, нужно отнести указание Петера Шеффера, зятя Фуста и продолжателя его дела: в издании «Институций Юстиниана» 1468 году он указывает на Гутенберга и Фуста как на первых печатников. Движимый родственным чувством, он, вероятно, приписал и Фусту честь изобретения, принадлежащего одному Гуттенбергу. В 1472 году Вильгельм Фише, ректор Парижского университета, в письме к Роберту Гагену говорит: «Передают, что недалеко от города Майнца был некто Иоанн Бонемонтан (Гутенберг), который первый выдумал искусство книгопечатания». Матвей Пальмерий, в продолжении «Хроники» Евсевия, напечатанном в 1483 году в Венеции, указывает, что «искусство печатать книги было изобретено в 1440 г. Гутенбергом в г. Майнце». Наконец, Иоанн Шеффер, сын Петера Шеффера, в посвящении к переводу Тита Ливия 1505 года указывает на Гутенберга как на первого печатника, хотя в других местах приписывает это изобретение Фусту.

Блок: 3/9 | Кол-во символов: 5156
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5

Почему именно «Апостол»

Для печати первого издания взяли «Деяния и послания апостолов», написанные евангелистом Лукой, — часть Нового Завета. Книгу использовали на богослужениях, при подготовке священников и для обучения грамоте в церковно-приходских школах.

Печать столь серьезной книги требовала тщательной подготовки. Для нового начинания Ивану Федорову понадобились помощники — среди них был Петр Мстиславец, которого также считают одним из первых книгопечатников на Руси. Сначала все учились набирать текст и печатать его. Федоров с помощниками делали формы для каждой буквы, отливали все новые и новые свинцовые литеры разных шрифтов и вырезали деревянные орнаменты для украшения глав. За процессом подготовки следил лично государь.

Особенно старательно Иван Федоров и митрополит Макарий отбирали первоисточник — варианты рукописных «Апостолов» присылали из монастырей. При Печатном дворе открыли «справную палату», где готовили образец для печати. Проработки требовал и сам текст книги.

«Надо сказать, что Иван Федоров «облегчил» книгу, устранив из нее многие служебные материалы, не входившие в канонический текст, но по традиции помещавшиеся в рукописных Апостолах. Это всевозможные предисловия, толкования и пр.».

От царского повеления запустить печатный станок до самой печати прошло почти десять лет. Лишь в апреле 1563 года мастера принялись изготавливать саму книгу.

Блок: 4/8 | Кол-во символов: 1377
Источник: https://www.culture.ru/materials/179077/apostol-pervaya-datirovannaya-pechatnaya-kniga-na-rusi

Первопечатные книги

Первопечатные книги (инкунабулы) сохранились в крайне незначительном числе экземпляров; они совершенно сходны с рукописными книгами, как в шрифте, так и по своей внешности. Первопечатники во всём подражали рукописям, ибо последние ценились гораздо дороже, да и публика в первое время по привычке требовала рукописи, подозревая в печати вмешательство дьявола; на первых печатных экземплярах, выпускавшихся в виде рукописей, не отмечалось ни года, ни места напечатания, ни имени типографа.

Блок: 4/9 | Кол-во символов: 509
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5

Работа над книгой

Печатали первую книгу почти год. За образец шрифта в итоге был взят «рукописный полуустав» ХVI века — некрупные округлые буквы с небольшим наклоном вправо. В таком стиле обычно переписывали церковные книги. Чтобы печатную книгу было удобнее читать, мастера кропотливо выравнивали строки и пробелы между словами. Для печати использовали проклеенную французскую бумагу — тонкую и прочную. Иван Федоров сам гравировал и сам набирал текст.

В 1564 году вышла первая русская печатная датированная книга. В ней было 534 страницы, на каждой — 25 строк. Тираж по тем временам был внушительным — около двух тысяч экземпляров. До наших дней в музеях и библиотеках сохранилось около 60 книг.

Блок: 5/8 | Кол-во символов: 695
Источник: https://www.culture.ru/materials/179077/apostol-pervaya-datirovannaya-pechatnaya-kniga-na-rusi

Изобретение цветной печати

Раймондо де Сангро

Раймондо де Сангро, купив 25 октября 1745 года у падре Ильянеса, приехавшего из Чили, рукопись Historia et rudimenta linguae piruanorum (1600—1638), составленную на основе секретного документа «Exsul immeritus blas valera populo suo» и написанную иезуитскими миссионерами в Перу Джованни Антонио Кумисом и Джованни Анелло Оливой, включил в свою книгу «La Lettera Apologetica» (1750) многие знаки токапу из капак-кипу, правда переделав их и придав им закругленные, а не квадратные формы.

В 1747 году Мадам де Графиньи издала свои «Письма перуанки», в которых знатная перуанка Силия (Zilia) использовала кипу для записей и переводила сразу на французский. В «Письме XVI» Графиньи приводит описание кипу как письменности. Книга была переиздана в 1749 году. Издатель сборника «Colección de documentos literarios del Perú» (1874) Мануэль де Одриосола (Manuel de Odriozola) предположил, что эти письма послужили «одному итальянцу из Академии де ла Круска и одной графине, той же национальности, написать толстый том „в одну четверть“, озаглавленный „Apologea de los quipos“. Использовав Гарсиласо, автор столь уверенно использует грамматику, словарь из кипу, представляющие собой кипуграфию, позаимствованную от некого Кипу-Камайока из инков, но как бы они не ошибались в своих предположениях».

Именно в этой книге, имевшей полное название «Lettera Apologetica dell’Esercitato accademico della Crusca contenente la difesa del libro intitolato Lettere di una Peruana per rispetto alla supposizione de’ Quipu scritta dalla Duchessa di S*** e dalla medesima fatta pubblicare», использовано 40 «ключевых слов» якобы древней системы записи Инков. Ключевые слова в кипу были раскрашены разными цветами и имели форму круга. Метод цветной печати был неизвестен на то время и изобретён самим Раймондо.

Как видно, именно Мадам де Графиньи (графиня S***) и князя Раймондо де Сангро (являлся академиком де ла Круска) имел в виду Одриосола.

Опубликование князем книги «La Lettera Apologetica», содержавшей опасные еретические мысли, привело к отлучению Раймондо де Сангро от Церкви папой Бенедиктом XIV в 1752 году.

Блок: 5/9 | Кол-во символов: 2144
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5

Первые учебники на Руси

Развитие образования было делом важным для становления Российского государства. Книги, переписанные вручную, отличались большим количеством ошибок и искажений. Их авторы не всегда были хорошо образованы сами. Поэтому для обучения детей грамоте понадобились хорошо читаемые, понятные, нерукописные учебники.

Первой книгой для обучения детей грамоте стал печатный том Ивана Федорова «Часовник». Довольно продолжительное время дети учились читать именно по этой книге. До наших дней дошли два экземпляра этого издания. Один том находится в Бельгии, другой – в Ленинградской библиотеке. Позже в Москве будет напечатана «Азбука», ставшая первым учебником для детей. На сегодняшний день этот редкий экземпляр древнего книгопечатания находится в США.

Царь Иван Грозный, при всем неоднозначном к нему отношении, понимал, что не построить сильного развитого государства без умных образованных людей. Необходимо идти в ногу со временем и не отставать от передовых государств. Источником истинных правдивых знаний во все времена была и будет книга. Только читающие, грамотные, образованные люди смогут построить передовую державу и внедрить технологии, согласно требованиям времени.

Основатель книгопечатания на Руси – Иван Федоров – гений своего времени, который смог сдвинуть Россию с точки невежественности и скудоумия, направить ее по пути просвещения и развития. Несмотря на опалу и гонения, обрушившиеся на него, Иван Федоров не оставил дело своей жизни и продолжал работать на чужбине. Его первые печатные издания стали основой письменности и словесности 16–17 веков.

Блок: 7/7 | Кол-во символов: 1589
Источник: https://1001student.ru/istoriya/knigopechatanie-na-rusi.html

Произведение полиграфического искусства ХVI века

«Апостол» декорировали в стиле древнерусских рукописных книг. Деревянный переплет обтянули сафьяном с золотым тиснением и латунными застежками. Внутри «Апостол» был «с картинками»: книгу украшали 48 рисунков из причудливо переплетенных трав с плодами и шишками. Начало главы печатник выделял орнаментом, а буквицы и вставки еще и красным — киноварью. Краски оказались столь высокого качества, что не выцвели даже спустя столетия.

При столь традиционном оформлении в «Апостоле» появился и новый элемент декора: гравированный фронтиспис — рисунок, размещенный на одном развороте с титульным листом. На нем изображена фигура евангелиста Луки в арке на двух колоннах.

«В прошлом году ввели они у себя печатание… и я сам видел, с какой ловкостью уже печатались книги в Москве», — отметил работу московских печатников в 1564 году итальянский аристократ Рафаэль Барберини, побывавший в те годы в России.

Годы подготовки и скрупулезная работа над книгой себя оправдали: исследователи не обнаружили в книге ни одной ошибки или опечатки.

Блок: 6/8 | Кол-во символов: 1072
Источник: https://www.culture.ru/materials/179077/apostol-pervaya-datirovannaya-pechatnaya-kniga-na-rusi

Первый печатный станок Ивана Федорова

Первое оборудование для книгопечатания было крайне незатейливым: станок и несколько наборных касс. Основу древнего печатного станка составлял винтовой пресс. Станок Ивана Федорова дожил до наших дней.

Лицезреть эту ценность, прикоснуться к истории, вдохнуть седую древность можно во Львовском историческом музее. Вес станка составляет около 104 кг. Шрифт был построен таким образом, чтобы походить на письменные буквы. Он был приближен к понятному простому русскому человеку ручному письму. Соблюден наклон вправо, буквы ровные, одинакового размера. Поля и расстояния между строками четко соблюдены. Заглавие и прописные буквы печатались красной краской, а основной текст – черной.

Использование двухцветной печати – изобретение самого Ивана Федорова. До него никто в мире не использовал несколько цветов на одной печатной странице. Качество печати и материалов настолько безукоризненное, что первая печатная книга «Апостол» дожила и до наших дней и находится в Московском историческом музее.

В 16 веке было два знаменательных события для истории Москвы, а впоследствии и для истории Руси – строительство собора Ивана Блаженного в столице и создание печатного станка Иваном Федоровым.

Блок: 6/7 | Кол-во символов: 1226
Источник: https://tvercult.ru/istoriya/knigopechatanie-na-rusi-pervyiy-knigopechatnik-i-izdanie-pervoy-pechatnoy-knigi

Послесловие к «Апостолу»

«Возлюбленный и чтимый русский народ, если труды мои окажутся достойными вашей милости, примите их с любовью», — обращался Иван Федоров к читателям в послесловии своей книги.

Послесловие к книге «Апостол» стало первой светской печатной публикацией. В нем сообщалось, где, когда и кем напечатана книга. Там были указан заказчик — Иван IV — и издатели: Иван Федоров и Петр Мстиславец, а также митрополит Макарий, который дал свое благословение на печать церковной книги.

Автор послесловия рассказывал о великом церковном строительстве «по всем градом» Московской Руси, особенно «в новопросвещенном месте во граде Казани и в пределах его», и потребности в печатных церковных книгах, не искаженных переписчиками: «все растлени от преписующих ненаученых сущих и неискусных в разуме».

Блок: 7/8 | Кол-во символов: 800
Источник: https://www.culture.ru/materials/179077/apostol-pervaya-datirovannaya-pechatnaya-kniga-na-rusi

Литература

Дореволюционная

  • Штейн В. И. Печатное дело // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Wetter J. Kritische Geschichte der Erfindung der Buchdruckerkunst. — Meinz, 1836.
  • Schaab. Geschichte der Erfindung der Buchdruckerkunst. — 2. Ausg. — Meinz, 1855.
  • Bernard Ang. De l’origine et des débuts de l’imprimerie en Europe. — P., 1853.
  • Sotheby. Principia typographica. — L., 1858.
  • Dupont P. Histoire de l’imprimerie. — P., 1869.
  • Bigmore и Wyman. Bibliography of printing. — L., 1880—84.
  • Didot A. F. Histoire de la typographie. / Extrait de l’Encyclopédie moderne. — P., 1882.
  • De Vinne. The invention of printing. — 2nd ed. — N. Y., 1878.
  • Булгаков Ф. И. Иллюстрированная история книгопечатания и типографского искусства: Т. 1: С истории изобретения книгопечатания по XVIII век включительно. — СПб., 1889. — 365 с., ил.
  • Голике Р. Р. Сборник снимков с славяно-русских старопечатных книг. — СПб., 1895.
  • Шибанов П. Каталог русских и славянских книг, напечатанных вне Москвы и Петербурга с основания типографий до новейшего времени. — М., 1883.
  • Старопечатные славянские издания // Вестник славянства. — Вып. X. — 1895.
  • Остроглазов. Книжные редкости // Русский архив. — 1891. — № 8, 9.
  • Голубев. О начале книгопечатания в Киеве // Киевская старина. — 1886. — № 6.
  • Ляхницкий. Начало книгопечатания в России. — СПб., 1883.
  • Лихачев Н. Документы о печатании книг и грамот в 1694 г. — СПб., 1894.
  • Лихачев Н. Книгопечатание в Казани за первое пятидесятилетие существования в этом городе типографий. — СПб., 1895.
  • Карамышев И. Краткие исторические сведения о СПб. типографиях.
  • Божерянов И. Исторический очерк русского книгопечатного дела. — СПб., 1895.
  • Владимиров П. В. Начало славянского и русского книгопечатания в XV—XVI вв. — К., 1894.
  • Собко, «Ян Галлер» // Журнал Мин. нар. просв., 1883, № 11;
  • Петрушевич А. С. Иван Фёдоров, русский первопечатник. — Львов, 1883.
  • Пташицкий О. Л. Иван Фёдоров, русский первопечатник. // Русская старина. — 1884. — № 3.
  • Дринов М. Првата Блгарска типография в Солун и некои от напечатанише в нея книги. — 1890.
  • Обзор I Всерос. выставки печатного дела. — СПб., 1895; 34.

Современная Учебная и справочная

  • Баренбаум И. Е., Шомракова И. А. Всеобщая история книги. — СПб., 2005.
  • Владимиров Л. И. Всеобщая история книги: Древний мир, Средневековье, Возрождение. — М., 1988.
  • История книги / Под ред. А. А. Говорова, Т. Г. Куприяновой. — М., 2001 (первое издание: М., 1999).
  • Ростовцев Е. А. История книжного дела. Учеб. пособие. — СПб., 2007—2011. — Ч. 1—3.
  • Книга. Энциклопедия. — М., 1999. (Книговедение. Энциклопедический словарь. — М., 1982. — первое издание)

Избранная научная

  • Аронов В. Р. Эльзевиры. — М., 1965.
  • Баренбаум И. Е. Книжный Петербург. — СПб., 2000.
  • Баренбаум И. Е. Штурманы грядущей бури. Н. А. Серно-Соловьевич, Н. А. Баллин, А. А. Черкесов. — М., 1987.
  • Баркер Р., Эскарп Р. Жажда чтения. — М., 1979.
  • Белов С. В., Толстяков А. П. Русские издатели конца XIX — начала XX века. — Л., 1976.
  • Блюм А. В. Советская цензура в эпоху тотального террора 1929—1953. — СПб., 2000.
  • Бубнов Н. Ю. Старообрядческая книга в России во второй половине XVII в. Источники, типы и эволюция. — СПб., 1995.
  • Варбанец Н. В. Иоханн Гутенберг и начало книгопечатания в Европе. — М., 1980.
  • Васильев В. Г. Издательская деятельность Академии наук в её историческом развитии (от зарождения до наших дней). — М., 1999. — Кн. 1—2.
  • Верещагин Е. М. Христианская книжность Древней Руси. — М.,1996.
  • Вздорнов Г. И. Искусство книги Древней Руси. Рукописная книга Северо-восточной Руси. — М., 1980.
  • Волкова В. Н. Сибирское книгоиздание второй половины XIX в. — Новосибирск, 1995.
  • Володихин Д. М. Книжность и просвещение в Московском государстве XVII в. — М., 1993.
  • Вольман Б. Русские нотные издания XIX — начала XX вв. — Л., 1970.
  • Герчук Ю. Я. Эпоха политпажей. Русское типографское искусство. — М., 1982.
  • Динерштейн Е. А. А. С. Суворин. Человек, сделавший карьеру. — М., 1998.
  • Динерштейн Е. А. Издательское дело в первые годы Советской власти. — М., 1971.
  • Динерштейн Е. А. «Фабрикант» читателей: А. Ф. Маркс. — М., 1986.
  • Динерштейн Е. А. И. Д. Сытин. — М., 1983.
  • Дуров В. А. Книга в семье Романовых. — М., 2000.
  • Ершова Г. Г. Майя: тайны древнего письма. — М., 2004.
  • Заболотских Б. В. Книжная Москва. — М., 1990.
  • Завадская Е. В. Японское искусство книги (VII—XIX вв.) — М., 1986.
  • Ильина Т. В. Декоративное оформление древнерусских книг. Новгород и Псков. XII—XV вв. — Л., 1978.
  • Каждан А. П. Книга и писатель в Византии. — М., 1973.
  • Кельнер В. Е. Очерки по истории русско-еврейского книжного дела во второй половине XIX — начале XX века. — СПб., 2003.
  • Кестнер И. Иоганн Гутенберг. — Львов, 1987.
  • Киселева Л. И. Западноевропейская рукописная и печатная книга XIV—XV вв. — Л., 1985.
  • Киселева М. С. Учение книжное: текст и контекст древнерусской книжности. — М., 2000.
  • Кишкин Л. С. Честный, добрый, простодушный…: Труды и дни А. Ф. Смирдина. — М., 1995.
  • Клейменова Р. Н. Книжная Москва первой половины XIX века. — М., 1991.
  • Королев Д. Г. Очерки из истории издания и распространения театральной книги в России XIX — начала XX веков. — СПб., 1999.
  • Куприянова Т. Г. Первая династия российских издателей. — М., 2001.
  • Куприянова Т. Г. Печатный двор при Петре I. — М., 1999.
  • Кьера Эдвард. Они писали на глине. — М., 1984.
  • Лазурский В. В. Альд и альдины. — М., 1977.
  • Левшун Л. В. История восточно-славянского книжного слова. XI—XVII вв. — Мн., 2001.
  • Леликова Н. К. Становление и развитие книговедческой и биографической наук в России в XIX — первой половине XX века. — СПб., 2004.
  • Лихачева В. Д. Искусство книги. Константинополь XI в. — М., 1976.
  • Луппов С. П. Книга в России в XVII в. — Л., 1970.
  • Луппов С. П. Книга в России в первой четверти XVIII в. — Л., 1973.
  • Луппов С. П. Книга в России в послепетровское время. — Л., 1976.
  • Ляхов В. Н. Искусство книги. — М., 1978.
  • Ляхов В. Н. Очерки теории искусства книги. — М., 1971.
  • Мартынов И. Ф. Книгоиздатель Николай Новиков. — М., 1981.
  • Мигонь К. Наука о книге. — М., 1991.
  • Москаленко В. В. Книгоиздание США. Организация, экономика, распространение. — М., 1976.
  • Мыльников А. С. Чешская книга. Очерки истории. — М., 1971.
  • Назаров А. И. Октябрь и книга. Создание советских издательств и формирование массового читателя. 1917—23. — М., 1968.
  • Накорякова К. М. Редакторское мастерство в России. XVI—XIX вв. Опыт и проблемы. — М., 1973.
  • Немировский Е. Л. Иван Федоров. — М., 1985.
  • Немировский Е. Л. Изобретение Иоганна Гутенберга. Из истории книгопечатания. Технические аспекты. — М., 2000.
  • Немировский Е. Л. Начало книгопечатания на Украине. — М., 1974.
  • Немировский Е. Л. Начало славянского книгопечатания. — М., 1971.
  • Немировский Е. Л. История славянского кирилловского книгопечатания XV — начала XVII века. — М., 2003.
  • Немировский Е. Л. Иван Федоров. Начало книгопечатания на Руси : Описание изданий и указатель литературы : К 500-летию со дня рождения великого русского просветителя. — М., 2010.
  • Пайчадзе С. А. Книжное дело на Дальнем Востоке: Дооктябрьский период. — Новосибирск, 1991.
  • Рассудовская Н. М. Издатель Ф. Ф. Павленков (1839—1900). Очерк жизни и деятельности. — М.,1960.
  • Рафиков А. Х. Очерки истории книгопечатания Турции. — Л., 1973.
  • Рейтблат А. И. От Бовы к Бальмонту: Очерки по истории чтения в России во второй половине XIX в. — М., 1991.
  • Розов Н. Н. Книга в России в XV в. — Л., 1981.
  • Розов Н. Н. Книга Древней Руси (XI—XIV вв.) — М., 1977.
  • Романова В. Л. Рукописная книга и готическое письмо во Франции в XIII—XV вв. — М., 1975.
  • Самарин А. Ю. Читатель в России во второй половине XVIII в. (по спискам подписчиков). — М., 2000.
  • Сапунов Б. В. Книга в России в XI—XIII вв. — Л., 1978.
  • Терентьев-Катанский А. П. С Востока на Запад. Из истории книгопечатания в странах Центральной Азии. — М., 1990.
  • Толстяков А. П. Люди мысли и добра. Русские издатели К. Т. Солдатенков и Н. П. Поляков. — М., 1984.
  • Функе Ф. Книговедение: исторический обзор книжного дела. — М., 1982.
  • Халидов А. Б. Арабские рукописи и арабская рукописная традиция. — М., 1985.
  • Червинский М. Система книги. Зберский Т. Семиотика книги. — М., 1981.
  • Шматов В. Ф. Искусство книги Франциска Скорины. — М., 1990.
  • Шустова Ю. Э. Документы Львовского Успенского Ставропигийского братства (1586—1788): источниковедческое исследование. — М., 2009.
  • Якерсон С. М. Еврейская средневековая книга: кодикологические, палеографические и книговедческие аспекты. — М., 2003.

Блок: 7/9 | Кол-во символов: 8304
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5

Кол-во блоков: 19 | Общее кол-во символов: 27609
Количество использованных доноров: 4
Информация по каждому донору:
  1. https://www.culture.ru/materials/179077/apostol-pervaya-datirovannaya-pechatnaya-kniga-na-rusi: использовано 6 блоков из 8, кол-во символов 4896 (18%)
  2. https://1001student.ru/istoriya/knigopechatanie-na-rusi.html: использовано 1 блоков из 7, кол-во символов 1589 (6%)
  3. https://tvercult.ru/istoriya/knigopechatanie-na-rusi-pervyiy-knigopechatnik-i-izdanie-pervoy-pechatnoy-knigi: использовано 1 блоков из 7, кол-во символов 1226 (4%)
  4. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5: использовано 5 блоков из 9, кол-во символов 19898 (72%)

Самая первая печатная книга – Бриллиантовая сутра

Фронтиспис Алмазной сутры времен династии Тан, Китай, самой ранней датированной печатной книги в мире, 868 год нашей эры (Британский музей)

11 мая 868 года была выпущена самая ранняя датированная печатная книга , китайская копия так называемой Алмазной сутры, одного из важнейших учебников буддизма, первоначально написанного в I в. ОБЪЯВЛЕНИЕ. Вы могли подумать, что именно Иоганнес Гутенберг изобрел современную печать. Но он этого не сделал.Несомненно, печать металлическими подвижными типами, включая печатный станок и подходящие чернила, но, кроме того, способ производить подвижные типы достаточного качества и в достаточном количестве с небольшими усилиями, это было наиболее заметным изобретением Гутенберга. Сама печать существовала задолго до Гутенберга. Особенно, если вы думаете о ксилографии или так называемой ксилографии.

Почему гравюры на дереве процветают в Китае

Самые ранние из сохранившихся фрагментов ксилографии, отпечатанные на дереве, происходят из Китая и сделаны из шелка с трехцветными рисунками цветов времен династии Хань (до 220 г. н.э.).Понятно, что ксилография развивалась в Азии за несколько веков до Европы. Китайцы были первыми, кто использовал этот процесс для печати сплошного текста, и в равной степени, намного позже, в Европе печать изображений на ткани превратилась в печать изображений на бумаге (гравюры на дереве). В настоящее время также установлено, что использование того же процесса в Европе для печати значительных объемов текста вместе с изображениями в блокчейнах появилось только после развития подвижного шрифта в 1450-х годах. Поскольку китайский набор символов исчисляется тысячами, ксилография подходит для него лучше, чем подвижный шрифт, поскольку символы нужно создавать только по мере их появления в тексте.Хотя китайцы изобрели форму подвижного шрифта с обожженной глиной в 11 веке, а металлический подвижный шрифт был изобретен в Корее в 13 веке, ксилография по-прежнему оставалась предпочтительной из-за огромных проблем, связанных с набором китайского текста с его 40 000 или более. символы.

Самая старая ксилография

Самая старая существующая гравюра, сделанная с использованием деревянных блоков, – это Мугучжонгванг великая сутра Дхарани , которая датируется между 704 и 751 годами нашей эры.Он был найден в Булгуксе, Южная Корея, в 1966 году. Но сегодня мы сфокусируемся на гравюре, напечатанной на деревянных блоках в Британской библиотеке, которая, хотя и не является самым ранним примером блочной печати, но является самым ранним примером, на котором указана действительная дата. Книга демонстрирует большую зрелость дизайна и верстки и говорит о значительном происхождении ксилографии. Сохранившаяся копия имеет форму свитка длиной около 5 метров. Археолог сэр Марк Аурел Штайн купил его в 1907 году в замурованных пещерах Могао недалеко от Дуньхуана на северо-западе Китая у монаха, охранявшего пещеры, известные как «Пещеры тысяч будд, ».[4] Колофон на внутреннем конце гласит:

.

Благоговейно сделано для всеобщего бесплатного распространения Ван Цзе от имени двух своих родителей 15-го числа 4-й луны 9-го года Сяньтун [11 мая 868 г.].

500 лет до Гутенберга

Это произошло более чем за 500 лет до того, как Библия Гутенберга была впервые напечатана. Как эта техника попала в Европу и западный мир? Блок-книги, где и текст, и изображения вырезаются на один блок для целой страницы, появились в Европе в середине 15 века.Поскольку они почти всегда не имели даты и не указывали типографа или место печати, определение даты их печати было чрезвычайно сложной задачей. Техника гравюры на дереве широко распространена в Восточной и Центральной Азии, а также в Византийском мире для ткани, а к 1000 году нашей эры примеры печати на бумаге на бумаге появились в исламском Египте. Печать на ткани распространилась намного раньше и стала распространенной в Европе к 1300 году. Примерно в 13 веке китайская техника блочной печати была передана в Европу, вскоре после того, как бумага стала доступной в Европе.[5]

Важная культурная традиция

Ксилография, к которой позже присоединилась гравюра, быстро стала важной культурной традицией популярных религиозных произведений, а также игральных карт. Хотя многие считали, что (европейские) блочные книги предшествовали изобретению Гутенбергом подвижного шрифта в первой половине 1450-х годов, сейчас принято считать, что большинство сохранившихся блочных книг были напечатаны в 1460-х годах или позже, и что самые ранние из сохранившихся примеров могут датируется примерно 1451 годом.Похоже, они функционировали как дешевая популярная альтернатива наборной книге, которая на этом этапе все еще была очень дорогой. Блочные книги продолжали спорадически печататься вплоть до конца 15 века, и затем их все больше и больше заменяли их альтернативы с подвижным шрифтом, которые становились менее дорогими.

Кстати, в Алмазной сутре можно найти посвящение: « для всеобщего бесплатного распространения », так что это также первая творческая работа с явным посвящением общественному достоянию

Ссылки и дополнительная литература:

  • [1] Оцифрованная копия Алмазной сутры Британской библиотеки
  • [2] Больше оцифрованных блочных книг в Wikisource
  • [3] Библия Гутенберга и печатная революция, SciHi Blog
  • [4] Марк Аурел Штайн и пещеры Дуньхуан, SciHi Blog
  • [5] Ульман Штромер и Первая бумажная фабрика к северу от Альп, SciHi Blog
  • [6] Макдермотт, Джоспех П.(2006), Социальная история китайской книги
  • [7] МакМуртри, Дуглас К. (1962), КНИГА: История печати и букмекерства , Oxford University Press, седьмое издание
  • [8] Алмазная сутра в Викиданных
  • [9] Хронология истории печати, через DBpedia и Wikidata

Печатных книг существовало почти за 600 лет до Библии Гутенберга

Это малоизвестный, но неоспоримый исторический факт, что Иоганнес Гутенберг не изобрел печатный станок.Хотя Библия Гутенберга, безусловно, была первым массовым печатным изданием, это была далеко не первая печатная книга – и даже не первая, сделанная с использованием подвижных шрифтов. Китайские и корейские изобретатели производили печатные книги за столетия до рождения Гутенберга.

Один из трюизмов западной истории состоит в том, что немец по имени Гутенберг изобрел печатный станок, навсегда изменив ход цивилизации. Нет сомнений в том, что печатный станок Гутенберга был новой технологией.Но сказать, что он изобрел печатный станок, все равно что сказать, что Стив Джобс или Билл Гейтс изобрели компьютер. Он, безусловно, сделал его коммерчески доступным устройством, но роль Гутенберга заключалась в популяризаторе и предпринимателе. Как технология, печатный станок берет свое начало в Азии, где существовал веками, прежде чем распространился на Запад. Настоящий гений Гутенберга заключался в адаптации технологии для западного рынка, используя несколько причуд латинского алфавита, чтобы принести печатные книги в широкое распространение.

Что такое «печатная книга»?

Хотя мы можем утверждать, что печатные книги существовали с тех пор, как первые буквы были выдавлены в глину из резьбы по камню, историки обычно называют ксилографии или гравюры на дереве первым печатным механизмом. Принтер вырезал буквы и изображения на плоском деревянном блоке, чернил дерево, а затем переносил изображения на ткань или бумагу, прижимая дерево к нему. Если вы когда-либо использовали резиновый штамп, это та же идея, за исключением использования дерева вместо резины.Печать на дереве может быть кропотливой, но когда у вас есть резьба по дереву, вы можете напечатать с нее несколько копий каждой страницы, прежде чем древесина станет непригодной для использования. Кроме того, вам будет гарантировано, что все экземпляры книги будут точно такими же, в отличие от книг, скопированных писцами, которые часто допускали ошибки или вводили в текст странные шутки.

Есть примеры печати на ксилографии, датируемые почти 1800 годами, но самая ранняя бумажная книга с ксилографией, которую мы можем надежно датировать, – это китайская книга Diamond Sutra (на фото выше), созданная в 868 году.Вы можете увидеть его сейчас в Британской библиотеке. Даже спустя сотни лет надписи и иллюстрации в книге четкие и ясные.

G / O Media может получить комиссию

Революция подвижного шрифта

После столетий ксилографии скромный человек по имени Би Шэн изобрел подвижный шрифт в 1000-х годах. Подвижный шрифт – это система, в которой каждый символ (или буква, если вы находитесь в западном контексте) вырезан или отлит на отдельном куске материала.Затем эти символы размещаются на блоке, накрашиваются чернилами и прижимаются к бумаге. Символы можно переставлять сколько угодно и использовать повторно – отсюда и термин «подвижный тип».

У нас нет примеров произведенных им книг, но у нас есть замечательное описание изобретенного им механизма от современника Би по имени Шен Куа:

Во время правления Чингли, [1041–1048] ] Би Шэн, человек с неофициальным положением, сделал подвижный шрифт. Его метод был следующим: он взял липкую глину и вырезал из нее буквы толщиной с край монеты.Каждый персонаж образовывал как бы единый тип. Он запек их на огне, чтобы они стали твердыми. Он заранее приготовил железную тарелку и покрыл свою тарелку смесью сосновой смолы, воска и бумажной золы. Когда он хотел печатать, он брал железный каркас и ставил его на железную пластину. В нем он поместил типы, расположенные близко друг к другу. Когда рамка была заполнена, все составляло один сплошной блок шрифта. Затем он поместил его возле огня, чтобы согреть. Когда паста [сзади] слегка расплавилась, он взял гладкую доску и прижал ее к поверхности, так что печатный блок стал ровным, как точильный камень.

Для каждого персонажа было несколько типов, а для некоторых общих символов было двадцать или более типов каждого, чтобы быть подготовленными к повторению символов на одной странице. Когда иероглифы не использовались, он прикреплял их к бумажным этикеткам, по одной этикетке для каждой группы рифм, и хранил их в деревянных ящиках.

Более чем за 350 лет до рождения Гутенберга китайцы экспериментировали с технологией, которую позже немцы превратят в издательскую империю.

Пожалуй, самым известным примером китайских печатных книг с подвижным шрифтом является книга Ван Чжэня о сельском хозяйстве , напечатанная в 1313 году. Ван улучшил устройство Би, используя деревянный подвижный шрифт (и, возможно, бронзовый), чтобы закрепить часть своей книги. Книга примечательна не только тем, как она была напечатана, но и тем, что она является одним из наиболее полных отчетов китайской науки XIV века. Ван описывает подвижный шрифт в этой книге, отмечая, что принтеры также экспериментировали с оловом для использования в устройствах подвижного типа.

Затем, в 1377 году, у нас есть свидетельства того, что корейский монах по имени Пэгун изобрел технологию металлического подвижного типа для производства Дзикиджи (на фото), книги, в которой собраны отрывки мудрости Дзен от великих буддийских учителей. В случае металлического подвижного шрифта каждый символ или буква отливается как отдельная металлическая деталь, а затем используется повторно.

Истинные инновации Гутенберга

Неизвестно, знал ли Гутенберг об инновациях с подвижным шрифтом Баегуна или о методах Ванга, но его печатный станок определенно дублировал их технологии с подвижным шрифтом.Учитывая, что в этот период истории между Востоком и Западом велась оживленная торговля, вполне возможно, что он видел печатные станки из Азии или слышал о них.

Независимо от вдохновения Гутенберга, подвижный шрифт был естественной технологией для западных языков, потому что для представления всех наших букв нужно было всего несколько десятков отлитых частей, а также некоторые цифры и знаки препинания. В китайских принтерах с подвижным шрифтом потребуются сотни или даже тысячи символов. Таким образом, Гутенбергу было бы намного проще оптимизировать печатный станок, чем его китайским и корейским коллегам.

Гутенберг отлил свои буквы в металле, как это делал Баегун, и добавил к своей машине винтовой пресс, чтобы штамповать буквы на бумаге. Пресс работал вручную, и каждый листок бумаги приходилось помещать в него по одному. Тем не менее, устройство было достаточно механизированным, чтобы Гутенберг мог дешево и эффективно печатать книги для широких масс. Как я сказал ранее, вероятно, лучше рассматривать печатный станок Гутенберга по отношению к предыдущим, так же, как мы думаем о настольном ПК по отношению к мэйнфреймам.Ему удалось изменить мир с помощью уже существующей технологии, превратив ее в то, что каждый мог купить и использовать.

Как известно многим злобным ученым, история часто приписывает инновации людям, которые сделали их популярными, а не тем, кто на самом деле их придумал. Гутенберг не был исключением. Он изменил мир, производя печатные машины, а не изобретая их.

Первая книга печати

Иоганн Гутенберг часто считается изобретателем печатного станка в 1454 году.Но на самом деле Иоганнес Гутенберг не изобрел ни печатание, ни подвижный шрифт, и он не напечатал первую книгу. Китайцы действительно печатали с подвижного шрифта в 1040 году, но позже отказались от этого метода.

Еще до того, как печатать книги с подвижного шрифта, китайцы использовали деревянные блоки для печати буддийских писаний вручную на свитках. Китайский писатель Фэнчжи упомянул в своих трудах Yuan Xian San Ji , что ксилография использовалась для печати буддийских писаний в годы Чжэнгуань (627-649 гг. Н. Э.).Д.). Самым старым из известных сохранившихся произведений с гравировкой на дереве является буддийское писание китайского периода У Цзэтянь (684-705 гг. Н.э.), обнаруженное в 1906 году в Тубофане в провинции Синьцзян в Китае.

Печать считается одним из четырех великих изобретений Китая; второй – компас, порох и бумага. Хотя не существует сохранившихся примеров китайских типографий 11-го века, самая старая сохранившаяся датированная печатная книга – это буддийская Алмазная сутра, датированная 11 мая 868 года нашей эры.

Пак Ги Тэ из VANK (Сеть добровольных агентств Кореи) предоставил следующие материалы: Буддийская доктринальная книга Джикджиа под названием Jikjisimcheyojeol или «Краткая форма Jikji» – самая старая книга, сделанная металлоидным шрифтом. Она была написана в 1377 году, на 78 лет раньше, чем «Библия в 48 строк», написанная Гутенбергом.

Однако недавние раскопки в корейской пагоде обнаружили буддийский текст на дереве даже старше Даймонд-сутры. Известный как «Мугу чонгванг даэ дарани-гён», он датируется 750-751 годом нашей эры.

Практические эксперименты с печатью

Гутенберг не знал о китайских и корейских методах печати.

В 1450 году Гутенберг стал партнером богатых Иоганна Фуста и Петера Шффера. В 1454 году Гутенберг напечатал турецкий календарь и знаменитую 42-строчную Библию, из которых он напечатал около 180 экземпляров. В следующем году он поссорился со своими партнерами, они выиграли против него судебный процесс, и он потерял контроль над своим полиграфическим бизнесом, что привело к его финансовому разорению.

После финансового краха о Гутенберге мало что известно.Ближе к концу своей жизни курфюрст Адольф фон Нассау сжалился и сделал его членом своего двора. Он умер в Майнце в 1468 году.

Хотя Гутенберг не изобрел печать, его эксперименты сделали ее более практичной. Он использовал формы из песка, чтобы отливать свой шрифт, и изменил ксилографии, чтобы печатать страницы. Он действительно изобрел подвижный шрифт для западного мира. Метод использования шрифтов Гутенберга практически не изменился на протяжении пяти веков. Сегодня он самый известный печатник всех времен.

До того, как Иоганнес Гутенберг изобрел свой печатный станок в 1454 году, во всей Европе было всего около 30 000 книг, почти все Библии или библейские комментарии. К 1500 году насчитывалось более 9 миллионов книг. Сегодня существует более триллиона книг.

Библия Гутенберга

Считается, что было напечатано около 180 экземпляров. Значительные части 48 экземпляров все еще сохранились. В Британской библиотеке есть две полные копии Библии Гутенберга и небольшой, но важный фрагмент третьей копии.Один экземпляр (показан) был передан в 1829 году в Британскую библиотеку вместе с библиотекой короля Георга III (1738-1820).
Изображение © Совет Британской библиотеки

Project Gutenberg

Новые слова в английском языке

История перевода Библии на английский

Литература

Самая старая книга, напечатанная с подвижным шрифтом, не является Библией Гутенберга: Jikji, Собрание корейских буддийских учений, созданное 78 лет назад и оцифрованное в Интернете

История печатного слова полна библиографических перипетий, важных исторических моментов и значительных печатных изданий книг, которые сейчас настолько малоизвестны, что никто не читал их с момента публикации.У большинства из нас есть лишь самое отрывочное представление о том, как появились массовые печатные книги – несколько разрозненных дат и имен. Но каждый школьник может рассказать вам первую напечатанную книгу, и всем известны первые слова этой книги: «В начале…».

Первая Библия Гутенберга, напечатанная в 1454 году Иоганном Гутенбергом, познакомила мир с подвижным шрифтом, как говорит нам история. Она «общепризнана как самая важная из всех печатных книг», – пишет Маргарет Лесли Дэвис, автор недавно опубликованной книги Пропавший Гутенберг: поразительная история пятисотлетней одиссеи одной книги .В 1900 году Марк Твен выразил это мнение в письме, «комментируя открытие музея Гутенберга», – пишет София Ньюман в Литубе. «То, чем является мир сегодня, – заявил он, – хорошим и плохим он обязан Гутенбергу. Все можно проследить до этого источника ».

В этом утверждении есть своего рода упрощенная правда. Печатное слово (и к тому же печатная Библия) во многом определили ход европейской истории, которая через империю определила ход мировых событий после «революции Гутенберга».Но есть и другая история печати, полностью независимая от книжной истории в Европе, которая также определила мировую историю с сохранением буддийских, китайских династических и исламских текстов. И тот, который начинается «еще до того, как родился Иоганнес Гутенберг», – отмечает Ньюман.

Самый старый из сохранившихся текстов, когда-либо напечатанных подвижным шрифтом, появился на 23 года раньше самого Гутенберга (родившегося в 1400 году) и на 78 лет раньше, чем напечатали его Библию. Это Jikji , напечатанный в Корее, собрание буддийских учений мастером Сеона Бэгуна и напечатанное подвижным шрифтом его учениками Сок-чаном и Дайджамом в 1377 году.(Сеон – это корейская форма чань или дзен-буддизма.) Сохранился только второй том печати, и вы можете увидеть несколько изображений с него здесь.

Каким бы впечатляющим это ни было, Jikji не удостоился чести быть первой книгой, напечатанной подвижным шрифтом, а только самым старым из сохранившихся экземпляров. Эта технология могла появиться на два столетия раньше. Маргарет Дэвис кивает этой истории, признает Ньюман, написав, что «подвижный шрифт был изобретением Китая 11 века, усовершенствованным в Корее в 1230 году, до того, как он встретил условия в Европе, которые позволили ему процветать.Это больше, чем говорится в большинстве популярных печатных слов по данному вопросу, но это все же неточное и весьма поверхностное изложение доказательств.

Сама Ньюман говорит гораздо больше. В эссе на Литуб и Трехколесный велосипед она описывает, как методы печати развивались в Азии и были подхвачены в Корее в 1200-х годах династией Корё, которая заказала типографу по имени Чхве Юн-уй для воссоздания гравюры на дереве с огромной коллекцией Древние буддийские тексты называли Типитака после того, как монголы сожгли единственную корейскую копию.Отлив «отдельных персонажей в металле» и разместив их в рамке – тот же процесс, который использовал Гутенберг, – он смог завершить проект к 1250 году, за 200 лет до печати Гутенберга.

Этот текст, однако, не сохранился, как и бесчисленное множество других, напечатанных, когда технология распространилась по Монгольской империи на Шелковом пути и пустила корни у уйгуров-мусульман. Возможно, хотя «нет четких исторических свидетельств», но все же подтверждают это утверждение, что подвижный тип распространился в Европу из Азии по торговым путям.«Если и существовала какая-либо связь, – писал Джозеф Нидхэм в книге« Наука и цивилизация в Китае »,« », -« в распространении книгопечатания между Азией и Западом, уйгуры, которые использовали как блочную печать, так и подвижные шрифты, имели хорошие возможности для игры в важную роль в этом введении ».

Без сохранившейся документации эта ранняя история печати в Азии опирается на вторичные источники. Но «вся история печатного станка в Европе» также «пронизана пробелами», – пишет Ньюман.Что мы действительно знаем, так это то, что Jikji , собрание корейских учений дзен-буддизма, является старейшей в мире книгой, напечатанной подвижным шрифтом. Миф об Иоганнесе Гутенберге как «гении-одиночке, который преобразовал человеческую культуру», как пишет Дэвис, «жив, потому что размах того, что за ним последовало, настолько велик, что кажется почти мифическим и требует соответствующей истории происхождения». Но это одна изобретательная личность в истории книгопечатания, а не оригинальный богоподобный источник подвижных шрифтов.

Гутенберг имеет смысл как удобная отправная точка для роста и всемирного распространения капитализма и европейского христианства.Его инновация работала намного быстрее, чем более ранние системы и другие, разработанные примерно в то же время, в которых рамки вручную прижимались к бумаге. Потоки нового капитала способствовали быстрому распространению его машины по Европе. Более полная история не умаляет достижений Библии Гутенберга. Но «то, что не учитывается» в обычной истории, как очень подробно рассказывает нам Ньюман, «поразительно богато».

«Лишь совсем недавно, в основном в последнее десятилетие» долгая история печати в Азии была «признана вообще» в массовой культуре, хотя ученые как на Востоке, так и на Западе это давно знали.Корея считала книгу Jikji «и другие древние тома предметами национальной гордости, которые считаются одними из самых важных книг». Тем не менее, ЮНЕСКО сертифицировала Jikji только в 2001 году как «старейшее печатное свидетельство с подвижным металлическим шрифтом». Признание может быть запоздалым, но, тем не менее, это имеет большое значение. Узнайте больше об истории, содержании и происхождении Jikji на этом сайте, созданном «кибердипломатами» в Корее после того, как ЮНЕСКО присвоила книге статус всемирного наследия.И посмотрите здесь полностью оцифрованную копию книги.

через Литуб

Связанное содержание:

Самая старая многоцветная книга в мире, руководство по китайской каллиграфии и живописи 1633 года, теперь оцифровано и размещено в Интернете

Более 1000 исторических японских иллюстрированных книг, оцифрованных и размещенных в Интернете Смитсоновским институтом: из эпох Эдо и Медзи (1600-1912)

Посмотрите, как работал пресс Гутенберга: демонстрация показывает в действии самый старый действующий пресс Гутенберга

Оксфордский университет представляет Библию Гутенберга 550-летней давности в ярких деталях в высоком разрешении

Джош Джонс – писатель и музыкант из Дарема, Северная Каролина.Следуйте за ним на @jdmagness


Немного истории чтения: как появились первые книги

Опубликовано: 3 декабря 2019 г. Автор: Черри Бернелл

Книги и рассказы издавна были частью нашей человеческой идентичности. Автор Черри Бернелл показывает, почему истории для всех – независимо от вашего происхождения.

Все мы знаем то чудесное чувство, когда сжимаешь книгу в руках. Будь то новый подарок, или что-то, что мы позаимствовали из великолепной библиотеки, или, возможно, давно любимое семейное сокровище, сложенное после перечитывания …

Но есть особенность, которая возникает из-за того, что вы держите историю и знаете, что вы можете вмешаться или выйти из нее, когда захотите.

Когда моя дочь спросила меня: «А как началась первая книга?», У меня не было внятного ответа. Я просто всегда считал, что книги – это своего рода волшебство.Но путешествие книги и то, как она впервые началась, – это ее собственное межкультурное историческое приключение, которое плетется по всему миру.

Разговорная речь и наскальные рисунки

До того, как у нас появились книги, у нас были рассказы. Рассказывание историй было совместным актом: пересказом повседневной жизни, чтобы преподать урок, внушить предупреждение или просто развлечь. Рассказывание историй было коллективным способом поделиться радостью и удержать темноту или опасность в страхе. Так зародились сказки и как язык и устное слово нашли свою силу.

Наряду с повествованием существует множество примеров древних цивилизаций, записывающих свою жизнь, с помощью наскальных рисунков или вырезанных из камня . Но самые ранние примеры «письма» – либо на каменных плитах , либо на кусках коры – были больше для записи чисел, списков или передачи информации.

Людям нужно было документировать свои отчеты, поэтому на самом деле самые первые письменные заметки были больше для передачи математики, чем литературы!

Свитки и «страницы»

Древние египтяне были первым обществом, использовавшим «пажи» как таковые.Они сделали это, сплетая вместе стебли папируса , а затем сплющивали сплетенные стебли, толкая их. Это создало «страницу», которая, будучи склеена, превратилась в свиток.

Этот метод использовался сотни лет, и вскоре его переняли греки и римляне. Они аккуратно оборачивали свиток вокруг большого куска дерева, чтобы его можно было хранить или транспортировать, а затем развернуть в очень торжественном жесте, чтобы его можно было прочитать вслух. Этот метод использовался до 8 века нашей эры.

Незадолго до этого в другой части мира начали использовать пергамент, такой как шкура теленка или шкура оленя , так как он был менее подвержен разрыву, а папируса не хватало. Пергамент обрабатывали щелочью, а затем писали чернилами.

Начало иллюстрированных книг

Около 600 г. н.э. на пергаменте стали появляться красивые иллюстрации, сделанные вручную. Эти красочные, тщательно нарисованные изображения назывались « иллюминированных рукописей » и были прекрасны для созерцания.Они помогли изобразить историю или подчеркнуть важность сообщения на пергаменте. Действительно, это было началом книжек с картинками.

Греки и римляне также изобрели восковых табличек , которые представляли собой деревянные блоки, покрытые воском, чтобы вы могли нацарапать на них сообщение, затем стереть их и использовать снова и снова (что-то вроде гравюры на эскизе !).

Считается, что первая настоящая книга , написанная на бумаге , была сделана в Китае. Он был создан из шелковицы, конопли, коры и даже рыбы, чтобы сформировать большую мякоть, которую можно было прессовать и сушить в бумагу.Каждый лист бумаги был размером примерно с газету и назывался «лист». Как только лист был напечатан чернилами с использованием деревянных печатных блоков , он стал известен как «фолио», что является другим словом, обозначающим лист.

Первые книги

Постепенно возникли отдельные книги, имевшие большую ценность. Некоторые из этих книг содержали очень важную информацию или религиозные тексты, а другие рассказывали славные, злые или чудесные истории. Первая из когда-либо написанных книг, о которой мы знаем, – это Эпос о Гильгамеше : мифический пересказ важной политической фигуры из истории.

В XIV веке Jikji был напечатан в Корее в подвижном (металлическом) типе : сборник буддийских учений дзэн. Спустя столетие, в 1454 году, немец по имени Йоханнес Гутенбург построил печатный станок для печати Библии Гутенбурга, что привело к появлению принтеров по всей Европе.

Теперь печатать книги стало намного проще!

Человек по имени Альд Мануциус основал типографию в Венеции с желанием выпустить карманных книг , пересказывающих греческую классику.Он хотел, чтобы зажиточные люди могли складывать книгу в сумку и носить ее с собой во время езды на велосипеде, а это значит, что книги можно было бы перевозить повсюду.

Издательства и книжные клубы

В 1832 году появились первые книжных обложек . В Америке и Великобритании книги, которые стоили копейки, были переписаными готических ужасов, которые вскоре получили прозвище Penny Dreadful . Однако не каждый мог позволить себе копейки за книгу, поэтому группы друзей собирались, чтобы разделить стоимость и вместе насладиться мрачными, кровавыми историями: это были первые книжные клубы!

Также в 19 веке начинающие издатели начали печатать книг в твердом переплете , предназначенных для более состоятельных семей.Было много снобизма вокруг разницы в книгах: книги в твердом переплете считались великими произведениями изящной литературы, а книги в мягкой обложке – менее умными или глупыми.

Два американских брата по имени Бони основали издательскую компанию, которая отправляла книги почтовым переводом . Он пережил трудные времена, но в конце концов победил и превратился в Random House.

За братьями Бони в 1935 году внимательно следил Penguin, чрезвычайно успешное британское издательство, напечатавшее книг под брендом , которые понравились всем.Это было только начало издательского мира в том виде, в каком мы его знаем, и он расцвел еще дальше с изобретением основных компьютеров , книг на магнитной ленте или компакт-диска (которые мы теперь знаем как аудиокниг ) и электронных книг или Разжечь.

Люди читают и получают доступ к историям в самых разных форматах, а компании доставляют товары в семь уголков мира.

Все истории равны

Книги – это глобальное явление, и, как рассказы, они принадлежат каждому.Никакой особый набор персонажей или тип рассказа не имеют власти над другим. Как и все культуры и истории, всем историям есть место в книжных шкафах библиотек мира.

Для меня держать в руке физическую книгу, будь то книга в твердом или мягком переплете, – это своего рода очарование. (Хотя я также люблю аудиокниги, чтобы послушать что-нибудь на ночь.) Если вы не можете найти книгу, которая бы отражала ваш мирский опыт, то, возможно, вам нужно написать эту книгу.

Узнавать о разных сообществах и видеть себя представленными на страницах эпических сказок – это волшебство для души – оно учит нас стойкости, состраданию и многому другому …

Еще немного истории: узнайте о библиотеках и о том, почему они важны

Подробнее о писателях BookTrust в резиденции

Примечание. В эту статью внесены изменения 21 сентября 2021 года.

Какая книга первая в мире печатная?

Книги и издательское дело
Книги – ваши лучшие друзья.Сколько раз родители рассказывали вам, когда вы были детьми? Мы уверены, что многие из вас стали книжными червями. Пройдите бизнес-викторину Rediff и узнайте, как много вы знаете об издательской индустрии.

Biz Quiz лучше всего просматривать в Internet Explorer (IE) и Netscape выше версии 6.0.

1. В 1838 году Джордж Палмер Патнэм и Джон Вили основали книжную издательскую и розничную фирму Wiley & Putnam в Нью-Йорке. Какое позднее издательство стало известным?
a) Penguin
b) Viking
c) Puffin books

Неправильно! Попробуйте еще раз.

Неправильно!
Правильный ответ – Пингвин .
В 1936 году была образована компания Penguin Books Ltd. За первый год компания продала более 3 миллионов книг. В 1941 году компания Penguin основала детское издательство Puffin Books. В 1967 году первый альбом Penguin в твердом переплете был опубликован под издательством Allen Lane Press. В 1970 году, когда умер Аллен Лейн, Penguin Books стала дочерней компанией Pearson Longman Ltd.

Правильно!
В 1936 году была образована компания Penguin Books Ltd.За первый год компания продала более 3 миллионов книг. В 1941 году компания Penguin основала детское издательство Puffin Books. В 1967 году первый альбом Penguin в твердом переплете был опубликован под издательством Allen Lane Press. В 1970 году, когда умер Аллен Лейн, Penguin Books стала стопроцентной дочерней компанией Pearson Longman Ltd.

2. Какая из известных печатных книг в мире была самой старой?
a) Библия Гутенберга
b) Recuyell of the Historyes of Troye
c) Алмазная сутра

Неправильно! Попробуйте еще раз.

Неправильно!
Правильный ответ: Алмазная сутра .
Бриллиантовая сутра – самая старая из известных печатных книг в мире. Он был «изготовлен» в 868 году нашей эры. Семь полосок бумаги с желтыми пятнами были напечатаны из резных деревянных блоков и склеены вместе, образуя свиток длиной более 5 метров. Хотя текст написан на китайском языке, он является одним из самых важных священных произведений буддийской веры. Слово «сутра» происходит от санскрита, древнего священного языка Индии.Это означает религиозное учение или проповедь и чаще всего используется для описания учения Будды.
В 1455 году Гутенберг напечатал свою первую книгу, латинскую Библию. В 1475 году англичанин Уильям Кэкстон выпустил первую книгу, напечатанную на английском языке, The Recuyell of the Historyes of Troye .

Правильно!
Diamond Sutra – старейшая из известных печатных книг в мире. Он был «изготовлен» в 868 году нашей эры. Семь полосок бумаги с желтыми пятнами были напечатаны из резных деревянных блоков и склеены вместе, образуя свиток длиной более 5 метров.Хотя текст написан на китайском языке, он является одним из самых важных священных произведений буддийской веры. Слово «сутра» происходит от санскрита, древнего священного языка Индии. Это означает религиозное учение или проповедь и чаще всего используется для описания учения Будды.
В 1455 году Гутенберг напечатал свою первую книгу, латинскую Библию. В 1475 году англичанин Уильям Кэкстон выпустил первую книгу, напечатанную на английском языке, The Recuyell of the Historyes of Troye .

3.Какая была первая ежедневная газета Америки?
a) Chicago Tribune
b) New York Times
c) The Pennsylvania Evening Post

Неправильно! Попробуйте еще раз.

Неправильно!
Правильный ответ: The Pennsylvania Evening Post .
В 1793 году The Pennsylvania Evening Post стала первой ежедневной газетой Америки. В 1851 году дебютировал за копейки экземпляр New York Times . Chicago Tribune была основана в 1847 году.

Правильно!
В 1793 году «Пенсильвания ивнинг пост » стала первой ежедневной газетой Америки. В 1851 году дебютировал за копейки экземпляр New York Times . Chicago Tribune была основана в 1847 году.

4. Какой журнал о кино был первым?
a) Photoplay
b) Esquire
c) Playboy

Неправильно! Попробуйте еще раз.

Неправильно!
Правильный ответ: Photoplay .
В 1912 году Photoplay дебютировал как первый журнал для киноманов в США. В 1933 году был выпущен первый мужской журнал Esquire . В 1953 году в газетных киосках появился журнал Playboy , и обнаженная Мэрилин Монро украсила обложку.

Правильно!
В 1912 году Photoplay дебютировал как первый журнал для киноманов в США. В 1933 году был выпущен первый мужской журнал Esquire .В 1953 году в газетных киосках появился журнал Playboy , и обнаженная Мэрилин Монро украсила обложку.

5. Какая книга о Гарри Поттере была опубликована под двумя разными названиями?
а) Гарри Поттер и Тайная комната
б) Гарри Поттер и философский камень
в) Гарри Поттер и Кубок огня

Неправильно! Повторите попытку ..

Неправильно!
Правильный ответ: Гарри Поттер и философский камень .
В Великобритании книга называется Гарри Поттер и философский камень . Но когда книга была издана в США, она называлась Гарри Поттер и философский камень (хотя сама книга такая же). Вот почему фильм по книге также упоминается под двумя разными названиями.

Правильно!
В Великобритании книга называется Гарри Поттер и философский камень . Но когда книга была издана в США, она называлась Гарри Поттер и философский камень (хотя сама книга такая же).Вот почему фильм по книге также упоминается под двумя разными названиями.

Предыдущие викторины
Из этого и этого
Банки
Карандаш
Blackberry
Другие викторины

Расскажите нам, что вы думаете об этом викторине

900iff45 Составлено: Rediff45 Рабочий стол

Изобретение подвижного типа

Вклад Гутенберга
Марка Почтовая служба США, выпущенная в 1952 году в ознаменование 500-летия первой печатной Библии Гутенберга.
Изобретение методов массовой печати изменило наш мир, и изобретение печати многие считают изобретением тысячелетия.

До Гутенберга книги либо копировались вручную на свитки и бумагу, и даже небольшая книга могла длиться месяцами, либо печатались из деревянных блоков ручной работы, каждый блок печатал целую страницу, часть страницы или даже отдельные буквы. Но работа по дереву отнимала очень много времени, а вырезанные буквы или блоки были очень хрупкими, а восприимчивость дерева к чернилам ограничивала срок службы таких блоков. Причем буквы, вырезанные вручную, были разными.

Гутенбергу приписывают изобретение практического подвижного типа.Он делал металлические формы с помощью штампов, в которые он мог заливать горячий жидкий металл, чтобы получать отдельные буквы той же формы, что и написанные от руки. Эти буквы были похожими, более читаемыми и более прочными, чем деревянные блоки. Такие буквы можно было располагать и переставлять много раз, поскольку печатник хотел создавать разные страницы из одних и тех же букв.

Гутенберг также ввел использование печатного станка для прижимания шрифта к бумаге. Для этого он использовал ручной пресс, используемый в его время в винодельческой промышленности.Чернила катались по выступающим поверхностям букв, набранных вручную, удерживаемых в деревянной рамке, а затем рамка прижималась к бумаге. Печать позволяла делать четкие отпечатки на обеих сторонах листа бумаги и многократно повторять. После того, как страница была напечатана, тип можно было повторно использовать для печати других страниц.

Гутенберг представил свое изобретение около 1450 года.

Библия Гутенберга
Имя Гутенберга не фигурирует ни в одной из его работ, но он, как правило, является первой в мире книгой, напечатанной подвижным шрифтом.Библия из 42 строк (количество строк на странице), также известная как Библия Гутенберга или Библия Майнца (по месту, где она была написана). На завершение своей первой книги Гутенбергу потребовалось как минимум два года.

Никто точно не знает, сколько экземпляров Библии было напечатано, но можно предположить, что около 180–145 экземпляров на бумаге и еще несколько экземпляров на более роскошном и дорогом пергаменте. Современный отчет посетителя Майнца указывает на то, что книга была почти готова в октябре 1454 года и поступила в продажу к марту 1455 года.

Издание Библии Гутенберга – это Вульгата – латинская версия Библии, подготовленная главным образом Святым Иеронимом в конце 4 века нашей эры и использовавшаяся в качестве официальной версии Римско-католической церкви.

Подробнее о Библии Гутенберга: Библия Гутенберга – Википедия
Библия Гутенберга в Центре выкупа
Просмотр цифровых версий Библии Гутенберга в Британской библиотеке

Историческое противоречие Некоторые эксперты ставят под сомнение общепринятое представление о том, что Гутенберг является изобретателем подвижного типа.

Представляя свои выводы в инсценированном суде над Гутенбергом на недавнем Фестивале науки в Генуе, Бруно Фаббиани, эксперт по печати, преподающий в Туринском политехническом институте, сказал, что немецкий печатник 15-го века использовал марки, а не подвижный шрифт, который он, как говорят, использовал. изобрели между 1452 и 1455 годами. Таким образом, по мнению итальянского исследователя, Иоганнесу Гутенбергу можно ошибочно приписать создание первой западной книги, напечатанной подвижным шрифтом. Подробнее об этом:
http: //www.freerepublic.com …

Согласно сайту BBC, “Секреты возрождения: что изобрел Гутенберг”? Система печати с подвижного металлического шрифта была разработана в Корее с использованием китайских иероглифов за целое поколение до того, как ее изобрел Гутенберг. Однако нет никаких свидетельств того, что это было доставлено в Западную Европу.

Даже если Гутенберг и научился этому у Кореи, это то, что BBC заявляет как определение изобретения:

Изобретение требует объединения разрозненных элементов новым способом, создавая сплоченный, согласованный процесс, который затем может осуществляться многими различными люди.Именно сочетание печатного станка, шрифта, бумаги и чернил Гутенберга сделало изобретение успешным.

Подводя итог: можно с уверенностью предположить, что Гутенберг – это тот, кто усовершенствовал печатное изобретение до такой степени, что оно превратилось из непрактичного процесса в чрезвычайно практичный. Лучшим доказательством этого является тот факт, что за следующие 500 лет, со времен Гутенберга, механика печати была значительно улучшена, но фундаментальный процесс остался, по сути, тем же самым.

Подробнее об этом противоречии:
Кто изобрел подвижный шрифт?
Изобретение подвижной печати в Китае – computersmiths.com
Годы Гутенберга: 1640, празднование и противоречие
Иоганн Гутенберг – Католическая энциклопедия
Гутенберг: человек, машина, Маклюэн и мифология – Ким Йейтс, Университет Торонто

Создайте свой собственный печатный станок подвижного типа
Деревянный пресс для вина 1702 года из Родт-унтер-Ритбург, Пфальц, Германия.Пресс изготовлен из древесины дуба, сосны и яблони. Пороховой пистолет Ma – CC 3.0
Сегодня построить печатный станок с подвижным шрифтом несложно, хотя требуются некоторые навыки механика.

Чтобы следовать шагам Гутенберга, вам понадобятся три компонента:

  • Типы букв, которые вы можете вырезать из дерева (мы не предлагаем студентам отливать буквы из металла, поскольку это занятие может быть довольно опасным, хотя и возможно) .Другой вариант: на рынке можно было получить письма из разных материалов.
  • Деревянная рама, подходящая для книжной страницы. Вам нужно будет спроектировать его таким образом, чтобы строки букв соответствовали строкам страницы. Не забывайте, что при переворачивании буквы не должны упасть.
  • Старый пресс, который вы можете позаимствовать на винодельне, переплетчик или старый сверлильный станок в механической мастерской и т. Д. Более интересный вариант – построить собственный пресс (см.

    Автор: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    ×