Книгопечатание гутенберг: Библия Гутенберга: 5 фактов, которые необходимо знать | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Содержание

Иоганн Гутенберг - первопечатник из Германии | История | DW

Свидетельства о жизни Гутенберга имеют отрывочный характер, о некоторых этапах его судьбы можно только догадываться. Вклад, который первопечатник внес в развитие культуры Германии и Европы, переоценить невозможно.

Детство и юность Гутенберга

Иоганн Гутенберг родился между 1393 и 1403 годом. Ученые условно считают годом его рождения 1400 год. Семья изобретателя принадлежала к древнему дворянскому роду и жила в одном из крупнейших и богатейших рейнских городов - Майнце. У родителей Гутенберга Фриле Генсфлейша и Эльзы Вирих было четверо детей. Семья Генсфлейшей-Гутенбергов принадлежала к числу городских патрициев, бывших политической и экономической элитой Майнца. В самых ранних документах Иоганн Гутенберг именуется как Хенне Генсфлейш либо Хенне цур Ладен.

О детстве и юности Гутенберга известно немного. Младший среди нескольких братьев и сестер, мальчик, по-видимому, обучался в церковной школе. Об этом свидетельствуют обширные познания Гутенберга в латыни, пригодившиеся ему для его последующей издательской деятельности.

Страсбург научил Гуттенберга зарабатывать

В 1434 году Гутенберг поселился в Страсбурге. Этот город открывал предприимчивым людям широкие возможности заработать. Деловая активность Гутенберга позволяет говорить о том, что он обладал незаурядными способностями в деле привлечения капитала и квалифицированных сотрудников для своих проектов.

С 1437 года Гутенберг занимался обучением состоятельных горожан полировке драгоценных камней. Некоторое время спустя Гутенберг основал небольшое производство по изготовлению зеркал для паломников, которое производило оловянные рамки, к которым скобками прикреплялись небольшие выпуклые зеркала. Паломники пришпиливали эти приспособления к головным уборам, надеясь с их помощью уловить исходящую от святых реликвий благодатную и целительную энергию и унести часть ее с собой для родных и близких. Впрочем, скорее всего, имелись ввиду не настоящие зеркала, а пользовавшиеся в то время огромной популярностью иллюстрированные книжки назидательного характера под названием "Зерцала".

Но Гутенберга постигла неудача: паломничество состоялось несколькими годами позже, чем было запланировано, и вложенный капитал долгое время оставался без движения. Больший доход принесло ему другое изобретение. Гутенберг выгравировал штемпель, которым печатались индульгенции.

Изобретение книгопечатного станка

В конце 40-х годов 15 века Гутенберг вновь поселяется в Майнце. Здесь прошел самый важный период жизни Иоганна Гутенберга - именно в Майнце он изобрел способ книгопечатания с помощью подвижных букв. Благодаря своему родственнику Гутенберг получил ссуду в 150 гульденов (что примерно соответствовало заработку среднего крестьянина за пять лет) и использовал эти деньги для обустройства мастерской.

Первыми книгами, вышедшими из-под пресса Гутенберга, стали учебники латинской грамматики. Позже Гуттенберг запланировал подготовить трудоемкое издание Библии и взял на эти цели взаймы у крупного предпринимателя Иоганна Фуста огромную по тем временам сумму.

Потеря типографии

Библия, изданная Гутенбергом

Когда печатание Библии уже было фактически завершено, между Гутенбергом и Фустом возникли разногласия. Фуст обвинил своего партнера в растрате средств и потребовал возвращения долга с процентами - всего свыше двух тысяч гульденов. На эти деньги в Майнце можно было застроить каменными домами целую улицу. Гутенбергу пришлось отдать мастерскую вместе с изобретением и половиной отпечатанных экземпляров Библии.

Фуст завладел книгопечатней и успешно продолжил начатое изобретателем дело. За Гутенбергом осталась другая мастерская, меньшая по размеру и с меньшими техническими возможностями. С тех пор Иоганн Гутенберг брался лишь за небольшие заказы, которые ни технически, ни эстетически не могли сравниться с первым изданием Библии.

После потери мастерской изменилось отношение Гутенберга к своему изобретению. Если раньше он всячески скрывал технологию от посторонних, не желая делить с кем-либо выгоду, то после потери мастерской Гутенберг стал участвовать в различных издательских проектах. Например, помогал в издании Библии в Бамберге.

Последние годы жизни

Бурные политические события в Майнце 1460-х годов, борьба между старым и новым архиепископами города привели к тому, что Иоганн Гуттенберг, который поддерживал старого архиепископа, с приходом нового был изгнан из родного города.

Изобретатель книгопечатания поселился в Эльтвиле, где первое время жил в нужде. Но в 1465 году новый архиепископ Майнца, решив восстановить справедливость, назначил Гутенберга своим придворным и даровал ему пожизненную ренту. Изобретатель получал придворное платье, плюс 2180 литров хлебной водки и 2000 литров вина, а также освобождался от уплаты налогов.

Через три года, в конце января 1468 года Иоганн Гутенберг скончался и был похоронен в церкви святого Франциска. Позже эта церковь была разрушена, и с той поры место захоронения первопечатника неизвестно.

Иоганн Гутенберг: книга как искусство и технология

Созданный им в середине XV века способ книгопечатания подвижными литерами стал основой современных технологий и был причислен к важнейшим открытиям тысячелетия, а его автор – к величайшим мировым изобретателям.

Немецкий городок Майнц считается колыбелью книгопечатания. А все благодаря его почетному жителю, изобретателю Иоганну Гутенбергу. С древнейших времен по всему миру делались попытки отпечатать текст или рисунок. Одним из "прогрессивных" способов была гравировка на доске для последующего оттиска. Заготовка была одноразовой, процесс долгим и утомительным, поэтому книги вплоть до XV века писали от руки. Над этим трудились тысячи переписчиков – чаще всего монахов, и все же книг катастрофически не хватало. Был необходим более простой и дешевый способ их изготовления.

Такой способ придумал немец Гутенберг. Благодаря ему человечество получило гигантский толчок в интеллектуальном и научном развитии: в грамотности населения, распространении книг, издании газет, журналов и светской литературы.

О жизни великого изобретателя известно очень мало и многие данные противоречивы. Например, неизвестна точная дата его рождения. Условно принято считать, что он родился в 1400 году. При рождении будущего изобретателя звали Иоганн Генсфляйш цур Ладен цум Гутенберг. Его семья принадлежала к древнему дворянскому роду, политической и экономической элите Майнца. Его предки печатали собственные монеты, занимались ювелирным делом, поэтому и юноша пошел обучаться этому искусству. Он стал хорошим мастером, умело шлифовал драгоценные камни, отливал украшения из благородных металлов, изготавливал золотые рамы к зеркалам. И все бы ничего, но мечтой Иоганна было создание печатного станка. То, что сын решил пренебречь наследственной привилегией чеканки монет, очень не понравилось его отцу. Ссора была настолько серьезной, что скоро Иоганн взял в качестве фамилии название родового имения матери – Гутенберг, и под этим именем навсегда вошел в историю.

К созданию печатного станка Гутенберг шел постепенно. Одной из самых сложных задач было придумать, как изготовить в большом количестве одинаковые буквы и как пользоваться ими многократно. Сначала Гутенберг научился отливать шрифтовые знаки, пригодные для набора: из твердого металла он сделал модель выпуклой буквы в зеркальном изображении – пуансон, который он вдавливал в более мягкий металл и получал углубленную форму. Эту "матрицу" он заполнял расплавленным металлом и после его охлаждения получал металлические буквы – литеры. Отлитые в большом количестве литеры становились наборной кассой. Из них составлялись строки, из строк – страницы. Буквы можно было отделять друг от друга и использовать для набора нового текста.

Каждый оттиск Гутенберг делал с помощью винтового печатного пресса: он использовал технологию, которой пользовались виноделы и приспособил ее для книгопечатания.

Первый ручной печатный станок был достаточно примитивным и работал медленно. Листы небольшого формата печатались на нем с одной стороны тиражом около 300 оттисков в день. И все-таки, с небольшими усовершенствованиями он просуществовал до начала XIX века. Еще одним компонентом изобретения Гутенберга стал состав типографской краски для печати на металлической поверхности: среди присадок к ее основным составляющим были добавлены медь, сера и свинец. Одним словом, Иоганн Гутенберг создал, ни много, ни мало, весь типографский процесс – абсолютное новаторство для того времени.

Первыми книгами, вышедшими из-под пресса Гутенберга, стали учебники латинской грамматики. Но его мечтой оставалось издание Библии – трудоемкое, но важное и необходимое. Для финансирования своего проекта Гутенберг взял взаймы огромную сумму у богатого майнцского предпринимателя Иоганна Фуста. На подготовку первого печатного набора Библии мастер потратил около двух лет. Объем книги составлял около 1300 станиц. Оригинал назывался "42-строчной Библией", потому что размер ее страниц был 42 строки. Когда издание уже было фактически завершено, между Фустом и Гутенбергом возникли разногласия. Фуст обвинил своего партнера в растрате средств и потребовал возвращения всей суммы с процентами. По решению суда, в счет погашения долга Гутенбергу пришлось отдать свою мастерскую вместе с изобретением и всю готовую продукцию, то есть оттиски книги – весь тираж.

Фуст завладел книгопечатней и успешно продолжил начатое изобретателем дело. За Гутенбергом осталась другая – меньшая по размеру – мастерская, и с меньшими техническими возможностями. Изданий качества и масштаба Библии он уже не создавал. Продукцией его новой печатни стали учебники, календари, Псалтырь – всего около 50 книг. После потери мастерской изменилось отношение Гутенберга к своему изобретению: прежде он всячески скрывал свои технологии, не желая делить с кем-либо выгоду, но после трагических событий Гутенберг стал помогать другим печатникам. Например, он участвовал в издании Библии в Бамберге, работал с учениками, способствовал развитию массовых технологий.

Иоганн Гутенберг скончался в 1468 году, место его захоронения неизвестно. Память о почетном жителе Майнца хранится в доме-музее его имени. Музей Гутенберга посвящен истории печати от самых ее истоков и до наших дней. Это один из старейших музеев книгопечатания в мире. Он был основан по инициативе горожан в 1900 году, во время празднования 500-летия со дня рождения Гутенберга. В центре экспозиции два экземпляра отпечатанной им самим Библии – ценнейшие экспонаты, настоящие памятники типографского искусства. Также в музее представлены старинные печатные станки, книги, воссоздана мастерская Гутенберга. Здесь можно поучаствовать в процессе традиционного книгопечатания под руководством опытных наборщиков и типографов. Сайт музея: www.gutenberg-museum.de

Еще одна тематическая достопримечательность Майнца – городская экскурсия "По следам Гутенберга". Туристы могут самостоятельно пройти по специально разработанному маршруту, узнать больше о жизни и работе первопечатника, посетить дом его рождения, старое здание университета, увидеть типографию и памятник на площади Гутенберга. С именем Иоганна здесь также связано празднование "Ивановой ночи" (Johannisnacht) – крупнейшего после карнавала народного гулянья. Это не только торжество летнего солнцестояния, но и традиционная церемония инициации профессиональных печатников, музыка, театральные и фольклорные представления, и крупнейшая антикварная книжная и художественная ярмарка на Рейне – The Johannis Book Fair. В этом году праздник будет проходить с 22 по 25 июня.

Кроме того, юбилейной дате посвящен целый ряд мероприятий по всей Германии: книжные ярмарки и профессиональные выставки, круглые столы и заседания книжных клубов, музыкальные и театральные фестивали, "Литературная осень" в Гейдельберге и многое другое.

Дарья Хрущёва

Гутенберг и его изобретения

Иоганн Гутенберг

У нас не так много точных данных о жизни Иоганна Гутенберга. Будущий изобретатель родился в семье майнцского патриция и купца Фридриха Генфляйша и его жены Эльзы Вирих около 1400 года. Безусловно, он посещал латинскую школу, но неизвестно, учился ли в университете, достоверных записей об этом не существует. С 1434 по 1444 годы Гутенберг живёт в Страсбурге, занимаясь шлифовкой драгоценных камней и изготовлением зеркал для паломников. Кроме того, он основывает товарищество на паях для финансирования некого нового предприятия, связанного с «искусством», причём под словом «искусство» стоит понимать некое ремесленное умение. В 1439 году состоялся судебный процесс, связанный с взаимными финансовыми претензиями участников. В документах процесса суть изобретения, составлявшая коммерческую тайну, не называется, но из упоминаний о покупке свинца и строительстве пресса можно сделать вывод о том, что Гутенберг уже работает над главным делом своей жизни.

 

В 1448 году Гутенберг снова возвращается в Майнц, где продолжает разработки, требующие финансирования. Он берёт кредит у своего кузена Арнольда Гельтуса и майнцского купца Иоганна Фуста и начинает эксперименты с печатью. Первыми произведениями, выпущенными с помощью печатного пресса, стали индульгенция, календарь, латинская грамматика Элия Доната — недорогие издания, состоящие из одного или нескольких листов. Главная книга, Библия, вышла не позднее 1455 года.

Гутенберг не смог расплатиться с Иоганном Фустом и по решению суда в 1455 году типография со всем оборудованием и шрифтами Библии перешла к кредитору. Фуст заключил договор с Петером Шёффером, который ранее был печатником у Гутенберга, и с успехом продолжил предприятие. Гутенберг должен был начать всё с нуля. Ему удалось возобновить дело и выпустить ещё несколько книг. В 1565 году Иоганн Гутенберг поступает на службу к майнцскому курфюрсту и архиепископу Адольфу II Нассаутскому. Первопечатник умер в 1468 году в Майнце.

 

Изобретения Гутенберга

Литера. Основа изобретения Гутенберга — печать наборными литерами. Страницу текста можно отпечатать и с цельной деревянной доски, но для следующей части повествования нужно вырезать новую доску. Главная идея, реализованная Гутенбергом, — создание формы из раздельных разборных элементов — литер. Отпечатав нужную страницу и рассыпав набор, можно было набрать другой текст из тех же самых литер. Для технического осуществления этой задачи Гутенбергу потребовались многие годы напряжённой работы. Принципиальным решением было не изготавливать литеры поодиночке, а механизировать и стандартизировать этот процесс. Решение этой задачи помогло в будущем удешевить процесс изготовления книги. 

 

 

 

Пресс. Печатный станок, ставший символом новой эпохи, Гутенберг фактически лишь усовершенствовал, использовав принципы действия уже существовавших прессов для виноделия или для отжима влажной бумаги в бумагоделательном производстве. Но следовало обеспечить равномерность давления по всей поверхности печати, чтобы отпечатались все тончайшие линии в начертаниях букв, и создать подвижную каретку, чтобы перемещать форму под плиту и обратно. Ещё одной задачей было точное наложение листа на печатную форму. Отвечавший всем этим требованиям станок, сконструированный Гутенбергом, практически без изменений служил печатникам до XIX века.

Сплав. Не менее важным выбором стало использование металла в качестве материала для литер. Сложной задачей было найти подходящий сплав, который должен был обладать повышенной текучестью, чтобы заполнить тончайшие «волосные» части литейной формы, иметь низкую температуру плавления, чтобы не расплавить медную матрицу и быть достаточно твёрдым, чтобы выдержать многотысячные тиражи. Вероятно, Гуттенберг использовал сплав из свинца, олова и сурьмы, близкий к гарту, который используется в типографской практике более поздних столетий.

Краска. Гутенберг сумел найти оптимальный рецепт типографских чернил. Гравёрами уже была создана краска на масляной основе, предназначенная для производства отпечатков и отличавшаяся от чернил для письма, но возникла проблема с двусторонней печатью. Так как краску воспринимает влажная бумага, нужно было получить краску, которая высыхает быстрее, чем просохнет лист основы, чтобы не смазать уже отпечатанную сторону при печати оборота. 


Вернуться на страницу концепции  

 

 

История книгопечатания | Центральная научная библиотека имени Н.И. Железнова

Компьютерные технологии повсеместно проникают во все сферы человеческой деятельности. Рожденные ими электронные носители все явственней теснят позиции печатного слова. И тем не менее, даже в XXI веке трудно представить нашу жизнь без всего того, что сухо называется «печатной продукцией».

Без преувеличения можно сказать, что изобретение книгопечатания по-праву занимает свое место в ряду настоящих прорывов человеческой мысли среди таких значительных открытий, как изобретение компаса, пороха и бумаги. Являясь по своей сути изобретением сугубо техническим, или скорее даже технологическим, книгопечатание стало катализатором человеческого прогресса, определившим развитие цивилизаций второй половины ушедшего тысячелетия.

Человечество шло к изобретению печатного станка длинной дорогой, и история создания печатной книги не была безоблачной и по разным причинам оказалась разорванной пятью столетиями забвения.

Долгое время человеческая память была единственным средством сохранения и передачи общественного опыта, информации о событиях и людях. Бессмертные поэмы «Илиада» и «Одиссея», как известно, были записаны в Афинах на свитках около 510 г. до н.э. До этого времени в течение веков поэмы распространялись устно. Изобретение письменности, наверное, можно считать первой информационной революцией в истории человечества, далеко продвинувшей вперед народы, ее свершившие. Однако владение письмом не гарантировало народам ни глобального лидерства, ни исторического долголетия. Об этом свидетельствует судьба исчезнувших народов, имевших когда-то свою письменность (например, шумеров).

В настоящее время в мире насчитывается порядка 8000 алфавитов и их вариантов, приспособленных к разным языкам и диалектам. Наиболее распространенным считаются алфавиты на латинской основе.

Книгопечатание (в переводе с греческого – многописание) – это размножение в большом количестве экземпляров одного и того же текста или рисунка.

Идея печати была заложена еще в тавре или клейме, которым скотоводы метили своих лошадей или коров. Принцип штемпелевания был известен уже в клинописных культурах Древнего Востока (шумеры, Вавилон, Египет). На глиняный диск спиралеобразно наносились символы с помощью штемпелей . Фактически этот диск являлся первым образцом печатания связанного текста. Следующий этап – печатание монет. Затем появились «каменные» книги и книги на глиняных дощечках, позже - папирусные свитки, а со II века до н.э. – книги на пергамене (пергаменте). Потом, в эпоху Аристотеля и Платона, миру были явлены манускрипты.

Можно сказать, что книгопечатание было изобретено дважды: в 900-х годах н.э. в Поднебесной (Китае) и потом в XV| веке в Западной Европе. В книгопечатании Китая первоначально использовалась технология, при которой в качестве печатной формы использовалась доска, на которой вырезались тексты и символы. Около 725г. была выпущена первая в мире газета «Ди-бао» («Вестник»)̽. В 770г. по повелению императрицы Сетоку, таким способом был отпечатан миллион заклинаний, которые были вложены в миниатюрные пагоды. Затем появляется эстампаж.

Эстампаж - техника получения прямого оттиска рельефного изображения. Первые опыты такого своеобразного способа печати относят к периоду, практически совпадающему со временем изобретения в Китае бумаги (II век н. э.). Способ заключается в получении оттисков с плоских каменных рельефов; на рельеф накладывается слегка увлажнённая бумага, которую специальными щётками притирают и лёгким постукиванием вдавливают в углубления; после того на поверхность высушенной бумаги, воспринявшей формы рельефа, большой плоской кистью и тампонами наносят водяную краску.

Затем в буддийских монастырях Китая, приблизительно в 618-907гг. появилась технология ксилографии, или обрезная гравюра на дереве. Первая ксилографическая книга называлась «Алмазная сутра». Она была изготовлена в 868г., а впервые обнаружена в 1900г. в «Пещере тысячи Будд» в Дунхуане (Западный Китай). В Европе ксилографическая книга, как таковая, появилась во времена Средневековья после Крестовых походов. Одним из известных ксилографических изданий была «Библия бедных».

В эпоху Возрождения в Европе книгопечатание получило второе рождение. В 1440-е годы метод ксилографии был усовершенствован немцем Гансом Генсфлейшем или Иоганном Гутенбергом (1394/1399 – 1468гг.).

Изобретение И.Гутенбергом книгопечатания знаменовало собой важнейший переломный момент в истории книжной культуры — конец книги средневековой и рождение книги Нового времени. Это изобретение было подготовлено и вдохновлено всем развитием культуры позднего Средневековья, создавшей и технические и общекультурные предпосылки для него, определившей острую потребность в книге нового типа.

Именно в его типографии в немецком городе Майнце впервые увидели свет печатные книги, набранные при помощи металлических подвижных букв, вырезанных в зеркальном отражении Разработанная им технология печатания книг оказалась самой продуктивной для того времени. Гутенберг пришел к выводу о необходимости быстро отливать любое количество шрифта – словолитный процесс. Этот процесс был им продуман до мелочей и для его реализации были разработаны: способ изготовления печатной формы путем набора текста отдельными литерами, ручной словолитный прибор, ручной печатный станок для получения оттиска со словолитной формы.

Изобретение печатного станка обусловило дальнейшее развитие техники книжного производства и оказало сильнейшее воздействие на типологию и искусство книги, получив общекультурное значение - был определен путь формирования мегацивилизаций, таких как западноевропейская, китайская, исламская. С уверенностью можно говорить о том, что история мировой культуры не отделима от истории печатной книги.

Если рукописная книга была весьма дорогостоящим предметом, и поэтому, их самые крупные собрания, как правило, находились в монастырях и университетах, то эпоха И. Гутенберга превратила книгу в общедоступную, а значит, она стала необходимым элементом в процессе познания, воспитания, формирования эстетического вкуса, средством воздействия на массы и даже информационным оружием. Уже в то далекое время короли, императоры, священнослужители и власть имущие в эпоху Нового времени стали использовать книгу для пропаганды своих идей, формирования той или иной идеологии, укрепления своей власти. Например, Генрих VIII и его премьер-министр Томас Кромвель издавали памфлеты для утверждения англиканской церкви.

Первая половина XV века – время великих географических и научных открытий, переход к новым социально-экономиченским и политическим отношениям, рождение нового мировоззрения и мироощущения, рождение новых городов и новых государств, эпоха Реформации, когда Библия была переведена на немецкий язык Мартином Лютером и издана большим тиражом. Происходящие изменения привели к высокому спросу на книгу, вследствие чего потребность в книгопечатании. К концу столетия было основано больше тысячи типографий, которые выпустили уже около 40 тысяч изданий тиражом приблизительно 12 миллионов экземпляров. Одновременно с триумфальным шествием книгопечатания по Европе рождалась и быстро утверждала себя новая форма книги, а с нею и новая книжная эстетика.

Наличие книжного рынка, одновременный спрос на большое количество экземпляров, хотя бы некоторых, наиболее распространенных и важных книг поставили перед типографиями вопрос о тиражности, тем более, что печатная техника есть по преимуществу техника тиражная, причем экономически выгодной в результате возможности изготовить с одного набора большое количество равноценных оттисков. Тем самым решалась и еще одна, становившаяся все более актуальной практическая задача: тщательная выверка текста до его размножения, не подвергая книгу опасности искажений при многократном переписывании. Но для того чтобы эти задачи могли быть сознательно поставлены, необходимо, с одной стороны, развитие научной критики текстов, а с другой — появление самой идеи тиража как определенной, подлежащей техническому размножению заранее заданной формы книги.

В 1494г. начала свою деятельность Черногорская типография расположенная в вмонастыре в городе Цетине, основанная монахом Макарием. Была напечатана первая книга на старославянском языке «Охтоих-первогласник».

В 1517-1519гг. в Праге Франциском Скориной, белорусским первопечатником и просветителем, была напечатана кириллическим шрифтом на церковнославянском языке книга «Псалтирь».

Книгопечатание на Руси берет свое начало в 50-х годах XVI столетия в московской типографии, располавшейся в доме священника Сильвестра (автора «.Домостроя»). Здесь были изданы на церковнославянском языке: три Четвероевангелия, две Псалтири и две Триоди. Особенностью русских шрифтов являлось использование отдельно от остальных литер надстрочных знаков с перекрещиванием строк. Это позволяло искусно имитировать облик рукописной книжной полосы. Для литья шрифтов использовали олово, поэтому литеры не выдерживали печати больших тиражей.

В 1563г. начала свою деятельность первая государственная типография, известная тем, что в ней работали Иван Федоров и Петр Тимофеев Мстиславец. Именно там была выпущена первая датированная книга «Апостол» . Работа по ее изданию длилась почти год - с 19 апреля 1563 года по 1 марта 1564года.

Изобретение книгопечатания

Наверняка наши далёкие предки очень завидовали бы современным технологиям: нужно напечатать брошюру миллионным тиражом – нет проблем, готовь макет и отправляй в типографию. А были времена, когда создание каждого экземпляра происходило вручную, пока «кто-то по имени Гутенберг не изменил лицо мира», как поётся в мюзикле Notre Dame de Paris.


Первые опыты книгопечатания

Изобретение книгопечатания произвело мировую революцию, и вся слава досталась Иоганну Гутенбергу. Но человечество шло к этому веками. Естественным путём. В этом была насущная необходимость. Наиболее ранние опыты над упрощением процесса тиражирования производились на Востоке – в Китае и Корее. Иероглифы вырезали на доске, покрывали чернилами и отпечатывали столько образцов, сколько было нужно. Довольно трудоёмкий процесс. Потом придумали создавать отдельные буквы на дощечках, но нельзя сказать, что для иероглифического письма это стало спасением…

В Европе первые опыты тиснения были связаны с «книгой дьявола» – игральными картами. Сначала бубны, трефы и пики рисовали от руки, но потом были придуманы рельефные доски, которые легко и быстро покрывались краской. Церковь взяла этот метод на вооружение, и стали появляться специальные таблицы с нравоучительными сюжетами. История подошла вплотную к появлению печатного станка.

Великий Гутенберг

В 1416 в Страсбурге появилась семья изгнанных из родного города патрициев Гутенбергов. В загородном монастыре на реке Иле мало кому известный в то время изобретатель Иоганн Гутенберг кропотливо вписывал своё имя в историю. Он придумал разрезать доски на отдельные буквы – литеры – и соединять в набор таким образом, чтобы можно было переставлять и менять их местами. Идея полностью овладела Иоганном, книгопечатание было изобретено – не было лишь возможности запустить эту идею в массы. Но судьба послала ему богача Фуста, который спонсировал выпуск «Латинской грамматики». Несколько листов первого образца хранятся теперь в Национальной библиотеке в Париже. Дальнейшие опыты книгопечатания удачно совпали с продажей индульгенций – требовалось много квитанций, и изобретение Гутенберга пришлось как нельзя кстати. Изобретателю пришлось испытать финансовые трудности и разорение из-за споров с Фустом, однако он был счастлив, что увидел распространение своей идеи по всей Европе, и скончался, будучи богатым и именитым человеком.

Успех книгопечатания

Книгопечатание распространялось по Европе с небывалой скоростью. Римские папы увидели в новом изобретении огромную выгоду для себя и отнеслись к этому с энтузиазмом. Уже из Италии печатные книги проникли в остальные государства. В 1564 году появился первенец русской печати от первопечатников Ивана Фёдорова и Петра Мстиславца – «Деяния апостольские, послания соборные и святого апостола Павла послания» вышли двухтысячным тиражом. Следом была напечатана «Азбука».

Голландцы оспаривают первенство Гутенберга в изобретении книгопечатания и уверяют, что Лоренц Янсен раньше составил наборные литеры. С ними категорически не согласны бельгийцы, французы, итальянцы… Каждая страна хочет, чтобы именно её подданный сделал подобное революционное открытие. Но оставим споры – главное, что современные технологии позволяют печатать буквы со скоростью мысли.

Дом Германии в ЭТНОМИРе

Калужская область, Боровский район, деревня Петрово

Улица Мира – начало путешествия по просторам этнографического парка! Оригинальные фасады всех домов Улицы Мира созданы с учётом архитектурных традиций той или иной страны. Фасадная часть, интерьер внутреннего пространства – цветовая гамма, мебель, предметы интерьера – всё помогает окунуться в атмосферу удивительной незнакомой культуры, понять и прочувствовать неповторимость каждой страны. Здесь проводится множество интересных мастер-классов и экскурсий.

Посетите обзорную экскурсию по Улице Мира, чтобы познакомиться с каждым из представленных домов. В Доме Германии, наряду с такими экспонатами, как предметы саксонского и мейсенского фарфора, машинка «Ундервуд», пивные кружки, фигурки садовых гномов и деревянной куклы по имени Щелкунчик, представлены варианты женского и мужского баварского костюма.

Европа Гутенберга: книга и изобретение западного модерна (XIII - XVI вв.)

 

Фредерик Барбье

Москва: Изд-во Ин-та Гайдара, 2018. - 490, [1] с.

ISBN 978-5-93255-533-0

 

Важные фазы трансформации общества сопровождаются параллельными трансформациями систем общественной коммуникации — того, что мы называем медиа. Первая «медийная» революция на Западе — это изобретение Гутенбергом книгопечатания в середине XV века. Эта книга показывает, как рост потребностей в письменных документах в XII—XIII веках запускает логику изменений, кульминацией которой станет Гутенберг. XV век — «время стартапов»: капиталисты вкладываются в исследования и разработки, чтобы отладить и использовать инновационные технологии, в том числе книгопечатание. Далее описываются основные черты этой первой «медийной» революции: рост техники, организация современного литературного поля, развитие надзора и цензуры и изобретение самого процесса медиатизации. Это новое прочтение революции Гутенберга позволяет не только лучше понять ряд проблем, относящихся к культурной истории западного мира, но также проводит множество сравнений с самыми актуальными явлениями.


Книга доступна:


Содержание:


Предисловие

Введение. Медиа и изменения
    О других медиареволюциях; Каролингская реформа; Промышленная революция и экономика знака


ГУТЕНБЕРГ ДО ГУТЕНБЕРГА

Условия новой экономики медиа
    Пространство модерна: город; Рынок образования; Событие политики

Экономика книги 
    Производство рукописей; Перемены: содержание; Изменения: объекты и их практики

Рождение рынка 
    Рынок и его регулирование; Религиозная парадигма или выход на сцену больших масс; Письмо: труд и профессии


ВРЕМЯ «СТАРТАПОВ»

Пути и принципы инновации 
    Бумага и ее изготовление; Ксилография; Пуансоны и формы

Гутенберг и изобретение книгопечатания
    Исторический портрет города; В Страсбурге; Возвращение в Майнц

Инновация
    Технологии: инновация процесса; Практики; Общество мастерских; Изобретение графосферы


ПЕРВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ МЕДИА

Книгопечатание завоевывает мир
    Распространение инновации; Классификация городов; Конъюнктура и специализации: рынок и инновация

Природа текста
    Система-книга; Смысл текста «Книга-машина»

Крах медиа 
    Новая парадигма: продукция и репродукция; Реформация и печать; Ограничения: порядок книг; Печать и власть

Заключение
    Хронологии; Семиология и виртуальность; Продукт и рынок; Европа Гутенберга


Список сокращений


Персоналия: Гутенберг Иоганн (?-1468)

Основная рубрика: Книга. Книговедение > История книги > Печатная книга

 

Гутенберг и Федоров: история печатной книги

14 марта 1564 года появилась первая печатная книга на Руси - «Апостол». Именно поэтому со временем 14 марта стало считаться днем книгопечатания. О роли книгопечатания и основных фактах его истории рассказывает завлабораторией археографических исследований Уральского федерального университета (УрФУ, Екатеринбург) доктор исторических наук Ирина Починская.

Как повлияло на жизнь людей изобретение книгопечатания, в чем его значение для развития культуры?

Книгопечатание – одно  из самых значимых изобретений человечества, которое существенно повлияло на темпы развития общества. Это был не просто новый способ тиражирования книг, а принципиально иной процесс передачи и хранения информации, новая веха в процессе «умопросвещения» - термин историка Василия Татищева, который ставил появление печатного дела в один ряд с изобретением письменности и распространением христианства. В 30-е гг. XV в. Иоганн Гутенберг только начал опыты по книгопечатанию, а концу этого столетия уже вся Европа была покрыта сетью типографий. Это привело к довольно быстрому вытеснению рукописной книги.

В чем суть изобретения Гутенберга?

Жизнеспособность любого изобретения определяется его востребованностью временем, необходимостью для общества, с одной стороны, и технической готовностью этого общества к его реализации, с другой. Для книгопечатания таким временем оказался XV в. Эпоха Возрождения с ее интересом к светскому, рациональному знанию, с распространением библиофильства, расширением сети школ и университетов существенно увеличила спрос на книги, причем не только на уникальные, но и на массово тиражированные, с унифицированным текстом (прежде всего это учебная литература). К этому времени в рамках существования рукописной книги были уже четко выработаны внешние стандарты различных типов книг, сформировалось разделение труда при их изготовлении, широкое распространение получило производство бумаги, были опробованы самые разнообразные приемы работы с металлами и т. д.

Поисками решения назревшей проблемы создания нового способа производства книг в XV в. занимался не только Гутенберг: наличие легенд о других изобретателях в разных странах Европы является тому подтверждением. Но немецкому ремесленнику повезло больше других. Он разложил текст на основные элементы (буквы, знаки препинания и пр., включая пробелы между словами) и разработал процесс неограниченного воспроизведения каждого из них, дав возможность составлять из этих элементов подобие цельной доски, печатной формы.

Самым важным моментом в этом процессе была разработка технологии изготовления литер, стандартизированных в рамках одного шрифта. Было понятно, что вопрос долгосрочного использования литер с обеспечением качественных оттисков мог быть решен только при условии их изготовления из металла. Разработанный Гутенбергом процесс состоял из трех этапов: сначала изготавливался постоянный образец каждой буквы – зеркально и выпукло гравированный пунсон, выполненный из твердого металла, с помощью которого производилась чеканка формы для отливки каждой литеры – матрицы, она должна была изготавливаться из более мягкого металла, чем пунсон. И, наконец, был создан словолитный инструмент, обеспечивавший отливку литер с помощью матрицы из легкоплавкого сплава, найденного Гутенбергом и употреблявшегося в полиграфии с минимальными изменениями до тех пор, пока существовала наборная печать, т. е. практически до начала XXI в.

Второе направление работы первопечатника – это создание печатного стана. Он создавался не с нуля, а был результатом усовершенствования уже существовавшего пресса для оттиска цельногравированных ксилографических книг. Нужно сказать, что и печатный стан, созданный Гутенбергом, в России просуществовал практически без изменений до начала XX в. Старообрядцы продолжали пользоваться такими станками даже после того, как появились печатные машины на паровых двигателях.

Какие предпосылки для возникновения книгопечатания были в России? У нас же не было эпохи Возрождения.

Книгопечатание в России появилось на сто с лишним лет позже, чем в Европе, и причины его появления были совершенно другими. Напомню, к середине XVI в. Москва завершила объединение русских земель в единое государство. Шел процесс централизации и укрепления государственной власти. Реформы 50-х гг. XVI в., проводившихся ближним кругом молодого Ивана Грозного, Избранной радой, были направлены на решение этих задач. В ряду данных реформ следует рассматривать и рационализацию книгопроизводства, переход от книгописания к книгопечатанию.

Какое отношение книгопечатание имеет к укреплению центральной власти? Самое прямое. Мировоззренческой основой общества и государственной идеологии являлось православие, положения которого были отражены в христианской литературе, являвшейся единственным кругом чтения того времени. Рукописное воспроизведение книг приводило к появлению и накоплению ошибок, которые порождали искажение канонических текстов. Следствием этих искажений было нестроение умов в обществе, возникала дополнительная почва для разногласий и идеологических споров. Проблема книжных ошибок и меры борьбы с распространением неисправных книг обсуждалась на соборе 1551 г. Вскоре после этого, в 1553 г., и происходит создание первой типографии.

Организация книгопечатания была ориентирована на издание образцов книг, с которых можно было бы делать рукописные копии. Неслучайно первыми изданиями были важнейшие книги христианского круга чтения, необходимые в богослужении: три издания Евангелия, треоди постная и цветная, а также два издания Псалтыри. Поскольку о первой типографии нет никаких сведений и ее издания напечатаны без выходных данных, в историографии эту типографию и ее продукцию стали называть анонимными. Путем анализа косвенных данных было установлено, что время ее деятельности приходится на период между 1553 и 1564 гг. А в 1564 г., 1 марта по старому стилю, 14 марта по новому, Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем в типографии, созданной на средства государства, была закончена работа над первой точно датированной русской книгой – «Апостолом».

Когда в России появилось светское книгопечатание?

Светское книгоиздание в России появилось только в начале XVIII в. Политика Петра I затронула все сферы жизни, в том числе и книгоиздание. В 1708–1710 гг. при прямом участии царя был разработан гражданский шрифт и появились первые типографии, печатавшие светские издания. Это были типографии при Сенате, Морской академии, Академии наук. На первых порах светское книгоиздательство было малоэффективным, т. к. не имело достаточного спроса на свою продукцию в силу неразвитости системы образования, книгораспространения. Потребление новой печатной книги сосредоточилось главным образом в столицах, в первую очередь, в Петербурге. Широкое распространение имели лишь издания законов, манифестов, календари, инструкции и т. п. Поскольку внедрение нового шрифта в провинции шло медленно, наиболее важные государственные документы печатались двумя шрифтами: старым кириллическим и новым гражданским.

Следует отметить, что до конца XVIII в. книгопечатание было монополией государства и осуществлялось под непосредственным контролем церкви, одной из ветвей власти, отвечавшей не только за духовное состояние общества, но и за тесно связанную с ним политическую благонадежность и лояльность к власти вообще. Особенно велика была роль церкви до петровских реформ. Жесткий контроль властей привел к ограничению издательского репертуара, который не мог удовлетворить всех потребностей общества в литературе, поэтому, в отличие от Запада, в России появление книгопечатания не стало препятствием для бытования рукописной книги. Жизнь рукописной книги вплоть до конца XX в. продлили старообрядцы.

Заведение частных типографий в России было разрешено указом Екатерины II «О вольных типографиях» только в январе 1783 г., при этом была усилена роль полиции в контроле за содержанием печатной продукции, а в 1804 г. при Министерстве народного просвещения был создан Цензурный комитет.

Источник: пресс-служба УрФУ

Иллюстрация: гравюра И. Галле (XVII в.) с изображением средневековой типографии

Скрытая история первого шрифта и библейской типографии Гутенберга

Как профессиональных дизайнеров шрифтов (и как любопытных людей), кажется, что вопрос первопроходцев всегда очаровывает нас. А точнее, «авторов» революционных открытий, которые сформировали мир, каким мы его знаем сегодня.

Иоганнес Гутенберг не такой человек.

Хотя широко распространенное мнение приписывает создание первой печатной книги ювелиру из Майнца, набор как процесс уже был хорошо развит, как показала нам эволюция типографики.

В то время как китайские ремесленники наносили чернила на бумагу еще во втором веке нашей эры, а первый подвижный шрифт был разработан на Дальнем Востоке за несколько столетий до этого, влияние Иоганна Гутенберга на западную цивилизацию еще не было очевидным.

Несмотря на то, что Гутенберг не первый, кто изобрел оригинальный подвижный тип , его роль имеет решающее значение для просвещения на всей территории Европы. Механизированный шрифт Йоханнеса был значительным улучшением рукописных рукописей и религиозных писцов позднего средневековья.То, что требовалось до появления печатной машины Гутенберга, занимало годы, а наборщикам требовалось всего несколько недель, чтобы рисовать.

Более быстрое производство печатной продукции и инструменты, продемонстрированные Гутенбергом, стали ступенькой к современному дизайну шрифтов и печати.

Введите необходимость в функциональном, читаемом шрифте! И действительно, в самом популярном издании Гутенберга использовался особый шрифт - 42-строчная Библия, Библия Мазарини, Biblia Latina, или также называемая Библией Гутенберга.

Реконструированная печатная машина Гутенберга, размещенная на факультете типографики и графических коммуникаций Университета Рединга, Великобритания. Фотографии Бена Митчелла.

Неуловимая природа шрифта B42

Теории, предположения и основные усилия по сопоставлению окружают 49 сохранившихся экземпляров Библии Гутенберга. Спустя столетия его страницы все еще содержат ответы на некоторые ключевые вопросы, касающиеся процесса печати и используемых точных технологий.

Большая часть жизни Гутенберга скрыта.О его ранней жизни рассказывают только фрагменты документов и писем. Считается, что он был искусен в искусстве обработки металлов, и, родившись в регионе, известном своим виноделием, идея печатного станка не отставала. Хотя мы не знаем, как выглядела пресса Гутенберга, именно его печатные материалы являются фактическим вещественным доказательством его наследия.

42-строчная Библия впервые появилась в 1455 году, было выпущено около 180 экземпляров. Знаменитая первая гравюра означает отказ от традиций писцов.Однако по мере того, как вы приближаетесь к его книжному виду, вы быстро обнаруживаете, что это нечто большее, чем два монолитных столбца по 42 строки текста на странице.

3D моделирование реконструкции пресса Гутенберга.

Как выглядит Библия Гутенберга?

В книгах 15 века нет титульного листа, нет номеров страниц, и в них редко упоминается типография. Имя Иоганнеса Гутенберга не встречается ни в одной из сохранившихся копий. Однако надежный исторический источник с 1499 года (кельнская «Хроника») рассказывает о Библии Гутенберга, но без упоминания точных мест или дат.

По правде говоря, Библия Гутенберга огромна. Если Библия не была напечатана на пергаменте (в данном случае на телячьей шкуре), она была напечатана на бумаге формата, известного как «королевский». И это по-королевски - каждый лист имеет размеры около 430 x 620 мм, прежде чем его сложить в так называемый фолио. И будет справедливо сказать, что если бы не бумага, печать не имела бы коммерческого успеха.

Чернила, используемые Гутенбергом, также были одним из недавно разработанных им инструментов ручной работы. Он масляный, густой, напоминает лак или масляную краску.В результате каждая буква, прижатая к бумаге, оставляла немного растекшейся краски, достигая поразительно естественного каллиграфического вида и характерной текстуры ржавых шрифтов.

Итак, сегодня мы наблюдаем напечатанную Библию Гутенберга:

  • На качественной бумаге;
  • Специальными чернилами ручной работы;
  • С инновационными инструментами.

Но почему первые печатные книги в Европе не были визуально более щедрыми?

Библия Гутенберга.

Первый шрифт Гутенберга: механизация и эстетика

Ответ прост.

Процесс набора

Гутенберга был сосредоточен на автоматизации, единообразии и переработке. Освоение массового производства в Европе было основным видением изобретателя и, можно добавить, стратега-типографа с ярко выраженной деловой хваткой.

Это была печатная форма, которая стала настоящим изобретением Гутенберга, сделав несколько копий одиночных букв на одной высоте реальностью.Когда было достигнуто гораздо более дешевое производство книг, знаменитый типограф открыл двери к просвещению для всех образованных классов.

И хотя его создание в одиночку означало конец рукописного шрифта и рождение типографских ошибок, таких как плохие ошибки кернинга, Гутенберг, похоже, не хотел порвать с традициями писцов.

Для него все было связано с ускорением процесса, а будущее типографики лежало в тиражировании рукописей того времени.Отчасти потому, что люди привыкли к ним, а отчасти потому, что он считал, что это единственный способ достичь желаемой рыночной цены.

Выбор формы букв, формата книги и полей свидетельствует о том, что макеты следовали двум направлениям:

  1. Стандартизация рукописных традиций
  2. Усовершенствование макета с помощью строгих правил

Эстетика типографики, возможно, не была основной целью печатных книг Гутенберга, но он действительно искал способы сделать «идеальную рукопись». Эти усилия были дополнительно поддержаны замысловатой ручной иллюминацией, созданной дополнительно после того, как книга была напечатана по просьбе самих покупателей.

И хотя поначалу цель типографики не заключалась в шрифте или дизайне, именно погоня за идеальной рукописью проложила путь к более поздним функциям - включению номеров страниц и принятию титульного листа.

Как называется шрифт, созданный Иоганном Гутенбергом?

Отсутствие аккредитации в Библии Гутенберга выходит за рамки указания названия типографии.Шрифт, созданный для Библии, как и все другие элементы в книге, был в значительной степени ориентирован на традицию писцов и оптимизацию пространства.

Буквенные формы Йоханнеса основаны на литургических письмах той эпохи - Textura Quadrata, разновидности Blackletter. Для него характерны короткие интервалы и сжатые буквы, что помогло сократить количество материалов, используемых при создании печатной книги.

В соответствующей заметке , другие названия шрифта Blackletter - это готический шрифт, готический минускул, «древнеанглийский», также иногда называемый Fraktur.Fraktur - заметный шрифт этого типа, но он не представляет собой всю группу шрифтов Blackletter. «Староанглийский», с другой стороны, не следует путать со староанглийским (или англосаксонским) языком. Со временем появилось большое количество шрифтов blackletter, но можно выделить четыре основных семейства: Textura, Rotunda, Schwabacher и Fraktur.

Специфический стиль Blackletter для Библии Гутенберга называется Donatus-Kalender (D-K) - редко используется в металлических шрифтах со времен Гутенберга.Оригинальный шрифт, используемый прессой Йоханнеса, можно узнать по его драматическим тонким и толстым мазкам, некоторым сложным завиткам на засечках и впечатлению текстуры тканого узора на странице.

Учитывая практическую природу Гутенберга, неудивительно, что он не объявил шрифт своим собственным, дав ему конкретное имя. Однако в наше время появление цифровых шрифтов привело к появлению нескольких точных копий шрифта, который вы, возможно, захотите проверить: Gutenberg B, Gutenberg C, Bibel, семейство шрифтов 1456 Gutenberg B42, 1454 Gutenberg Bibel, Gutenberg Textura и т. Д.

Набор символов Гутенберга B.

Оригинальный шрифт, используемый Гутенбергом

Инструмент

Гутенберг проявляет себя в его стремлении воспроизвести характерный почерк всех рукописей, которые вызывали у читателей того времени.

Печать пошла дальше, включив несколько вариантов каждой буквы для имитации неправильного почерка, а также лигатуры и комбинированные буквы. Многие лигатуры, используемые Гутенбергом, необычны даже в современном Юникоде.

Интересный факт: считается, что Гутенберг отлил почти 300 различных буквенных форм для двухтомной Библии 1454–1455 годов на 1282 страницах.

С другой стороны, сохранившиеся копии показывают нам следующие размеры шрифта:

  • Размер печати 146 или 147 мм на 20 строк на страницах с 40 строками на странице.
  • Размер оттиска составлял 138–140 мм на 20 строк на страницах с 42 строками на странице.
  • Печатная область страниц с 40 строками на странице составляет 294 на 198 мм.
  • Печатная область страниц с 42 строками на странице имеет размер 292 на 198 мм.
  • Печатная область отдельной страницы (лицевая сторона листа 310), состоящая из 41 строки, имеет размер 284 на 195 мм.

Примерный макет Библии Гутенберга.

Механика типографики Гутенберга

Тем не менее, точный метод набора текста Гутенбергом неизвестен и по сей день является предметом серьезных споров. Популярные исследования показывают, что это было, по крайней мере, похоже на первый документированный процесс традиционной штамповки два десятилетия спустя (метод, который доминировал в печати до 1900 года).

Другие гипотезы (довольно неубедительные) включают:

  • Изучая неровности шрифта Гутенберга, в 2001 году физик Блез Агера-и-Аркас и библиотекарь Принстона Пол Нидхэм предположили, что этот метод мог включать в себя создание простых форм для создания алфавитов в стиле «клинописи» в матрице, состоящей из мягкий материал, возможно песок. Отливка типа разрушила бы форму, и матрицу нужно было бы воссоздавать, чтобы производить каждую дополнительную сортировку.
  • Печатник и основатель 19 века Фурнье Ле Жен предположил, что Гутенберг, возможно, использовал не литье с многоразовой матрицей, а, возможно, деревянные типы, которые были вырезаны индивидуально. Аналогичное предположение было сделано Полом В. Нэшем в 2004 году.
  • В 2004 году итальянский профессор Бруно Фаббиани заявил, что изучение 42-строчной Библии выявило наложение букв, предполагая, что Гутенберг использовал не подвижный шрифт, а целые пластины, сделанные из системы, похожей на современную пишущую машинку, где буквы проштамповывались на пластине и затем служили для печати.

Реконструированная печатная машина Гутенберга, размещенная на факультете типографики и графических коммуникаций Университета Рединга, Великобритания. Фотографии Бена Митчелла.

Правила набора шрифтом Библия Гутенберга

Библия Гутенберга не набирается в простой последовательности от первой до последней страницы. Исследования набора уцелевших копий указывают на формы согласованности, которые, скорее всего, были разработаны для улучшения сотрудничества между наборщиками шрифтов, участвующими в печати.

Шрифт Гутенберга B42 состоит примерно из 270 сортов - 6 знаков препинания, примерно 55 основных сортов, 60 лигатур, 120 сокращений и примыкающих типов - так, чтобы напечатанные страницы выглядели знакомыми для современников, привыкших к чтению рукописей.

Некоторые правила набора включают:

  • Основной знак препинания - точка (.), За которой следует заглавная буква;
  • Без исключения, двоеточие (:) и приподнятая средняя точка (·) сопровождаются маленькой буквой, а вопросительный знак (?) - заглавной буквой;
  • Слог часто разделяется на две разные строки, но никогда в следующий столбец или на следующую страницу;
  • В большинстве копий прописные буквы обычно отмечаются красным штрихом вручную;
  • Текущие названия каждой книги не печатаются.В большинстве копий они вставляются вручную через верхнюю часть каждого отверстия;
  • B42 правило установки использования смежных букв также обычно следует правилу рукописей, написанных в Textura;
  • Хотя в некоторых рукописях есть правило использования более длинной или короткой буквы в двойных лигатурах, таких как «ff» и «ss», гарнитура Gutenberg B42 не следует этому правилу.

Детали из Библии Гутенберга, издания, датируемого ок. 1455-56.

Стоп-пресс варианты Библии Гутенберга

Однако в поисках сопоставления нарушения в копиях Библии Гутенберга были дополнительно исследованы с помощью цифровых технологий.Результаты убедительно подтверждают гипотезу о том, что варианты stop-press были изготовлены на ранней стадии тиража каждой страницы и только один раз.

Свидетельства показывают, что исправления при остановке печати вносились каждой командой прессы, а не корректором, отвечающим за все напечатанные листы.

Эти варианты стопорных прессов можно условно разделить на девять категорий.

  • Изменение интервала
  • Инверсия типа
  • Различные формы одной и той же буквы
  • Исправление знаков препинания
  • Изменение верхнего / нижнего регистра
  • Использование сокращения
  • Орфографическая ошибка
  • Разделение слов
  • Добавление слов

Больше, чем книга…

Было бы амбициозно утверждать, что Гутенберг является родоначальником набора и печатных книг.По правде говоря, это была серия событий на протяжении всей истории человечества, которая привела к эволюции типографики в полиграфии.

Вполне естественно задать вопрос:

Если бы не видение Гутенбергом массового производства и последовавшая за ним революция в печати, неужели Европа сильно задержалась в своем Просвещении?

Поделитесь своими мыслями в разделе комментариев ниже.

Спасибо за чтение!

Надеемся, вам понравилось это короткое ретроспективное путешествие.Не стесняйтесь исследовать современную типографику во всем ее разнообразии здесь, в Fontfabric.


Объяснение терминов:

  1. Подвижный тип - процесс ручной настройки шрифта для печати на высокой печатной машине. Шрифт может быть изготовлен из дерева или металла, а буквы вырезались индивидуально мастерами, называемыми вырубными штампами. Этот стиль печати был первым в своем роде, позволяющим быстро создавать несколько копий объемных печатных материалов и книг.
  2. Клинопись - обозначает или относится к клиновидным символам, используемым в древних системах письма Месопотамии, Персии и Угарита, сохранившимся в основном на глиняных табличках.
  3. Сортировка - При наборе вручную, сортировка - это кусок шрифта, представляющий определенную букву или символ, отлитый из матричной формы и объединенный с другими сортами, несущими дополнительные буквы в строки шрифта.
  4. Stop-press - идиоматическое восклицание при обнаружении важной информации.Это выражение взято из индустрии печатных СМИ. Если содержание выпуска необходимо было изменить непосредственно перед или во время его печати, печатный станок был остановлен и содержание изменено, например, путем изменения форм или типа, перед его перезапуском. Причины для остановки прессы могут заключаться в том, чтобы добавить новость или исправить ошибку.

типографика | Определение, история и факты

Типографика как полезное искусство

Обзор типографики предполагает, что ряд обобщенных наблюдений может быть разумным:

Первое и самое важное, типографика и полиграфия, механические процессы, с помощью которых реализуются планы типографа, являются полезными искусствами.Хотя действительно существует прекрасная типографика, типографика - это не изящное искусство. Книги, основной источник типографских примеров, в основном пишутся людьми, которым есть что сказать; они выбираются для печати в основном издателями, которые видят достоинства и надежду на прибыль в распространении высказываний авторов среди аудитории; должным образом они редактируются, разрабатываются и печатаются, в основном, мастерами, границы которых устанавливаются для них соображениями, соответствующими потребностям писателей в общении и потребностям читателей в понимании и оценке.Типограф существует не для того, чтобы выразить свои собственные дизайнерские предпочтения, свои эстетические потребности, а для того, чтобы обеспечить полезную (потому что можно использовать) связь между кем-то, кому есть что сказать, и тем, кому это сказать.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Но сказать - как это сделала покойная Беатрис Вард, одна из величайших типографских авторитетов Англии, - что печать должна быть невидимой, не означает, что типограф не может внести свой вклад; Сказать, что типографика - это функциональное искусство и как таковая не должна стоять между писателем и читателем, не означает, что есть только одно решение каждой типографской проблемы, что эстетика, вкус, личные суждения и воображение не могут найти места для выражение в типографской студии.

Тем не менее, существуют ограничения на то, что типограф может и не может делать; поскольку, помимо того, что это полезное искусство с общепринятым первым использованием передачи информации, типографика, по крайней мере, по трем причинам, является второстепенным искусством.

Во-первых, он вторичен в том смысле, что его основные материалы, алфавиты или другие подобные системы обозначений, с которыми он работает, не являются его собственным изобретением. Влияние этого факта на вид искусства очевидно. Вообще говоря, западное письмо или печать достигается за счет использования относительно небольшого количества отдельных букв, которые могут быть сгруппированы в почти бесконечное количество значимых перестановок.Даже несмотря на языковые различия, формы букв и шрифтов с одного языка на другой часто переносятся. Поскольку количество создаваемых изображений (букв) ограничено и полностью управляемо, работа шрифтового дизайнера становится менее сложной. Перенос языка делает возможным создание значимых типологий, эволюцию международных стилей и соглашений, а также развитие критериев и традиций вкуса, с помощью которых типографы улучшают свою работу.В результате можно с достаточной уверенностью сказать, что за немногим более 500 лет истории печати со времен Гутенберга было разработано не менее 8000, а очень вероятно, 10 000 или 11000 шрифтов. Таким образом, у практикующего типографа есть огромное количество типов на выбор, и, поскольку лучшие из этих типов эволюционировали в рамках космополитических традиций и выдержали испытание многими людьми во многих местах на протяжении многих лет, есть внутри доступно несколько тысяч типов, многие из которых бесспорны.

Для сравнения, японский метод письма и печати включает в себя комбинацию систем - около 3000 кандзи (символы, основанные на китайских иероглифах), seicho (на основе написанной кистью Кана) и две группы фонетических символы ( хирагана и катакана ), каждый из которых состоит из 46 отдельных символов. Проблема индивидуального проектирования около 3000 символов, некоторые из которых невероятно сложны, - это не та проблема, которую многие дизайнеры могут преодолеть за всю жизнь.В результате у японских типографов было всего два шрифта на выбор: mincho , примерно эквивалент западного римского шрифта, и Gothic, функционально японский без засечек. В 1960-х группа японских дизайнеров разработала третий шрифт под названием Typos.

Японские шрифты

Три японских шрифта: (вверху) Gothic, (в центре) mincho и (внизу) Typos.

Предоставлено Visible Language, c / o Музей искусств Кливленда, Огайо

Во-вторых, типограф ограничен обычаями чтения, над которыми у него мало или совсем нет никакого эффективного контроля.Внешний вид книжной страницы, независимо от того, хорошо она или плохо спроектирована, в большей степени определяется тем фактом, что западные читатели начинают с левого верхнего угла страницы и читают вправо, строку за строкой, пока не дойдут до конца, чем это происходит по эстетическое желание дизайнера. Многих типографов уже давно привлекает чистый и лаконичный вид так называемого шрифта без засечек (две маленькие основы, на которых опираются вертикальные элементы строчной буквы «n», являются засечками, так же как и плита, указывающая назад над строчной буквой «i». »Или« l », а шрифты без засечек - это те, в которых такие украшения отсутствуют [ TI ]).Но трудность состоит в том, что почти каждое завершенное исследование показало, что шрифт без засечек труднее читать в тексте, чем шрифт с засечками. Вполне возможно, что если бы западные тексты печатались вертикально, от низа страницы до верха и читались вверх так, чтобы каждая буква занимала отдельную строку без горизонтальной связи с теми, что до и после нее, очевидное преимущество шрифтов с засечками в это отношение может исчезнуть.

Рассмотрим другой пример ограничений, наложенных на типографа необходимостью работы с правилами чтения, можно утверждать, что внешний вид печатной страницы изменился бы и одно из мелких неудобств чтения - «удвоение», при котором глаза заканчивают линию, затем возвращаются к левому краю и начинают ту же линию заново - можно исключить, если бы людей можно было убедить принять следующий образец чтения:

Типографика как искусство связано с дизайном,

в организованные формы письма, выбор или

слов и предложений для размещения в блоках типа

.страница а при печати как

или

Типографика как искусство связано с дизайном,

otni dezinagro eb ot smrof rettel fo, noitceles ro

слов и предложений для размещения в блоках типа

.egap и nopu gnitnirp sa

Но факт, конечно же, заключается в том, что проблемы, связанные с получением принятия любого такого фундаментального изменения, как это, могут оказаться столь многочисленными и столь существенными, что исключают его дальнейшее рассмотрение кем-либо, кроме авторов типографских журнальных статей или учебников.Основные изменения в формате письменного текста, приписываемые типографу или, его более ранняя форма, типографу-типографу, были небольшими, хотя иногда и драматическими, как, например, в практике разделения следующих друг за другом предложений точками или разделения абзацев ( которые в рукописных рукописях были разделены только вставкой знака абзаца писца без начала новой строки или отступа).

В-третьих, было бы разумно назвать типографику второстепенным искусством, потому что, как типограф использует буквенные формы и правила чтения, над которыми он мало что мог контролировать, так и то, что он вносит, становится реальностью только благодаря вмешательству механики. процесс, который, по крайней мере, в 20-м веке, стал прерогативой типографа, так что типограф, по крайней мере, однажды практикует свое искусство, снятое с его конечной продукции.Яркий пример последствий такой ситуации, возможно, был замечен в первые годы компьютерных шрифтов, в которых, по мнению многих, большинство начертаний довольно ясно показывало, что они были разработаны специалистами, чьи первые способности не относились к области типография. И когда позже к этому процессу подключились типографы, они обнаружили, что им приходилось работать через экспертов по электронике, даже если в течение многих лет те, кто не мог вырезать свой собственный шрифт, были вынуждены работать через шрифтовые фонды.

Уже станет очевидно, что в худшем случае существует некоторая путаница и, по крайней мере, некоторое отсутствие единообразия в разговорах о типографах и типографике. Сами слова имеют относительно недавнее происхождение и использовались в их современном смысле осознанно только примерно с середины 20 века. Сложность, конечно же, заключается в самом процессе. Гутенберг был собственным типографом. На самом деле вполне может быть, что его главным личным вкладом в изобретение книгопечатания была разработка способа вырезания и отливки шрифта, чтобы после того, как форма буквы была зафиксирована, и подготовленные формы, каждая форма буквы могла быть воспроизведена. снова и снова в одном относительно простом процессе.Он также был издателем, который брал на себя риск капиталом при выборе и подготовке материалов для печати для продажи; Предположительно он был человеком, который разработал макет каждой страницы; он, возможно, выполнил все необходимое редактирование, и он наверняка либо напечатал, либо руководил помощником в печати готового продукта. С годами многие функции, которые вначале выполнял один человек, были разделены между несколькими. Довольно рано некоторые печатники нанимали мужчин, чтобы вырезать шрифт по их дизайну; другие наняли мужчин, чтобы разработать и вырезать шрифт; некоторые предлагали свои услуги по найму другим, которые стали возвещателями; редакторы были отделены от процесса, хотя и не всегда, от ролей, принимающих решения при появлении конечного продукта.После появления томов в переплете возникли тенденции, которые в конечном итоге привели к созданию дизайнеров переплетов как отдельных художников; стало нередко встретить людей, выполняющих услуги дизайнеров книг и, как таковых, ответственных за координацию и руководство работой шрифтовых дизайнеров, верстальщиков, переплетчиков - всех, кто каким-либо образом отвечал за внешний вид книги в целом . Ситуация стала еще более омраченной из-за большого разнообразия практики в отношении статуса каждого из лиц, выполняющих одну или несколько, а в некоторых случаях все эти функции.Они могут быть профессионалами, нанятыми для печати на одном проекте; они могут быть штатными сотрудниками корпоративной типографии; в очень редких случаях они могут быть одним художником-мастером-покровителем, выполняющим все функции в операциях (обычно обязательно небольших), сознательно посвященных производству «прекрасных книг».

В скобках важно отметить, что в целом основные примеры действительно прекрасной типографики - значительные разработки, открывшие возможности для улучшения типографского искусства, и, фактически, преобладание типографских примеров, представленных как выдающиеся - были выпущены издателем, типографом и типографом, работающими в рамках обычных повседневных требований своей обычной деятельности.Такое заявление, однако, не должно восприниматься как отрицание выдающихся услуг, оказываемых лучшей работой так называемых частных типографий и ценных демонстрационных томов, выпущенных в ограниченном количестве крупными изданиями, такими как Cambridge University Press в Англии, в Англии. удерживая, чтобы увидеть лучшее, на что способно судно, и, таким образом, служить образцом для самого корабля.

матейлатин / Гутенберг: значимый стартовый набор для веб-типографики.

Gutenberg - это гибкий и простой в использовании стартовый набор веб-типографики для веб-дизайнеров и разработчиков.Это небольшой шаг к лучшей типографике в Интернете. Красивые типографские стили можно создать, установив размер базового шрифта, высоту строки (интерлиньяж) и размер (максимальная ширина).

Гутенберг устанавливает базовую сетку, чтобы установить правильный вертикальный ритм, и следит за тем, чтобы все элементы вписывались в нее. Он настраивает макротипографику, чтобы вы могли сосредоточиться на микротипографических деталях.

Основа вашей типографики.

—The Smashing Magazine

Посмотреть пример | Прочтите Docs

Установка

Gutenberg построен с использованием Sass и Grunt.Для начала создайте или загрузите репозиторий.

npm install gutenberg-web-type

Почему Гутенберг?

Иоганнес Гутенберг изобрел печатный станок с подвижным шрифтом более 500 лет назад. Его изобретение улучшило читаемость книг и сделало возможным их массовое распространение. Его изобретение улучшило среду и подняло ее на новый уровень. Этот стартовый набор веб-типографики призван сделать то же самое для другого носителя - Интернета.

Авторы

Gutenberg - проект с открытым исходным кодом под лицензией Creative Commons 3.0. Не стесняйтесь использовать, адаптировать или вносить свой вклад.

История

Следите за обновлениями @gutenbergtype.

Гутенберг v1.2.3

4 октября 2016 г.

  • Исправлены мелкие ошибки,
  • обновил gruntfile.js

Гутенберг v1.2.2

22 августа 2016 г.

  • Добавлены значения по умолчанию в файл конфигурации

Гутенберг v1.2.1

1 июня 2016 г.

  • Улучшенный размер коробки,
  • исправлена ​​ошибка заголовка импорта

Гутенберг v1.2

31 мая 2016 г.

  • Структура папок проекта изменена и разбита на модули благодаря @marcobiedermann

Гутенберг v1.1

20 января 2016 г.

  • Код оптимизирован и упрощен за счет использования миксинов,
  • стиль горизонтальной линейки стал более гибким благодаря собственной конфигурации,
  • Attention Grabber - новый элемент,
  • котировки - альтернатива блочным котировкам; плавающий,
  • В
  • добавлена ​​возможность отступа абзаца.

Гутенберг v1.0

20 января 2016 г.

  • Включает основные элементы: заголовки, абзац, рисунок, цитата и цитата, горизонтальная линейка, код, подпункт, sup, ul, ol, small,
  • Сброс Гутенберга - на основе нормализации,
  • цвета заголовков, тела и ссылок,
  • две темы по умолчанию и настраиваемые параметры темы,
  • мобильный первый с точкой останова для настольных экранов,
  • размер на основе модульной шкалы Perfect Fifth,
  • fixImgHeight.js - небольшой и легкий скрипт, который изменяет размер изображений, чтобы они соответствовали базовой сетке.

История шрифта (с инфографикой)

Книги и другие печатные материалы легко принять как должное. Однако до изобретения печатного станка Иоганном Гутенбергом в середине 15 века книги писались от руки. Обычно они предназначались для элиты, хотя рост грамотности среди среднего класса увеличивал их спрос.

История шрифтов во многом определялась доступностью технологий на протяжении веков, начиная с печатной машины Гутенберга и кончая развитием цифровой типографики дизайнерами в 20-м и 21-м веках.

Книги для широких масс

Гутенберг понимал, что возможность массового производства книг быстро и дешево была прибыльной перспективой. Он использовал подвижные печатные машины, используемые в Восточной Азии, и винтовые печатные машины, используемые фермерами в Европе, чтобы разработать идею первого печатного станка.

Поскольку Гутенберг был ювелиром, он мог создавать прочные блоки с буквами, которые можно было использовать снова и снова. Хотя размещение букв на каждой странице могло занять целый день, страницу можно было бы распечатать столько раз, сколько необходимо, за этот день.

Формы букв

Гутенберга были основаны на каллиграфии Blackletter, которая использовалась для написания рукописей. Обратной стороной было то, что он ограничивал количество текста, которое могло уместиться на одной странице, создавая более длинные книги, которые требовали больше времени для настройки.

страницы из библии Гутенберга с оригинальным шрифтом Blackletter и декоративными иллюстрациями.

Гарнитуры для экономии места

Шрифты

Blackletter были первоначальным стандартом для печати, главным образом потому, что они имитировали почерк того времени.Но, как упоминалось выше, недостатком было то, что они занимали значительное место на странице.

В 1470 году Николас Дженсон понял, что более простые формы букв позволят уместить больше текста на одной странице, что приведет к уменьшению длины книг и более быстрой настройке. Он создал первый римский шрифт на основе Blackletter и итальянского гуманистического письма.

Ранний римский шрифт Дженсона был более обтекаемым, чем Blackletter, и экономил место на странице.

Шрифт Дженсона был первым, который был создан на основе типографских принципов, а не рукописных моделей.Его римский шрифт является основой для множества современных шрифтов, включая Centaur, созданный Брюсом Роджерсом в 1914 году, и Adobe Jenson, созданный Робертом Слимбахом в 1996 году.

В то время как шрифт Дженсона латинскими буквами экономил место на печатной странице, другие пытались сэкономить еще больше места, чтобы повысить эффективность печати книг. В 1501 году Альд Манутиус и Франческо Гриффо создали первый курсивный шрифт, который позволил разместить на странице еще больше текста. Первоначально он был изобретен для экономии места, но курсив все еще используется для выделения текста.

Пример раннего курсивного шрифта.

Повышение читаемости

Эффективность была не единственной проблемой, с которой столкнулись первые шрифтовые дизайнеры. Читаемость ранних шрифтов была не идеальной, особенно курсивный шрифт, используемый для экономии места.

В 1734 году Уильям Кэслон создал новый стиль шрифта, который включал больший контраст между штрихами в каждой форме буквы. Эти гарнитуры, которые теперь называются шрифтом «старого стиля», сделали формы букв более различимыми друг от друга, улучшив читаемость.

Ранний образец гарнитуры для гарнитур Уильяма Каслона, в том числе его римский шрифт.

Джон Баскервиль сделал шаг вперед в 1757 году, создав переходные гарнитуры с более четкими формами букв. Хотя он улучшал шрифт, чернила и печатные станки, его шрифт был чернее шрифта его современников. Дизайн Баскервилля подвергся критике из-за толщины штрихов. Один из его критиков даже зашел так далеко, что сказал, что его шрифт будет «нести ответственность за ослепление нации».Его шрифт потерпел неудачу с коммерческой точки зрения, но был возрожден в 20 веке, и с тех пор он был провозглашен «величайшим принтером, когда-либо созданным в Англии».

Образец гарнитуры раннего шрифта Баскервилля, включая курсивный вариант.

Внешний вид современных засечок

В 1780-х годах два шрифтовых дизайнера - Фирмин Дидо во Франции и Джамбаттиста Бодони в Италии - создали современные шрифты с засечками с резким контрастом между штрихами. На первый взгляд, шрифты очень похожи по внешнему виду и демонстрируют качество работы по литью металла, выполненной соответствующими компаниями, поскольку более тонкие штрихи требовали гораздо более высокого мастерства.

Между этими двумя шрифтами есть некоторые явные различия, в основном во внешнем виде и размещении определенных букв. Например, буква J в верхнем регистре в Bodoni простирается ниже базовой линии, а в Didot - на базовой линии. Удары на «3» в Бодони оба завершаются шарами, в то время как только верхний удар заканчивается мячом в Дидо.

Из-за сильного контраста между тонкими и толстыми штрихами в современных шрифтах с засечками, таких как Didot и Bodoni, они не самые читаемые шрифты при меньшем размере.Они лучше всего подходят для заголовков и отображения, хотя при высоком разрешении они могут подходить для основного текста.

Сравнение различных версий Бодони и Дидо.

Первый шрифт Slab Serif

Первый коммерчески доступный плоский шрифт с засечками или египетский шрифт, названный «Antique», появился в 1815 году и был разработан Винсентом Фиггинсом. Они привлекали больше внимания, чем более традиционные засечки. Основная характеристика шрифтов с плоскими засечками - отсутствие кривизны на них.

После того, как был выпущен первый шрифт с плоскими засечками, его популярность быстро выросла в начале 19 века, наряду с ростом печатной рекламы. Некоторые плоские засечки были разработаны специально для использования в больших размерах для печатных материалов, таких как плакаты. Это было отходом от более ранних крупномасштабных шрифтовых проектов, которые адаптировали существующие формы книжного типа.

Miller and Richard’s Oldstyle Antique, плита с засечками в египетском стиле со слегка закругленными засечками.

Благодаря масштабному рекламному дизайну появился первый шрифт без засечек.

Первое появление шрифта без засечек

Примерно в то же время, когда стал доступен первый шрифт с засечками, первый шрифт без засечек стал коммерчески доступным. Вильгельм Каслон IV разработал «Двухстрочный английский египетский», также известный как «египетский казлон», в 1816 году. Он быстро завоевал популярность, а реклама и другие печатные материалы начала 19 века выделялись своим использованием.

Пример египетского письма Каслона «Две строки» («две строки» относятся к высоте шрифта).

На шрифт

Sans serif повлияли буквенные обозначения, которые обычно использовались в классической древности, когда засеки были минимальными или отсутствовали полностью. В начале 1800-х годов египтомания захватила большую часть западного мира штурмом, и как типография, так и дизайн основывались на древнеегипетском искусстве и его блочном стиле букв.

Следующее значительное развитие шрифта без засечек произошло 100 лет спустя, когда Эдвард Джонстон разработал культовый шрифт для лондонского метрополитена, который используется до сих пор.

История шрифтов 20-го века

ХХ век принес еще более важные события в истории шрифтов. Первым шрифтовым дизайнером, работающим на полную ставку, был Фредерик Гауди, который начал свою карьеру в 1920-х годах. Он создал культовые шрифты, которые используются до сих пор, в том числе Copperplate Gothic и Goudy Old Style (на основе шрифтов старого стиля Дженсона).

В 1957 году Макс Мидинджер разработал Helvetica, возможно, самый культовый шрифт 20-го века. Другие минималистские шрифты были разработаны в 20 веке, в том числе Futura (разработанный Полом Реннером) и Optima (разработанный Германом Цапфом).

Цифровая типографика

Первый цифровой шрифт - Digi Grotesk - был разработан Рудольфом Хеллом в 1968 году. Ранние цифровые шрифты были растровыми, что приводило к неидеальной читаемости при малых размерах. В 1974 году были разработаны первые контурные (векторные) шрифты, которые улучшили читаемость при одновременном уменьшении размеров файлов.

К концу 1980-х годов были созданы шрифты TrueType, которые позволяли как компьютерным дисплеям, так и устройствам вывода, таким как принтеры, использовать один файл.В 1997 году были изобретены шрифты OpenType, которые позволили платформам Mac и ПК использовать один файл шрифта.

В том же году в CSS были включены первые в истории правила стилизации шрифтов, а в следующем году первая поддержка веб-шрифтов была добавлена ​​в Internet Explorer 4 (хотя в то время они не получили широкого распространения).

Эволюция шрифтов в Интернете

21 век принес значительный прогресс в области веб-шрифтов. В 2009 году был разработан формат открытого веб-шрифта (WOFF), который был добавлен к стандартному веб-стандарту W3C.Эта разработка проложила путь к широкому распространению веб-шрифтов в 2011 году, когда все основные браузеры, наконец, приняли поддержку WOFF.

Широкое распространение веб-шрифтов дает дизайнерам практически неограниченный выбор шрифтов.

Широко распространенная поддержка веб-шрифтов произвела революцию в цифровом дизайне, предоставив дизайнерам практически неограниченные возможности в веб-типографике и открыв новые тенденции, включая крупную типографику и использование контурных шрифтов.

Введение вариативных шрифтов в стандарте OpenType в 2016 году усилило революцию в веб-типографике.Переменные шрифты могут изменять размер и вес в зависимости от того, где они используются в дизайне, в одном файле шрифта. Эта гибкость означает использование меньшего количества файлов шрифтов, что приводит к более быстрой загрузке страницы.

Google Fonts позволяет людям показывать только вариативные шрифты в результатах поиска.

Что ждет типографику в будущем

Вариативные шрифты оказали значительное влияние на дизайн цифровых шрифтов, но в будущем еще есть возможности для появления новых тенденций и технологий.Одна из областей, где все еще отсутствуют многие гарнитуры, - это глобальный языковой охват. В то время как многие гарнитуры сосредоточены на латинских наборах символов, существуют и другие западные языки (например, греческий и кириллица), которые следует более широко включать в качестве стандарта в файлы шрифтов.

Некоторые области дизайна меняются и быстро развиваются, но типографика на протяжении веков развивалась медленнее. Одной из новых технологий, за которой стоит следить, является разработка цветных шрифтов в формате OpenType-SVG. Эти шрифты позволяют дизайнерам использовать несколько цветов в одном глифе.Хотя технология для этого существует уже несколько лет, она пока не получила широкого распространения. С другой стороны, веб-шрифты были технически возможны более десяти лет, прежде чем они получили широкое распространение.

Если история шрифтов и показала что-то, так это то, что типографика будет продолжать развиваться, чтобы удовлетворять потребности дизайнеров, новые форматы и читатели.

• • •

Дополнительная литература в блоге Toptal Design:

От печатной машины Гутенберга к адаптивному веб-дизайну

Кайла Адамс 20 декабря 2017 г.

В современном цифровом мире люди как никогда осведомлены о том, как им представляется контент.Контент - это основа коммерции, и знание того, как его разместить и организовать, является ключом к эффективной передаче вашего сообщения. Хотя типографика часто не рассматривается, она имеет решающее значение для характеристики и иллюстрации осознанного чувства. Игнорировать влияние, которое типографика оказывает на нашу глобальную визуальную культуру, означает полностью упускать из виду важную часть любого процесса презентации.

Типографика сама по себе является средством коммуникации; он работает, чтобы создать гармонию и установить информационную иерархию.Другими словами: типографика - это визуальный компонент любого письменного слова, и для того, чтобы определить, какие элементы будут работать с какими проектами, важно иметь некоторые знания о том, что сработало, а что не сработало в ходе развития этого искусства. форма.

На протяжении всей истории типографика находилась под влиянием технологических достижений и культурных сдвигов.Люди начали записывать письменное общение задолго до появления веб-сайтов, журналов и газет. Считается, что в процессе развития цивилизации, научившись передавать сложные концепции, шумеры разработали письменное слово в 3500 году до нашей эры. С этого момента египтяне начали использовать изображения и символы для представления устного слова, а к 1000 году до нашей эры финикийцы разработали самый первый алфавит (названный по первым двум греческим буквам: альфа и бета). С этого момента римляне начали экспериментировать с такими вещами, как использование заглавных букв, почерк и создание различных стилей букв.

«Важность книги как объекта, возможно, достигла своего апогея в средние века, когда иллюминированные рукописи были примерами мультимедийного письма в лучшем виде, в котором все элементы функционировали как символически, так и эстетически, определяя словесно-визуальное значение».

-Болтер Дж.

В средние века рукописи стали невероятно актуальными.Они были очень дорогими из-за сложности изготовления: их, конечно, нужно было писать от руки. Начали развиваться специализированные профессии, и благодаря этому процессу появился широкий спектр новых стилей письма. Так родилось искусство каллиграфии.

Пятнадцатый век принес с собой рождение Иоганнеса Гутенберга и стал поворотным моментом как для современного мира, так и для современной типографики. Изобретение печатного станка позволило использовать подвижные гарнитуры шрифтов, что позволило обычному человеку позволить себе письменное слово.В процессе проектирования печатного станка Гутенберг стал архитектором самого первого в мире шрифта: блэклетера.

Вскоре другие начали увлекаться новым искусством экспериментов с шрифтами. В 1470 году Николас Дженсон создал римский шрифт, который был более разборчивым, чем блэклеттер, и стал чрезвычайно популярным. В 1501 году Альд Мануций создал концепцию курсива, чтобы сэкономить деньги, поместив на страницу больше слов.Уильям Кэслон придумал то, что мы сейчас называем шрифтом «старого стиля», в 1734 году, продемонстрировав большую изысканность, характеризующуюся контрастом между толстыми и тонкими мазками и в целом более резким внешним видом.

Печатный станок позволил промышленной революции сосредоточиться на коммуникации с массами. Появились вывески, периодические издания и плакаты, и использование более смелых букв и штриховок становилось все более и более привлекательным.

Современные технологии позволяют графическим дизайнерам использовать широкий спектр инструментов для создания практически неограниченного набора типографских стилей, чему способствуют многочисленные шрифты, которые теперь доступны в Интернете для использования.Знание истории типографики полезно для определения того, как действовать в каждом отдельном проекте, и позволяет художнику понять, что работало в прошлом, а что нет.

Примеры тех, кто находится на переднем крае типографского дизайна, - это такие дизайнеры, как Питер Штеффен, которые бросают свежий взгляд на каждый новый проект. Опыт работы в индустрии спорта и уличного образа жизни очевиден по содержанию и стилю его работы.

Новиа Джонатан родом из Индонезии и является еще одним типографом, на которого следует обратить внимание, говоря о текущих событиях в типографике. Ее способность создавать плавные сценарии с уникальными элементами превращает искусство в изящное и энергичное место.

Дженнет Лиав, получившая работу в Nike, стала воплощением типографики 2017 года. Ее дизайн меняет то, как мир смотрит и воспринимает такие бренды, как Uber, Fox, Sony Pictures и даже Apple.Резкая, мечтательная, обтекаемая, ее работа определенно заслуживает внимания, чтобы оставаться в авангарде современной типографики.

Новые технологии и свежие стандарты продолжают придавать новое лицо типографике. По мере того, как это уникальное ремесло продолжает развиваться, инновации, знание прошлого и видение будущего - все это важные инструменты в любом наборе дизайнеров.


Кайла Адамс - менеджер проекта в Very Good Creative Co., маркетинговом агентстве, ориентированном на дизайн, базирующемся в Чилливаке, Британская Колумбия.Это растущая команда творческих людей, решающих проблемы, которые работают с амбициозными лидерами, предпринимателями и предприятиями над созданием красивых фирменных знаков, веб-сайтов, печатных материалов и многого другого. Передавайте привет на [email protected]

писем из ада: Гутенберг и как типографика похожа на музыку

Мне нужен крючок прямо сейчас, потому что, если вы много читали о типографике, вы, вероятно, даете мне только пара абзацев, чтобы привлечь ваше внимание.По крайней мере, я так отношусь к письмам. Многие шрифтовые эссе, несмотря на добрые намерения, изобилуют академическим нарциссическим максимализмом - иногда для того, чтобы скрыть, что на самом деле существует только параграф содержания или около того, иногда в попытке поднять письмо о типографике до красоты и вызывающей воспоминания тайны самого шрифта. Такая важная тема, которую так трудно передать, что иронично, поскольку сами слова заложены в теме. Но красота букв не имеет значения, если текст, который они передают, не имеет собственного веса.Верно и обратное: плохо набранная гениальная работа сделает произведение трудным для понимания, и читатель не будет винить шрифт, он обвинит писателя.

Типографика оказывает внутреннее и прямое влияние на всех, кто читает. Он может подавлять или усиливать ощущение чтения, не будучи сознательно заметным. Это достигается путем комбинирования определенных визуальных эффектов, которые перекликаются с культурными воспоминаниями, которые, надеюсь, подчиняются словам, которые они произносят. Подобно тому, как ваша любимая еда вкуснее на тонком фарфоре, чем на бумажных тарелках, выбор шрифта может радикально повлиять на смысл, но, надеюсь, останется незамеченным.Попытайтесь увещевать эту неопределимую магию словами, и с тем же успехом вы можете танцевать излишне цитируемый танец об архитектуре.

Все это очень плохо, потому что типографика, даже для тех, кто ее не знает или не очень заботится о ней, исторически и фактически весьма интересна, а для образованных людей мира - повсеместна и вездесуща. Готов поспорить, доллары на пончики, что вы знаете о типографике больше, чем думаете.

Начнем с лжи. Иоганн Гутенберг, аккредитованный отец книгопечатания, был должником человека по имени Иоганн Фуст.Фуст наблюдал, как он изобретает бесчисленное множество технологий, из которых состоит печать, а затем, когда Гутенберг почти закончил печатать свою знаменитую Библию из 42 строк, вошел Фуст и забрал все оборудование и книги. Гутенберг был лишен права выкупа.

Это все правда. Вот ложь: Фуст погрузил книги в скрипучую тележку и щелкнул поводьями, чтобы пони двинулись в путь. Он отвез их из Майнца в Париж (что вспоминает британского художника Тома Филлипса, у которого был сериал под названием «Я проехал на своем большом мерседесе из Штутгарта в Аид»), где его вызвали перед церковью после попытки продать свои Библии.Они утверждали, что ни один писец не сможет сделать такие идеальные копии книги. Чтобы перестать быть привязанным и убитым ужасными церковными способами 15-го века, Фуст должен был раскрыть свою технологию. Как только он это сделал, ему разрешили продать Библии и отвезти свою пустую тележку обратно в прекрасный Майнц с набитыми карманами. С этого события началась легенда о человеке в союзе с дьяволом. Дьявол дал ему великие таланты и технологии, и человек ценой своей души приобрел славу и богатство. Легенда распространилась, и где-то в повествовании кто-то вставил букву «А» сразу после буквы «Ф» в имени Фуста.

Типографы мне не раз рассказывали эту историю. Впервые я услышал это в классе шрифтов в школе дизайна, и для типографа это правдоподобная история, потому что шрифт, которым были напечатаны эти Библии, был прямой копией того, как писцы писали в то время. Это было похоже на каллиграфическую печать, на которой действительно было бы довольно сложно сделать несколько точных копий. Помните, как вы практиковали свою подпись, страница, покрытая десятками попыток, очень разных? Лучший писец в мире не мог каждый раз делать точные копии.Несомненно, церковь подумала бы, что чья-то рука дьявола помогла постановке. Фактически с тех пор типографии были полны демонических терминов, таких как ад, дьявол принтеров, а сама печать называлась черным искусством.

Шрифт, которым вы это читаете, - Times New Roman. Роман ссылается на тот факт, что он был получен из начертанных римскими буквами букв, таких как изысканный образец у основания колонны Траяна, который вдохновил шрифт под названием Trajan, который очень популярен среди кинодизайнеров, которые хотят придать серьезность.Но римляне не использовали строчные буквы (термин «нижний регистр»? Он из типографий. Маленькие буквы хранились в нижнем ящике - или «корпус» - заглавные в верхнем ящике). Эти строчные буквы были вдохновлены формами букв унциального стиля, которые использовали некоторые писцы, и не появлялись до тех пор, пока печать не распространилась в Италии в конце 15 века. Чтобы выразить это слишком тонко, когда Гутенберг создал метод создания идентичных свинцовых букв, он должен был решить, как, черт возьми, они будут выглядеть, без каких-либо приоритетов.

Единственный способ изготавливать книги в то время был в скриптории, где обученные писцы всю жизнь копировали рукописи на службу церкви. В крупнейших академических библиотеках мира в те дни было меньше книг, чем разрешено в вашем твите сегодня утром. Это было медленно, кропотливо, дорого (представьте себе стоимость найма квалифицированной рабочей силы на полный рабочий день для создания продукта. Вы бы купили книгу за такую ​​сумму?) И, вероятно, также неточно. Существовали стандартизированные шрифты, но всегда развивались каллиграфические стили.У книжников в Ирландии был совсем другой метод, чем у книжников в Германии. Если вы когда-либо работали с ремесленниками, вы знаете, что у каждого из них были свои мнения и методы относительно того, что является наиболее эстетичным, поэтому каждый писец рисовал эти буквы разными руками.

Гутенберг выбрал буквенную форму под названием Blackletter, в частности подмножество под названием Textualis или textura, которое очень плотно с четкими вертикальными отметками. Вы видели его или его варианты в нацистских фильмах, старых немецких газетах и ​​обложках блэк-металлистов.Подумайте о «готическом» шрифте, и вы, вероятно, его поняли (хотя этот термин является спорным для ботаников, его популярное использование, вероятно, вызовет правильный визуальный образ).

Textualis был популярен среди писцов по ряду причин: он был элегантным и вызывающим воспоминания, блок текста выглядел впечатляюще с красивой темной текстурой на странице. Также было быстрее писать, чем с некоторыми другими формами надписи. Кривых линий очень мало. Большинство букв оканчиваются отметками под углом 45 градусов.

Гутенберг выбрал свой сценарий, казалось бы, чтобы понравиться покупателям книг того времени, которые привыкли к этому виду.Он хотел, чтобы его недавно изобретенные процессы напоминали скрипторий, может быть, чтобы современные покупатели увидели ценность книги по сравнению с ценой ручной копии, или, может быть, это похоже на газетные веб-сайты, пытающиеся повторить внешний вид и функциональность газет. : они еще не знают лучшего.

Вот забавная вещь: Гутенберг сделал так много успехов, чтобы сделать это изобретение - метод изготовления шрифта, сплавы, использованные для его изготовления, метод связывания шрифта в «форму», сам пресс, чернила, - что писатели не обращайте особого внимания на форму букв.Потрясающая книга Джона Мэна Gutenberg: Как один человек переделал мир с помощью слов даже не имеет индексной записи «Типографика». Он говорит о методе, но не о форме. Типографика Гутенберга считается красивой, но заурядной. История гласит, что он не способствовал разговору о письмах; он просто копировал то, что было популярно в то время.

Но люди, это самый первый тип лида в мире! Это начало механической западной типографики. Это провоцирующий инцидент, имеющий прямую линию с формой танцующих пикселей перед вашими глазами.Вот почему Гутенберг - первый типограф. Вот почему также эта дэт-металлическая группа выбрала какой-нибудь шрифт Blackletter, чтобы наложить свою злобную обложку на перевернутую пентаграмму, отлитую из ржавого железа. Потому что буквы вызывают настроение и время. У них есть своя собственная форма и жизнь, за исключением разборчивости.

Это рождение типографики как профессии, сродни рождению записанной музыки. До того, как музыка могла быть записана и воспроизведена, музыкальные представления были услышаны один раз любым присутствующим, так же как типографские работы могли быть выполнены писцом только один раз и имели ограниченную аудиторию.После записи музыки одно выступление могло быть распространено и услышано миллионами людей. После Гутенберга один типограф мог создавать письма, которые могли бы читать миллионы людей.

Половина тысячелетия с момента изобретения печатной машины было усеяно инновациями. Каждая веха в этой долгой истории знаменует время созидания так же сильно, как импрессионизм отмечает Францию ​​конца 19-го века или ранний абстрактный экспрессионизм отмечает середину 20-го века в Нью-Йорке. Криминалистическая типографика в последние годы даже использовалась для опровержения отчета Los Angeles Times о расследовании, связывающего Пи-Дидди с убийством Тупака - отчеты ФБР, подкрепляющие это дело, оказались подделками благодаря мастерским шрифтовым дизайнерам Хефлеру и Фреру-Джонсу из Нью-Йорка. , работающий с The Smoking Gun .

Все это означает, что дизайнер-одиночка может нарисовать письмо, разместить его в своем блоге, и мир сразу же его увидит. Она является участником массового взрыва дизайна и типографики, а также участником долгого разговора. Каждый удар, который она делает, - это воспоминание об истории и прямая ода Гутенбергу, который взял написанные вручную буквы своего времени и превратил их в ведущих солдат, которые печатают, печатают, печатают и печатают, пятьсот пятьдесят четыре года и подсчет .

- - -

РЕСУРСЫ:

1.Посмотрите две копии Библии Гутенберга на веб-сайте Британской библиотеки: http://www.bl.uk/treasures/gutenberg/homepage.html

2. Документальный фильм Стивена Фрая « Машина, которая сделала нас » - отличный взгляд на Гутенберга и его достижения. Если вы находитесь в Англии, это транслирует BBC. Снаружи вы можете найти его на YouTube [http://www.youtube.com/watch?v=4Zqgs4iS76c]

3. Короткометражный фильм Goodie Bag Trajan is the Movie Font показывает, насколько Траян популярен среди кинодизайнеров: http: // www.goodiebag.tv/episodes/06_trajan_is_the_movie_font.htm

Будущее типографики

1452 год был годом охоты на ведьм и чумы. Дикие бандиты сеяли хаос по Европе, в то время как медицина, транспорт и наука находились в застое почти тысячелетие. Но на протяжении всего этого отчаяния в немецком городе Майнц пробивался луч надежды. Именно здесь обремененный долгами типограф с завидным именем Johannes Gensfleisch zur Laden zum Gutenberg неустанно работал над своим последним проектом.

Это была книга.

Хотя это была не просто книга, это была Библия; значительный по весу и ширине. Это была первая книга, которая была сделана с подвижным шрифтом, и поэтому она была первой, кто отказался от традиции писцов, когда книги писались от руки. Это не значит, что мастерская Гутенберга была особенно красивым местом - скорее всего, это была темная, вонючая и тесная комната. Тем не менее, настоящее чудо было вырезано, начерчено, освещено в жизнь, и именно здесь Гутенберг изобрел то, что мы теперь считаем книжными предметами.

Однако Библия Гутенберга сильно отличается от книг, которые мы читаем сегодня, и если мы внимательно рассмотрим сами тексты, то обнаружим более сложную историю в действии. Во-первых, многие издания его Библии были напечатаны на пергаменте (материал, сделанный из телячьей кожи). Во-вторых, книга была огромной и требовала серьезных упражнений, чтобы просто перенести фолиант из одной комнаты в другую. Его внутренности тоже странные - например, когда копия открыта, можно найти два монолитных столбца латинского текста, тянущиеся через каждую страницу.

Как Гутенберг и его типография создали эти своеобразные буквы из металла? Что ж, из судебных документов за годы, предшествовавшие печати этой 42-строчной Библии, есть упоминание о секретной машине, которую Гутенберг уничтожил, прежде чем его должники смогли ее завладеть. Печать в 15 веке была тайной деятельностью, и если кто-нибудь обнаружит процесс Гутенберга, он опасается, что потеряет все. Это также может объяснить, почему у нас такая фрагментированная история Йоханнеса и его мастерской.

Несмотря на это поразительное отсутствие доказательств, мы знаем, что Гутенберг объединил уже существующие технологии с созданием собственных инструментов. В процессе создания плаща и кинжала в его мастерской было три важнейших элемента: контрпунш и матрица, печатная форма и печатный станок.

1. Контршпиль и матрица

Крошечный кусок металла, известный как ответный удар, при помощи ножа должен был придать форму букве, но в обратном порядке. Высококвалифицированный перфоратор может потратить до дня или больше на изготовление одного пуансона в зависимости от его сложности и размера.Но после этого его плотно прижимали к другому бруску металла, называемому матрицей, форма которого была бы готова для типовой формы. Источник

2. Тип формы

Матрица фиксируется в форме, и расплавленный металл заливается сверху. Когда он остынет, принтер откроет форму и найдет внутри точную копию оригинального письма. И поскольку для каждой страницы, вероятно, потребуется более одной конкретной буквы, им придется сделать их очень много; чем быстрее они смогут продублировать букву, тем быстрее они смогут установить текст.

3. Печатный станок

Целый алфавит, отлитый из формы, будет установлен для формирования предложений и абзацев на лотке, а затем чернила будут нанесены на поверхность, прежде чем бумага будет нажата поворотом рычага. Выше показан пресс Бенджамина Франклина, и я включаю его сюда только потому, что меня шокирует, насколько он похож на эскиз Альбрехта Дюрера, сделанный в 1511 году.

Принимая во внимание, что контрпунш был вдохновлен работой ювелиров, а идея печатного станка, скорее всего, была заимствована из виноградников, подлинной новинкой Гутенберга стала печатная форма.И это был важный инструмент, который нужно было хранить в секрете, потому что на создание алфавита из металла могло уйти около года, но затем эти формы можно было легко воспроизвести в форме. Подумайте об этом так: печатная форма была маленькой машиной для клонирования, и как только Гутенберг сделал несколько копий каждой буквы, он мог эффективно напечатать книгу за небольшую часть стоимости.

В ходе этого инженерного и культурного синтеза преследовалась одна конкретная цель:

Идеал

[Гутенберга] заключался в том, чтобы сделать шрифт неотличимым от формального письма.Итак, цель типографики поначалу не имела ничего общего с шрифтом или дизайном: она была связана с экономией времени. Создание множества копий книг быстрее, чем они могли быть написаны, было целью типографики: ни больше, ни меньше.

Фред Смейерс, Counterpunch , pp.43

Похоже, что Гутенберг видел будущее типографики в воспроизведении того же формата и дизайна монашеских писцов, за исключением ускорения промежуточного процесса. Выбор формы букв, размера книги, ее полей - все это было результатом рассмотрения предыдущих примеров, сделанных писцами, и копирования каждого бита.Таким образом, даже с этими инструментами, доступными для них, Гутенберг и его сотрудники не смогли перенести книги из средневекового мира в эпоху Возрождения, которой они действительно принадлежали. Но что, если набор текста с помощью металла был совершенно отдельной дисциплиной от изготовления книги вручную? Что, если бы книгу можно было заново изобрести для новой эры? Этот акт измены распространился примерно через пятьдесят лет, но в 1452 году он уже начался. Пока Гутенберг развивал свою прессу в Майнце, другой очень важный персонаж этой истории родился в пятистах милях к югу в итальянской провинции Лацио; Альд Пий Мануций.

Примерно пятьдесят лет спустя, на рубеже XVI века, тайный метод печати Гутенберга просочился и распространился по всей Европе - к тому времени, когда Мануций стал взрослым, было напечатано почти двадцать миллионов книг. Как и Гутенберг, он вырос в богатой семье, где у него было формальное образование, состоящее из древнегреческого, его любимого языка, и латыни. Эта любовь к литературе и книгам привела к научной жизни, в которой он с комфортом обучал принцев, но в какой-то момент Альд оставил свою работу и переехал в культурный и коммерческий центр Венеции, где он сразу бросился в безжалостную торговлю книгой.

Знак отличия Aldine Press произошел от древнеримской поговорки: «festina lente» или «поспеши, медленно» .

Мануций переехал в Венецию и открыл собственную типографию, потому что его восхищение литературой было несомненным. Он считал, что книги - это больше, чем товар или художественный проект - они также могут архивировать и сохранять информацию для будущего. Фактически, коллекционер Скотт Клемонс утверждал, что Альд Манутиус и его Aldine Press были чем-то вроде современного архива.org:

Меня преследует одна противоречащая фактам история. А именно, история, в которой Альдуса никогда не существовало. […] Я думаю, что мир был бы неизмеримо беднее, если бы нужный человек, Альд Мануций, не оказался в нужном месте, в Венеции, […] в нужное время, в пятнадцатом веке.

Скотт Клемонс, Как Альд Мануций спас цивилизацию

Благодаря тому, что Aldine Press печатает древнегреческие произведения на языке оригинала, тексты, которые раньше были доступны только в хрупких рукописях, теперь имели больше шансов выжить.А печатая несколько сотен копий, пресса могла повторно использовать эти идеи и гарантировать, что они менее подвержены утерю из исторических записей. Но эта вера в сохранность была дополнена убеждением Альдуса, что читатель больше не должен быть привязан к столу, чтобы читать книгу. Если бы их можно было печатать только в меньшем формате, рассуждал Альдус, они могли бы поместиться в кармане читателя и путешествовать с ними, куда бы они ни пошли.

Затем Aldine Press начала отдавать предпочтение новому формату книги, Octavo, который был значительно меньше.

Я думаю, что Альдус осознал потенциал букмекерской конторы, поскольку ясно, что его команда поставила под сомнение формат книги и в процессе сомневалась, что книга на самом деле может быть. Они, конечно, тоже оценили красоту этого материала, но они были гораздо более готовы пойти на компромисс с его эстетикой в ​​угоду мобильности и поддержанию работоспособности типографии. Другими словами, целью типографики для Aldus и Aldine Press было сохранение культуры и знаний, содействие развитию литературы и, в конечном итоге, создание библиотеки без стен.

Книги, таблицы и путешествия во времени

Всякий раз, когда я думаю об Иоганнесе Гутенберге и Альдусе Манутиусе, я думаю о них вместе, сидящих за столом с открытыми перед ними книгами. Они критикуют работу друг друга. С одного конца стола Альд молча судит о весе Библии Гутенберга, в то время как Йоханнес ухмыляется и листает альдинское октаво на другом. На этой вымышленной встрече между ними разгорается спор: каково будущее книжного дизайна и каковы цели типографики? Красота или доступность?

Издательство Aldine Press сделало множество греческих шрифтов с правильными диакритическими знаками, как показано выше в первом томе Аристотеля .

Но давайте на мгновение представим себе другой стол.

На нем мы разместим все устройства и браузеры, доступные сегодня, до тех пор, пока мы не сможем каким-либо образом просмотреть все веб-сайты, которые только можно вообразить. Учитывая, что эта мысль нарушает законы пространства и времени, мы продолжим и нарушим их снова: на другом конце этой невероятно длинной таблицы мы поместим все сетевые устройства, которые могут быть доступны через пятьдесят лет в будущем. . Насколько сильно изменилось? Что мы видим? Какие вопросы мы хотели бы задать типографу, путешествующему во времени?

Что ж, вот что я хотел бы спросить: каково будущее типографики? И что готовит нам Интернет? Легко вспомнить последние тенденции в виртуальной и дополненной реальности, типографике дронов или обсудить, как плоский дизайн может завоевать мир.Но что меня действительно интересует, так это технологии и идеи, которые, вероятно, останутся в силе надолго. Какие инструменты нам следует искать, чтобы изменить то, как мы устанавливаем шрифт в Интернете, и как мы должны помнить об этих принципах типографики Алдина?

Однако, прежде чем мы попытаемся ответить на эти вопросы, мы сначала должны признать довольно серьезную проблему с сетью: веб ненавидит красивую типографику.

Обоснование и способность работать с сиротами и вдовами, сложные сеточные системы и простые базовые сетки; Перенести эти атрибуты печати в Интернет - сложная работа, и нам нужно много JavaScript, чтобы проанализировать текст и очистить его.Это типографские украшения, которыми печатники пользовались веками, так как же Интернет еще не догнал их? Что так долго? И почему Интернет ненавидит красивую типографику?

Есть несколько веских причин для этих разочарований и ограничений, но я думаю, что одержимость ими слишком сильно склоняется к спектру типографики Гутенберга, что мне нравится. Некоторые из этих функций появятся в браузерах, и потребуется много терпения, чтобы их дождаться, но идеальный контроль над веб-типографикой (и создание интерфейсов, которые соответствуют пикселям с точностью до ) - это приключение, которое приведет только к горе и безумию. .Фактически, борьба с ограничениями веб-типографики с помощью тысячи строк JavaScript раньше была героической, по крайней мере, я так считал. Но теперь я думаю, что мы должны идти на компромиссы в наших дизайнах, потому что наша задача как типографов - не создавать красивый интерфейс с самым элегантным набором, который только можно вообразить; Я думаю, что прежде чем мы сможем сделать типографику красивой, мы должны сначала сделать ее устойчивой .

В первую очередь это означает, что сеть не встает между нашим текстом и читателем.

Вот один пример: основная проблема веб-сайта заключается в том, что он полностью зависит от сети, чтобы начать чтение. Независимо от того, просмотрели ли мы веб-страницу или нет, наши браузеры будут постоянно пытаться получить новые данные, и если нет надежного сигнала, текст просто не появится.

К счастью, новый API под названием ServiceWorker поможет решить эту проблему. Это дает дизайнерам возможность кэшировать части веб-страницы, такие как изображения, шрифты и текст, так что, когда читатель возвращается, он может выбрать то место, где он прекратил читать, даже если он не в сети.Им по-прежнему понадобится сеть в первый раз, но процесс чтения станет немного более устойчивым в будущем. Фактически, этот самый веб-сайт использует ServiceWorker, и если вы войдете в режим полета или отключите сеть, а затем обновите эту страницу, вы все равно сможете видеть текст, как если бы вы были в сети, если ваш браузер поддерживает его.

Будущее типографики можно найти не в одних только новых буквах, а в серии инструментов, техник и возможностей, объединенных вместе.

Создание устойчивой и перспективной типографской системы для Интернета побуждает нас уделять приоритетное внимание слабым местам, которые могут быть обнаружены в сети.Но наша будущая типографика также потребует от нас переосмысления того, как мы рассматриваем сам процесс чтения - чтение - это сложное дело, и люди сканируют текст в самых разных обстоятельствах, и мы больше не ожидаем, что будем сидеть совершенно неподвижно в темноте и мрачный монастырь. Итак, как мы узнаем, действительно ли конкретная технология, такая как ServiceWorker, улучшает взаимодействие с пользователем, если мы мало знаем о самом акте чтения?

Типограф и учитель Индра Купфершмид однажды разделил читателей на два разных типа: мотивированные и немотивированные.Так полезно думать о читателях, потому что всякий раз, когда мы устанавливаем тип, мы должны спрашивать себя, стоит ли вообще реализовывать какую-либо функцию. Если у наших читателей есть желание закончить текст, то нам, вероятно, не понадобятся модные анимации или большой отображаемый текст. В качестве альтернативы, если читатель немотивирован, текст должен встать как можно выше и кричать изо всех сил.

Немотивированный читатель

  • Краткое, выборочное считывание
  • Несущественное содержание

Реклама, логотипы, плакаты и упаковка

Заинтересованный читатель

  • Длинное иммерсивное чтение
  • Важное содержание

Романы, новости, переписка и вывески

Для каких из этих двух ридеров мы разрабатываем? Знаком ли читатель с представленными идеями? Скорее всего, они узнают больше о продукте или услуге? Как мы поощряем правильное чтение? А сколько информации жизненно важно, сколько лишней? Наша будущая типографика должна будет удовлетворить обе эти группы читателей.

Но для всех будущих читателей есть две отдельные технологии шрифтов, которые начали набирать обороты в браузерах в последнее время: вариативные и цветные шрифты. И я считаю, что они сигнализируют об интересном сдвиге во верстке в Интернете. Начнем с того, что вариативные шрифты нацелены на значительное улучшение веб-производительности и предоставляют дизайнерам множество вариантов типографики. Поэтому вместо того, чтобы загружать каждый конкретный веб-шрифт один за другим, как мы это делаем сейчас, с переменным шрифтом мы можем загрузить один файл. Это означает, что в ближайшем будущем наши браузеры будут интерполировать все значения между полужирным и обычным шрифтами или тонкими и сжатыми значениями ширины и представят нам бесконечную комбинацию стилей между ними.

Мы сможем безнаказанно использовать гораздо более широкий диапазон ширины и стилей. Если раньше нам приходилось воздерживаться от использования большого количества различных весов, чтобы избежать длительного времени загрузки и сбоев в работе, вскоре мы сможем почти не обращать внимания на такие технические детали при принятии решений. Креативность, а не технические ограничения, будет определять выбор шрифта.

Роэль Нискенс, Вариативные шрифты: будущее (Интернет) Типа

Для тех, кто читает языки с латинскими алфавитами (например, английский, французский и итальянский), переменные шрифты повышают производительность, поскольку им не нужно загрузите несколько шрифтов, чтобы увидеть сложную типографику.А для многих дизайнеров они станут более тонким инструментом для набора текста. Но для читателей Интернета, говорящих на других языках, вариативная типографика впервые сделает веб-шрифты жизнеспособной реальностью. Это связано с тем, что для сложных языков файлы шрифтов могут быть гигантскими по сравнению с языком на основе латыни. Для этих читателей эта технология - это не просто незначительное улучшение производительности; вместо этого изменяемые шрифты предоставят им доступ к типографике, которую мы считаем само собой разумеющейся.

Хотя вариативные шрифты на самом деле являются улучшением спецификации OpenType, другая технология, которую я хотел бы обсудить, - цветные шрифты - это совершенно новый формат шрифтов: OpenType-SVG. Этот формат дает нам возможность перемещаться внутри глифов гарнитуры и раскрашивать их несколькими цветами вместо заливки одним цветом, которой мы в настоящее время ограничены. Поскольку на данный момент мы можем добавить только один цвет ко всем частям глифа, это сильно ограничивает способность типографа выразить идею с помощью текста.

Видите, как у шрифта выше есть два оттенка, один светлый и один темный? Это пример цветного шрифта Trajan Pro, который имеет множество опций для управления частями глифа внутри.

Но насколько цветные шрифты действительно изменят набор текста в Интернете? Думаю, немного. Однако, хотя сейчас это не выглядит особенно впечатляющим, это небольшой шаг к тому, чтобы дать нам контроль над глифами внутри шрифта - это поможет нам привлечь внимание и сделать отображаемый текст более убедительным, особенно когда другие шрифтовые дизайнеры начнут экспериментировать с этим. технологии тоже.Но чем это пригодится в будущем? Я начинаю верить, что это ставит под сомнение нашу концепцию того, на что способен отображаемый текст или как мы видим отдельные глифы в слове, а иногда технология полезна не из-за ее полезности, а из-за того, как она бросает вызов нашему мышлению. .

Последнее улучшение, которое я хочу здесь кратко обсудить, называется Grid Layout, которое является дополнением к спецификации CSS и обещает захватывающее будущее для размещения текста на веб-странице; установка столбцов, выравнивание объектов и изменение положения элемента на экране без изменения исходного порядка в разметке - это лишь некоторые из возможностей, которые он нам предоставляет.Это, вероятно, окажет большое влияние на наш процесс проектирования и разработки, но впервые в истории веб-разработки, наконец, станет возможным создавать сложные макеты, не прибегая к серии хаков.

Мне снились кошмары, когда я пытался воспроизвести некоторые примеры из Grid Systems Йозефа Мюллера-Брокманна с помощью CSS.

Если рассматривать их как отдельные, разрозненные технологии, несколько обновлений, о которых я говорил выше, не кажутся такими уж впечатляющими.Но когда ServiceWorker API, новые форматы шрифтов и Grid Layout объединяются, Интернет внезапно сильно отличается от того, что мы видим сегодня. Они сильно влияют как на мотивированных, так и на немотивированных читателей, делая Интернет более устойчивым к меняющимся ветрам неоднородного сетевого соединения. Но даже с этими технологиями, о которых я упоминал выше, Интернет всегда будет для нас диким и привередливым холстом, с которым мы можем работать; нам придется проявить изобретательность, помогая старым браузерам, не поддерживающим эти функции.Поэтому, хотя я не верю, что Интернет ненавидит красивую типографику, определенно существует противоречие между Интернетом и старой типографикой , где контроль над каждым элементом на странице был относительно простым и абсолютным.

Но есть более серьезные проблемы, чем то, все ли на странице идеально выровнено и собрано в гармонии с самым восхитительным соотношением. А как насчет тех вопросов, которые задавали нам Альдус и его Aldine Press?

Гравюра Яна Коллаерта I, сделанная около 1600 года, изображает шумные и тесные условия типографии.Источник: The Met

А как насчет доступности и сохранности текста? Обеспечение того, чтобы каждый мог просто читать текст в любом браузере, более важно, чем какие-либо типографские изюминки, которые мы можем реализовать. Помня об этом, всякий раз, когда мы сталкиваемся с новой функцией в Интернете, мы должны задаться вопросом, действительно ли она улучшит качество чтения.

Затем, если мы сосредоточимся на тех двух читателях, которых упомянул Индра, мы гарантируем, что не станем слишком циничными или догматичными в отношении безумных новых функций, которые могут повлиять на набор текста в Интернете.В прошлом я видел, как многие опытные типографы отвергают новые функции, которые им предоставляют браузеры, только для того, чтобы эти технологии стали жизненно важной частью того, что сейчас означает типографика в Интернете. Поэтому я думаю, что есть постоянный риск предположить, что типографика всегда будет работать привычным образом; оспаривание того, что мы знаем о типографике, - это первый шаг на пути к ее будущему.

Это самая красивая и интересная часть будущего типографики - будущее не одно, а много.Мы можем синтезировать конфликтующие технологии и предыдущие методы набора текста, или мы можем послушать вымышленные споры между двумя призрачными печатниками и представить, что могло бы произойти, если бы их идеи и навыки были объединены вместе.

Существуют бесконечные фьючерсов типографики, и возможности расширяются только тогда, когда нам становятся доступны новые браузеры, новые функции, новые устройства.

Автор: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *